Cлово "ДВА"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  
1. Волшебник
Входимость: 31. Размер: 83кб.
2. Дар. (страница 8)
Входимость: 25. Размер: 95кб.
3. Бледное пламя. Комментарии (страница 2)
Входимость: 25. Размер: 66кб.
4. Незавершенный роман
Входимость: 24. Размер: 114кб.
5. Дар. (страница 4)
Входимость: 20. Размер: 68кб.
6. Дар. (страница 9)
Входимость: 19. Размер: 72кб.
7. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 4)
Входимость: 19. Размер: 61кб.
8. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 3, глава 8)
Входимость: 18. Размер: 49кб.
9. Бледное пламя. Комментарии (страница 6)
Входимость: 18. Размер: 56кб.
10. Бледное пламя. Комментарии (страница 5)
Входимость: 18. Размер: 56кб.
11. Память, говори (глава 3)
Входимость: 17. Размер: 47кб.
12. Дар. (страница 2)
Входимость: 17. Размер: 83кб.
13. Бледное пламя. Комментарии (страница 3)
Входимость: 16. Размер: 61кб.
14. Лолита. (часть 2, главы 35-36)
Входимость: 16. Размер: 36кб.
15. Пнин. (глава 2)
Входимость: 16. Размер: 55кб.
16. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 42)
Входимость: 16. Размер: 42кб.
17. Бледное пламя. Комментарии (страница 4)
Входимость: 16. Размер: 62кб.
18. Сестры Вэйн
Входимость: 16. Размер: 33кб.
19. Событие. Пьеса в прозе
Входимость: 15. Размер: 46кб.
20. Дар. (страница 3)
Входимость: 15. Размер: 72кб.
21. Камера Обскура
Входимость: 15. Размер: 62кб.
22. Дар. (страница 6)
Входимость: 14. Размер: 67кб.
23. Память, говори (глава 6)
Входимость: 14. Размер: 40кб.
24. Под знаком незаконнорожденных. страница 12
Входимость: 14. Размер: 42кб.
25. Лолита. (часть 1, главы 15-17)
Входимость: 14. Размер: 25кб.
26. Бледное пламя. Комментарии (страница 7)
Входимость: 14. Размер: 66кб.
27. Память, говори (глава 9)
Входимость: 14. Размер: 38кб.
28. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 38)
Входимость: 14. Размер: 60кб.
29. Пнин. (глава 4)
Входимость: 13. Размер: 45кб.
30. Пнин. (глава 6)
Входимость: 13. Размер: 61кб.
31. Лолита. (часть 2, главы 1-2)
Входимость: 13. Размер: 54кб.
32. Память, говори (глава 13)
Входимость: 13. Размер: 43кб.
33. Лик
Входимость: 13. Размер: 45кб.
34. Лолита. (часть 2, главы 3-5)
Входимость: 12. Размер: 35кб.
35. Пнин. (глава 5)
Входимость: 12. Размер: 42кб.
36. Прозрачные вещи
Входимость: 12. Размер: 35кб.
37. Помощник режиссера
Входимость: 12. Размер: 35кб.
38. Защита Лужина. (глава 14)
Входимость: 12. Размер: 52кб.
39. Лолита. (часть 1, главы 10-11)
Входимость: 12. Размер: 49кб.
40. Пнин
Входимость: 12. Размер: 37кб.
41. Дар. (страница 10)
Входимость: 12. Размер: 65кб.
42. Бледное пламя. Комментарии
Входимость: 11. Размер: 61кб.
43. Лолита. (часть 2, главы 26-28)
Входимость: 11. Размер: 28кб.
44. Машенька. (страница 3)
Входимость: 11. Размер: 42кб.
45. Пнин. (глава 7)
Входимость: 11. Размер: 32кб.
46. Король, дама, валет. (глава 9)
Входимость: 11. Размер: 29кб.
47. Дар. (страница 5)
Входимость: 11. Размер: 67кб.
48. Король, дама, валет. (глава 5)
Входимость: 11. Размер: 31кб.
49. Дар. (страница 7)
Входимость: 11. Размер: 81кб.
50. Бледное пламя. Поэма в четырех песнях
Входимость: 11. Размер: 44кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Волшебник
Входимость: 31. Размер: 83кб.
