Cлово "МИСС"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  
1. Лолита. (часть 2, главы 10-13)
Входимость: 21.
2. Память, говори (глава 4)
Входимость: 11.
3. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 8)
Входимость: 8.
4. Лолита. (часть 2, главы 14-16)
Входимость: 7.
5. Пнин
Входимость: 7.
6. Лебеда
Входимость: 6.
7. Лолита. (часть 2, главы 3-5)
Входимость: 6.
8. Лолита. (часть 1, главы 23-25)
Входимость: 5.
9. Память, говори (глава 5)
Входимость: 5.
10. Другие берега. (глава 4)
Входимость: 4.
11. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 9)
Входимость: 4.
12. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 3, глава 5)
Входимость: 3.
13. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 21)
Входимость: 2.
14. Пнин. (глава 6)
Входимость: 2.
15. Пнин. (глава 2)
Входимость: 2.
16. Лолита. (часть 1, главы 21-22)
Входимость: 2.
17. Другие берега
Входимость: 2.
18. Другие берега. (глава 5)
Входимость: 2.
19. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 11)
Входимость: 2.
20. Лолита. (часть 1, главы 12-14)
Входимость: 2.
21. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 27)
Входимость: 2.
22. Память, говори
Входимость: 2.
23. Под знаком незаконнорожденных. страница 8
Входимость: 2.
24. Другие берега. (глава 3)
Входимость: 2.
25. Память, говори (глава 2)
Входимость: 2.
26. Лолита. (часть 2, главы 1-2)
Входимость: 2.
27. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 3, глава 2)
Входимость: 1.
28. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 14)
Входимость: 1.
29. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 39)
Входимость: 1.
30. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 19)
Входимость: 1.
31. Бледное пламя. Комментарии (страница 4)
Входимость: 1.
32. Лолита. (часть 1, главы 15-17)
Входимость: 1.
33. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 24)
Входимость: 1.
34. Лолита. (часть 2, главы 23-25)
Входимость: 1.
35. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 10)
Входимость: 1.
36. Память, говори (глава 7)
Входимость: 1.
37. Смотри на Арлекинов! (страница 3)
Входимость: 1.
38. Лолита. (часть 2, главы 31-34)
Входимость: 1.
39. Бледное пламя. Комментарии (страница 5)
Входимость: 1.
40. Лолита. (часть 1, главы 28-29)
Входимость: 1.
41. Лолита. (часть 1, главы 10-11)
Входимость: 1.
42. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 3, глава 7)
Входимость: 1.
43. Память, говори (глава 8)
Входимость: 1.
44. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 2)
Входимость: 1.
45. Лолита. (часть 2, глава 20-22)
Входимость: 1.
46. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 5)
Входимость: 1.
47. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 12)
Входимость: 1.
48. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 18)
Входимость: 1.
49. Сестры Вэйн
Входимость: 1.
50. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 3, глава 4)
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Лолита. (часть 2, главы 10-13)
Входимость: 21. Размер: 25кб.
Часть текста: готовила заданный урок, сося карандаш, развалясь поперек кресла и положив ноги через его ручку, л сбрасывал с себя все цепи педагогической сдержанности, отметал все наши ссоры, забывал все свое мужское самолюбие - и буквально на четвереньках подползал к твоему креслу, моя Лолита! Она тогда смотрела на меня взглядом, похожим на серый мохнатый вопросительный знак (говорящий с недоверием, с раздражением: "Как - уже опять?"); ибо ты ни разу не соизволила понять, что я способен, без каких-либо определенных намерений, нестерпимо хотеть уткнуться лицом в твою шотландскую юбочку, моя любимая! Боже мой - хрупкость твоих голых рук и ног, Боже мой, как тянуло меня сложить, обнять все четыре этих прозрачных, прелестных конечности, вроде как ноги сложенного жеребенка, и взять твою голову в мои недостойные руки, и подтянуть кверху кожу висков с обеих сторон, и поцеловать твои окитайченные глаза, и - "Ax, отстань от меня, старый павиан!", говорила ты. "Христа ради, прошу тебя, отстать от меня наконец!" И я вставал с пола, а ты смотрела, нарочитым дерганьем лица подржкая моему нервному тику. Но ничего, это не имеет значения, я всего лишь животное, ничего, будем продолжать зту жалкую повесть. 11 Как-то в понедельник, в одно декабрьское, кажется, утро, позвонила мисс Пратт и попросила меня приехать поговорить кое о чем. Я знал, что отметки Долли за последний месяц были неважные; но вместо того, чтобы удовлетвориться каким-нибудь правдоподобным объяснением вызова, я вообразил Бог знает какие ужасы и должен был подкрепить себя пинтой джинанаса, прежде чем решиться поехать в школу. Медленно, с таким чувством, будто весь состою из гортани и сердца, я взошел на плаху. Мисс Пратт, огромная, неряшливого вида женщина с седыми волосами, широким, плоским носом и маленькими глазками за стеклами роговых очков, попросила меня сесть, указав на плюгавый и унизительный пуф, меж тем как она сама...
