Cлово "ТРИ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  
1. Дар. (страница 10)
Входимость: 17.
2. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 3, глава 8)
Входимость: 14.
3. Подлец
Входимость: 13.
4. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 4)
Входимость: 13.
5. Камера Обскура
Входимость: 12.
6. Дар. (страница 7)
Входимость: 11.
7. Бледное пламя. Комментарии
Входимость: 10.
8. Дар. (страница 9)
Входимость: 10.
9. Бледное пламя. Комментарии (страница 8)
Входимость: 9.
10. Дар. (страница 8)
Входимость: 9.
11. Бледное пламя. Комментарии (страница 2)
Входимость: 9.
12. Под знаком незаконнорожденных. страница 12
Входимость: 9.
13. Дар. (страница 5)
Входимость: 9.
14. Изобретение Вальса. Пьеса в прозе. Действие 2
Входимость: 9.
15. Дар. (страница 2)
Входимость: 8.
16. Лолита. (часть 2, главы 14-16)
Входимость: 8.
17. Дар
Входимость: 8.
18. Соглядатай
Входимость: 8.
19. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 5)
Входимость: 8.
20. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 3, глава 5)
Входимость: 8.
21. Память, говори (глава 5)
Входимость: 8.
22. Пнин. (глава 7)
Входимость: 7.
23. Бледное пламя. Комментарии (страница 6)
Входимость: 7.
24. Облако, озеро, башня
Входимость: 7.
25. Память, говори (глава 14)
Входимость: 7.
26. Память, говори (глава 13)
Входимость: 7.
27. Память, говори (глава 8)
Входимость: 7.
28. Память, говори (глава 10)
Входимость: 7.
29. Другие берега. (глава 13)
Входимость: 7.
30. Событие. Пьеса в прозе
Входимость: 7.
31. Пнин. (глава 4)
Входимость: 7.
32. Защита Лужина. (глава 14)
Входимость: 7.
33. Лолита. (часть 2, главы 1-2)
Входимость: 7.
34. Смотри на Арлекинов!
Входимость: 7.
35. Бахман
Входимость: 7.
36. Дар. (страница 6)
Входимость: 6.
37. Память, говори (глава 3)
Входимость: 6.
38. Пнин. (глава 6)
Входимость: 6.
39. Пнин. (глава 2)
Входимость: 6.
40. Приглашение на казнь. (страница 2)
Входимость: 6.
41. Бледное пламя. Комментарии (страница 4)
Входимость: 6.
42. Другие берега
Входимость: 6.
43. Дар. (страница 3)
Входимость: 6.
44. Бледное пламя. Комментарии (страница 5)
Входимость: 6.
45. Подвиг. (страница 4)
Входимость: 6.
46. Весна в Фиальте
Входимость: 6.
47. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 2)
Входимость: 6.
48. Приглашение на казнь. (страница 6)
Входимость: 6.
49. Бледное пламя. Комментарии (страница 3)
Входимость: 6.
50. Лолита. (часть 2, главы 35-36)
Входимость: 6.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Дар. (страница 10)
Входимость: 17. Размер: 65кб.