Часть текста: которые ставлю мечтанию, в тех масках, которые придумываю ему, когда, в условиях действительности, воображаю незаметнейший метод удовлетворения страсти, есть спасительная софистика. Я карманный вор, а не взломщик. Хотя, может быть, на круглом острове, с маленькой Пятницей (не просто безопасность, а права одичания, или это - порочный круг с пальмой в центре?). Рассудком зная, что Эвфратский абрикос вреден только в консервах; что грех неотторжим от гражданского быта; что у всех гигиен есть свои гиены; зная, кроме того, что этот самый рассудок не прочь опошлить то, что иначе ему не дается... Сбрасываю и поднимаюсь выше. ЧтО, если прекрасное именно-то и доступно сквозь тонкую оболочку, то есть пока она еще не затвердела, не заросла, не утратила аромата и мерцания, через которые проникаешь к дрожащей звезде прекрасного? Ведь даже и в этих пределах я изысканно разборчив: далеко не всякая школьница привлекает меня, - сколько их на серой утренней улице, плотненьких, жиденьких, в бисере прыщиков или в очках, - *такие* мне столь же интересны в рассуждении...
2. Дар. (страница 8)
Входимость: 25. Размер: 95кб.
Часть текста: он его ставил ниже Захер-Мазоха и Шпильгагена. Он любил Беранже, как его любили средние французы. "Помилуйте, - восклицает Стеклов, - вы говорите, что этот человек был не поэтичен? Да знаете ли вы, что он со слезами восторга декламировал Беранже и Рылеева!" Его вкусы только окаменели в Сибири, - и по странной деликатности исторической судьбы, Россия за двадцать лет его изгнания не произвела (до Чехова) ни одного настоящего писателя, начала которого он не видел воочию в деятельный период жизни. Из разговоров с ним в Астрахани выясняется: "да-с, графский-то титул и сделал из Толстого великого-писателя-земли-русской": когда же к нему приставали, кто же лучший современный беллетрист, то он называл Максима Белинского. Юношей он записал в дневнике: "Политическая литература - высшая литература". Впоследствии пространно рассуждая о Белинском (Виссарионе, конечно), о котором распространяться, собственно, не полагалось, он ему следовал, говоря, что "Литература не может не быть служительницей того или иного направления идей", и что писатели "неспособные искренне одушевляться участием к тому, что совершается силою исторического движения вокруг нас... великого ничего не произведут ни в каком случае", ибо "история не знает произведений искусства, которые были бы созданы исключительно идеей прекрасного". Тому же Белинскому, полагавшему, что "Жорж Занд безусловно может входить в реестр имен европейских поэтов, тогда как помещение рядом имен Гоголя, Гомера и Шекспира оскорбляет и приличие и здравый смысл", и что "не только Сервантес, Вальтер Скотт, Купер, как художники по преимуществу, но и...
3. Бледное пламя. Комментарии (страница 2)
Входимость: 25. Размер: 66кб.
Часть текста: эти щиколки, говорил он, которые так близко сводила ее грациозная и волнообразная поступь,- это те самые "осторожные сокровища" из стихотворения Арнора, воспевающего мирагаль (деву миража), за которую "король мечтаний дал бы в песчаных пустынях времен триста верблюдов и три родника". On sбgaren wйrem tremkнn tri stбna Verbбlala wod gйv ut trн phantбna (Я пометил ударения.) Весь этот душещипательный лепет (по всем вероятиям, руководимый ее мамашей) на принца впечатления не произвел, он, следует повторить, относился к ней как к единокровной сестре, благоуханной и светской, с подкрашенным ротиком и с maussade{1}, расплывчатой, галльской манерой выражения того немногого, что ей желательно было выразить. Ее безмятежная грубость в отношениях с нервной и словообильной графиней казалась ему забавной. Он любил танцевать с ней - и только с ней. Ничто, ничто совершенно не вздрагивало в нем, когда она гладила его руку или беззвучно касалась чуть приоткрытыми губами его щеки, уже покрытой нагаром погубившего бал рассвета. Она, казалось, не огорчалась, когда он оставлял ее ради более мужественных утех, снова встречая его в потемках машины, в полусвете кабаре покорной и двусмысленной улыбкой привычно целуемой дальней кузины. Сорок дней - от смерти королевы Бленды до его коронации - были, возможно, худшим сроком его жизни. Матери он не любил, и безнадежное, беспомощное раскаяние, которые он теперь испытывал, выродились в болезненный физический страх перед ее призраком. Графиня, которая, кажется, была постоянно при нем, шелестя где-то поблизости, склонила его к посещению сеансов столоверчения, проводимых опытным американским медиумом, ...