2. Память, говори (глава 4)
Входимость: 11. Размер: 28кб.
Часть текста: яркий паточный сироп, golden syrup, наматывался блестящими кольцами на вращаемую ложку, а оттуда сползал на деревенским маслом намазанный хлеб. Бесконечная череда удобных, добротных изделий текла к нам из Английского Магазина на Невском: кексы, и нюхательные соли, и покерные карты, и вырезные картинки, и в полоску спортивные фланелевые пиджаки, и белые как тальк теннисные мячи. Я научился читать по-английски раньше, чем по-русски. Первыми моими английскими друзьями были незамысловатые герои грамматики: Ben, Dan, Sam и Ned. Много было какой-то смутной возни с установлением их личности и местопребывания – “Who is Ben?”, “He is Dan”, “Sam is in bed” и тому подобное. И хоть все это было сбивчиво и сухо (составителю мешала необходимость держаться – по крайности на первых порах – слов, состоявших не более чем из трех букв), мое воображение как-то управилось раздобыть необходимые данные. Туполицые, плоскоступые, замкнутые оболтусы, болезненно гордящиеся своими немногими орудиями (“Ben has an axe”), они вялой подводной походкой шагают вдоль самого заднего задника моей памяти; и вот, перед дальнозоркими моими глазами вырастают буквы грамматики, как безумная азбука на таблице у оптика. Классная пропитана солнцем. В запотевшей стеклянной банке несколько шипастых гусениц пасется на крапивных листьях (изредка выделяя интересные зеленые цилиндрики помета). Клеенка на круглом столе пахнет клеем. Мисс Клэйтон пахнет мисс Клэйтон. Кроваво-красный спирт в столбике...
3. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 8)
Входимость: 8. Размер: 16кб.
Часть текста: ладонь на его худое плечо. ­ О, привет В., – сказал он, глянув вверх. – Это мой брат – мисс Бишоп. Садись, располагайся поудобней. Она была неброско хороша: бледная, чуть веснущатая кожа, слегка впалые щеки, серые с голубизной близорукие глаза, узкий рот; в строгом сером платье с голубым шарфом и в маленькой треугольной шляпке. По-моему, волосы у нее были пострижены коротко. ­ А я как раз собирался тебе звонить, – сказал Себастьян, боюсь, не вполне искренне. – Я, видишь ли, всего на день сюда, к завтрему должен вернуться в Лондон. Закажешь что-нибудь? Они пили кофе. Клэр Бишоп, подрагивая ресницами, порылась в сумочке, нашарила платок и приложила его сначала к одной красноватой ноздре, затем к другой. ­ Насморк все хужеет, – сказала она и щелкнула замком. ­ О, прекрасно, – сказал Себастьян в ответ на мой очевидный вопрос. – Я, собственно, только что окончил роман, и вроде, издателю, которого я подыскал, он нравится – судя по его обнадеживающему письму. Похоже, он доволен даже названием, “Робин-дрозд дает сдачи”, – в отличие от Клэр. ­ По-моему, это звучит глупо, – сказала Клэр, – и потом, птица не может давать сдачи. ­ Это намек на известный детский стишок, – сказал, обращаясь ко мне, Себастьян. ­ И намек глупый, – сказала Клэр, – первое название было намного лучше. ­ Не знаю... Призма... Грань призмы... – пробормотал Себастьян, – это не совсем то, что мне требуется... Жаль, что Робин-дрозд так мало известен... ­ Название книги, – сказала Клэр, – должно передавать ее колорит, а не содержание. Это был первый и последний раз, что Себастьян говорил при мне о литературе. Редко, к тому же, видал я его в таком беззаботном расположении духа. Он выглядел ухоженным и крепким. На тонко очерченном белом лице с легкой тенью по щекам – он был из тех несчастливцев, что вынуждены бриться дважды в день, когда обедают вне дома, – не было и следа нездоровой тусклости, столь часто ему присущей. Довольно крупные,...