Часть текста: отдаленных точках, образующих магический треугольник вокруг (чьей?) добычи, виднеются среди стволов три неподвижных ловца, друг другу незнакомых: два молодых (этот ничком, тот на боку) и старый господин в жилете, с резинками на рукавах рубашки, плотно сидящий на траве, неподвижный, вечный, с грустными, но терпеливыми глазами; и казалось эти три ударяющих в одну точку взгляда наконец, с помощью солнца, прожгут дырку в черном купальном трико бедной немецкой девочки, не поднимающей маслом смазанных век. Он спускался на песчаный бережок озера и тут, в грохоте голосов, ткань очарования, которую он сам так тщательно свил, совсем разрывалась, и он с отвращением видел измятые, выкрученные, искривленные нордостом жизни, голые и полураздетые - вторые были страшнее - тела купальщиков (мелких мещан, праздных рабочих), шевелившихся в грязно-сером песке. Там, где береговая дорога шла вдоль этой узкой, темной губы озера, последняя была от дороги отделена кольями с замученной, провалившейся проволокой, и береговыми завсегдатаями особенно ценилось место около этих кольев - то ли потому, что на них удобно вешались штаны на своих подтяжках (а белье клалось на пыльную крапиву), то ли из-за смутно охранного ощущения ограды за спиной. Там же, где дорога поднималась выше, к озеру спускались грубо-песчаные скаты в заплатах стоптанной травы, и в различных по положению солнца наплывах пегой тени от буков и сосен, несдержанно сошедших вниз. Серые, в наростах и вздутых жилах, старческие ноги, какая-нибудь плоская ступня и янтарная, туземная мозоль, розовое, как свинья, пузо, мокрые, бледные от воды, хрипло-голосые подростки, глобусы грудей и тяжелые гузна, рыхлые, в голубых подтеках, ляжки, гусиная кожа, прыщавые лопатки кривоногих дев, крепкие шеи и ягодицы мускулистых хулиганов, безнадежная, безбожная тупость довольных лиц, возня, гогот, плеск - всг это сливалось в апофеоз того славного немецкого добродушия, которое с такой естественной легкостью может в любую минуту обернуться...
2. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 3, глава 8)
Входимость: 14. Размер: 49кб.
Часть текста: обожание грусть радуга Ван получил эту смелую каблограмму за завтраком в женевском “Манхаттан-Палас”, в субботу, 10 октября 1905 года и в тот же день перебрался на противоположный берег озера, в Монтру. Он поселился в обычном своем отеле “Les Trois Cygnes”. Маленький, хрупкий, почти мифически древний портье этой гостиницы помер еще когда Ван стоял здесь четыре года назад, и ныне взамен уважительной, загадочно замысловатой улыбки сухонького Жюльена, светившейся ровно лампа сквозь пергамент, старому растолстевшему Вану приветственно улыбнулось румяное круглое лицо прежнего коридорного, облачившегося ныне в сюртук. – Люсьен, – глядя поверх очков, сказал доктор Вин, – меня могут посещать, – о чем твоему предшественнику я мог бы и не говорить, – самые удивительные гости – маги, безумцы, дамы в масках, – que sais-je?, поэтому я ожидаю, что вся троица молчаливых лебедей явит чудеса сдержанности. Вот тебе предварительная награда. – Merci infiniment, – сказал портье, и Вана, как всегда, бесконечно тронула учтивая гипербола, наводящая на пространные философские размышления. Он занял два просторных покоя, 509-й и 510-й: старосветский салон с...
3. Подлец
Входимость: 13. Размер: 51кб.
Часть текста: и жили они на улице Св. Марка, черт знает где, в Моабите, что ли. Курдюмовы так и остались бедняками, а он и Берг с тех пор несколько разбогатели; теперь, когда в витрине магазина мужских вещей появлялся галстук, дымно цветистый,- скажем, как закатное облако,- сразу в дюжине экземпляров, и точь-в-точь таких же цветов платки,- тоже в дюжине экземпляров,- то Антон Петрович покупал этот модный галстук и модный платок, и каждое утро, по дороге в банк, имел удовольствие встречать тот же галстук и тот же платок у двух-трех господ, как и он, спешащих на службу. С Бергом одно время у него были дела, Берг был необходим. Берг звонил ему по телефону раз пять в день, Берг стал бывать у них,- и острил, острил,- боже мой, как он любил острить. При первом его посещении, Таня, жена Антона Петровича, нашла, что он похож на англичанина и очень забавен. "Антон, здравствуй!" - рявкал Берг, топыря пальцы и сверху, с размаху, по русскому обычаю, коршуном налетая на его руку и крепко пожимая ее. Был Берг плечист, строен, чисто выбрит, и сам про себя говорил, что похож на мускулистого ангела. Антону Петровичу он однажды показал старую, черную записную книжку: страницы были сплошь покрыты крестиками, и таких крестиков было ровным счетом пятьсот двадцать три. "Времен Деникина и покоренья Крыма,- усмехнулся Берг и спокойно добавил: - Я считал, конечно, только тех, которых бил наповал". И то, что Берг бывший офицер, вызывало в Антоне Петровиче зависть, и он не любил, когда Берг при Тане рассказывал о конных разведках и ночных атаках. Сам он был коротконог, кругловат и носил монокль, который в свободное...
4. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 4)
Входимость: 13. Размер: 61кб.
Часть текста: и Настоящее со всех постижимых сторон, являясь характерной чертой не Времени как такового, но органического упадка, прирожденного всякой вещи независимо от того, наделена она сознанием Времени или нет. Да, я знаю, что другие умирают, но это не относится к делу. Я знаю еще, что вы и, вероятно, я тоже появились на свет, но это отнюдь не доказывает, будто мы с вами прошли через хрональную фазу, именуемую Прошлым: это мое Настоящее, малая пядь сознания твердит, будто так оно и было, а вовсе не глухая гроза бесконечного бессознания, приделанная к моему рождению, происшедшему пятьдесят два года и сто девяносто пять дней назад. Первое мое воспоминание восходит к середине июля 1870 года, т.е. к седьмому месяцу моей жизни (разумеется, у большинства людей способность к сознательной фиксации проявляется несколько позже, в возрасте трех-четырех лет), когда однажды утром на нашей ривьерской вилле в мою колыбель обрушился огромный кусок зеленого гипсового орнамента, отодранный от потолка землетрясением. Сто девяносто пять дней, предваривших это событие, не следует включать в перцептуальное время по причине их неотличимости от бесконечного бессознания, и стало быть, в том, что касается моего разума и моей гордости таковым, мне сегодня (в середине июля 1922 года) исполнилось ровно пятьдесят два et trкve de mon style plafond peint. В подобном же смысле личного, перцептуального времени я вправе дать моему Прошлому задний ход, насладясь этим мигом воспоминания не в меньшей мере, чем рогом изобилия, из которого вывалился лепной ананас, самую малость промазавший мимо моей головы, и постулировать, что в следующий миг некий телесный или космический катаклизм может – не убить меня, но погрузить в состояние вечного ступора, принадлежащего к сенсационно новому для науки...
5. Камера Обскура
Входимость: 12. Размер: 62кб.
Часть текста: в азарт - распинает живьем и кромсает куда больше особей, чем в действительности ей необходимо. "Знаете что, - сказал он Горну, - вот вы так славно рисуете всякие занятные штучки для журналов; возьмите-ка и пустите, так сказать, на волны моды какого-нибудь многострадального маленького зверя, например, морскую свинку. Придумайте к этим картинкам шуточные надписи, где бы этак вскользь, легко упоминалось о трагической связи между свинкой и лабораторией. Удалось бы, я думаю, не только создать очень своеобразный и забавный тип, но и окружить свинку некоторым ореолом модной ласки, что и обратило бы общее внимание на несчастную долю этой, в сущности, милейшей твари". "Не знаю, - ответил Горн, - они мне напоминают крыс. Бог с ними. Пускай пищат под скальпелем". Но как-то раз, спустя месяц после этой беседы, Горн в поисках темы для серии картинок, которую просило у него издательство иллюстрированного журнала, вспомнил совет чувствительного физиолога - и в тот же вечер легко и быстро родилась первая морская свинка Чипи. Публику сразу привлекло, мало что привлекло - очаровало, хитренькое выражение этих блестящих бисерных глаз, круглота форм, толстый задок и гладкое темя, манера сусликом стоять на задних лапках, прекрасный крап, черный, кофейный и золотой, а главное - неуловимое прелестное - смешное нечто, фантастическая, но весьма определенная жизненность, - ибо Горну посчастливилось найти ту карикатурную линию в облике данного животного, которая, являя и подчеркивая все самое забавное в нем, вместе с тем как-то приближает его к образу человеческому. Вот и началось: Чипи, держащая в лапках череп грызуна (с этикеткой: Cavia cobaja) и восклицающая "Бедный Йорик!"; Чипи на лабораторном столе, лежащая брюшком вверх и пытающаяся делать модную гимнастику, - ноги за голову (можно себе представить, сколь многого ...

© 2000- NIV