4. Незавершенный роман
Входимость: 24. Размер: 114кб.
Часть текста: было для него только способом отвлечься от горя, но со временем переросло в самодовлеющую художественную манию), вдовец настолько вжился в Туле, что оно стало постепенно обретать самостоятельное существование. В первой главе Синеусов говорит между прочим, что перебирается с Ривьеры в Париж, на свою прежнюю квартиру; на самом же деле он переезжает в угрюмый дворец на дальнем северном острове. Искусство позволяет ему воскресить покойную жену в облике королевы Белинды - жалкое свершение, которое не приносит ему торжества над смертью даже в мире вольного вымысла. В третьей главе 'ей предстояло снова погибнуть от бомбы, предназначавшейся ее мужу, на Эгельском мосту, буквально через несколько минут после возвращения с Ривьеры. Вот, пожалуй, и все, что удается рассмотреть в пыли и мусоре моих давних вымыслов... Истинный читатель несомненно узнает искаженные отголоски моего последнего русского романа в книге "Под знаком незаконнорожденных" (1947) и особенно в "Бледном огне" (1962). Меня эти отзвуки слегка раздражают, но больше всего я сожалею о его незавершенности потому, что он, как кажется, должен был решительно отличаться от всех остальных моих русских вещей качеством расцветки, диапазоном стиля, чем-то не поддающимся определению в его мощном подводном течении..." (Цит. по: Набоков В. Рассказы. Приглашение на казнь. Эссе, интервью, рецензии.- М.: Книга, 1989-С. 501- 502). Глава 1. Ultima Thule Помнишь, мы как-то завтракали (принимали пищу) года за два до твоей смерти? Если, конечно, память может жить без головного убора. Кстатическая мысль: вообразим новейший письмовник. К безрукому: крепко жму вашу (многоточие). К покойнику: призрачно ваш. Но оставим эти виноватые виньетки. Если ты не помнишь, то я за тебя помню: память о тебе может сойти, хотя бы грамматически, за твою память, и ради крашеного слова...
5. Дар. (страница 4)
Входимость: 20. Размер: 68кб.
Часть текста: что это супруг, работая парой шпадлевидных отростков, налагает на супругу лепной пояс верности собственной выделки получающийся другим у каждого из видов этого рода, то лодочкой, то улиткой, то - как у редчайшего темно-пепельного orpheus Godunov - на подобие маленькой лиры. И как frontispiece к моему теперешнему труду мне почему-то хотелось бы выставить именно эту бабочку, - ах, как он говорил о ней, как вынимал из шести плотных треугольных конвертов шесть привезенных экземпляров, приближал к брюшку единственной самочки лупу, вставленную в глаз, - и как набожно его препаратор размачивал сухие, лоснистые, тесно сложенные крылья, чтобы потом гладко пронзить булавкой грудку бабочки, воткнуть ее в пробковую щель и широкими полосками полупрозрачной бумаги плоско закрепить на дощечках как-то откровенно-беззащитно-изящно распахнутую красоту, да подложить под брюшко ватку, да выправить черные сяжки, - чтобы она так высохла навеки. Навеки? В берлинском музее многочисленные бабочки отцовского улова так же свежи сегодня, как были в восьмидесятых, девяностых годах. Бабочки из собрания Линнея хранятся в Лондоне с восемнадцатого века. В пражском музее есть тот самый экземпляр популярной бабочки-атлас, которым любовалась Екатерина Великая. Отчего же мне стало так грустно? Его поимки, наблюдения, звук голоса в ученых словах, всг это, думается мне, я сберегу. Но это так еще мало. Мне хотелось бы с такой же относительной вечностью удержать то, что быть может я всего более любил в нем: его живую мужественность,...

© 2000- NIV