4. Лолита. (часть 2, главы 14-16)
Входимость: 7. Размер: 31кб.
Часть текста: голос мисс Ламперер спросил, приедет ли моя Эмма - то бишь Лолита - в следующий вторник: она пропустила два урока подряд - в прошлый вторник и нынче. Я сказал: "да, конечно приедет" - и продолжал игру. Как легко поверит читатель, мои способности теперь пошатнулись и через два-три хода я вдруг заметил, сквозь муть внешахматного страдания, что Гастон - ход был его - может завладеть моим ферзем; он это заметил тоже, но опасаясь западни со стороны заковыристого противника, долго не решался, и отдувался, и сопел, и тряс брылами, и даже взглядывал на меня украдкой, неуверенно пододвигая и опять вбирая пухлые, собранные в пучок пальцы, - безумно хотел взять эту сочную штуку, а не смел - и внезапно схватил ее (не научил ли его этот случай той опасной смелости, которую он потом стал выказывать в другой области?), и я провел скучнейший час, пока добился ничьей. Он допил свой коньяк и, немного погодя, ушел вразвалку, вполне довольный результатом (mon pauvre ami, je ne vous ai jamais revu et quoiqu'il у ait bien peu de chance que vous voyiez mon livre, permettez-moi de vous dire que je vous serre la main bien cordialement, et quc toutes mes fillettes vous saluent). Я нашел Долорес Гейз за кухонным столом, уплетающей клин торта и не отрывающей глаз от листка с ролью. Она подняла их навстречу моему взгляду, - в них была какая-то небесная пустота. Когда я заявил ей о своем открытии, она...
5. Пнин
Входимость: 7. Размер: 37кб.
Часть текста: "оксфорды", обошлись ему почти во столько же, во сколько вся остальная его одежда (включая и бандитский огненный галстук). До начала 40-х годов, в степенную европейскую пору его жизни, он всегда носил длинные кальсоны, окончанья которых заправлялись в опрятные шелковые носки умеренной расцветки и со стрелкой, державшихся на обтянутых бумазеей икрах при помощи подвязок. В те дни обнаружить хотя бы на миг белизну этих исподних, слишком высоко поддернув штанины, представлялось Пнину столь же постыдным, сколь появление перед дамами без воротничка и галстука; ибо даже когда увядшая мадам Ру - консьержка убогого доходного дома в шестнадцатом округе Парижа, где Пнин скоротал пятнадцать лет после бегства из ленинизированной России и завершения университетского образования в Праге, - поднималась к нему за платой, чопорный Пнин, если он еще был без faux col1, прикрывал горловую запонку целомудренной дланью. Все изменилось в пьянительной атмосфере Нового Света. Ныне, в пятьдесят два года, он был помешан на солнечных ваннах, носил спортивные рубашки и просторные брюки, укладывая же ногу на ногу, прилежно, намеренно и бесстыдно обнаруживал огромный кусок оголенной голени. Таким мог увидеть его попутчик; впрочем, исключая солдата, спавшего в одном конце вагона, и двух женщин, поглощенных дитятей в другом, весь вагон принадлежал Пнину. Пора ...

© 2000- NIV