Cлово "ВЕРАНДА"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ВЕРАНДЕ, ВЕРАНДЫ, ВЕРАНДУ, ВЕРАНДАМ

1. Пнин. (глава 5)
Входимость: 9.
2. Защита Лужина. (глава 4)
Входимость: 9.
3. Обида
Входимость: 7.
4. Лолита. (часть 1, главы 10-11)
Входимость: 7.
5. Другие берега. (глава 5)
Входимость: 6.
6. Память, говори (глава 5)
Входимость: 5.
7. Бледное пламя. Комментарии
Входимость: 3.
8. Дар. (страница 3)
Входимость: 3.
9. Лолита. (часть 2, главы 31-34)
Входимость: 3.
10. Машенька. (страница 3)
Входимость: 3.
11. Камера Обскура. (страница 7)
Входимость: 3.
12. Другие берега. (глава 3)
Входимость: 3.
13. Лолита. (часть 1, главы 15-17)
Входимость: 2.
14. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 24)
Входимость: 2.
15. Память, говори (глава 11)
Входимость: 2.
16. Память, говори (глава 12)
Входимость: 2.
17. Весна в Фиальте
Входимость: 2.
18. Красавица
Входимость: 2.
19. Лолита. (часть 1, главы 23-25)
Входимость: 2.
20. Подвиг
Входимость: 2.
21. Другие берега. (глава 6)
Входимость: 2.
22. Лолита. (часть 2, главы 3-5)
Входимость: 1.
23. Паломник
Входимость: 1.
24. Другие берега. (глава 4)
Входимость: 1.
25. Память, говори (глава 4)
Входимость: 1.
26. Память, говори (глава 3)
Входимость: 1.
27. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 6)
Входимость: 1.
28. Другие берега. (глава 8)
Входимость: 1.
29. Защита Лужина. (глава 8)
Входимость: 1.
30. Пнин. (глава 6)
Входимость: 1.
31. Пнин. (глава 2)
Входимость: 1.
32. Адмиралтейская игла
Входимость: 1.
33. Бледное пламя. Комментарии (страница 6)
Входимость: 1.
34. Лолита. (часть 1, главы 3-6)
Входимость: 1.
35. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 20)
Входимость: 1.
36. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 17)
Входимость: 1.
37. Бледное пламя. Комментарии (страница 5)
Входимость: 1.
38. Лолита. (часть 1, главы 28-29)
Входимость: 1.
39. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 40)
Входимость: 1.
40. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 17)
Входимость: 1.
41. Дар. (страница 4)
Входимость: 1.
42. Лолита. (часть 1, главы 12-14)
Входимость: 1.
43. Бледное пламя. Комментарии (страница 2)
Входимость: 1.
44. Лик
Входимость: 1.
45. Событие. Пьеса в прозе
Входимость: 1.
46. Память, говори (глава 6)
Входимость: 1.
47. Машенька. (страница 2)
Входимость: 1.
48. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 8)
Входимость: 1.
49. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 31)
Входимость: 1.
50. Память, говори (глава 9)
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Пнин. (глава 5)
Входимость: 9. Размер: 42кб.
Часть текста: почти сплошь покрывали перила) мог любоваться морем зелени, состоящим из кленов, буков, пахучего тополя и сосны. Милях примерно в пяти к западу стройная белая колокольня метила место, на котором укоренился городишко Онкведо, некогда славный своими источниками. В трех милях к северу, на приречной прочисти у подножия муравчатого пригорка различались фронтоны нарядного дома (называемого розно: "Куково", "Дом Кука", "Замок Кука" или "Сосны" - его исконное имя). Вдоль южного отрога Маунт-Эттрик, просквозив Онкведо, уходила к востоку автострада штата. Многочисленные проселки и пешеходные тропы пересекали лесистую равнину, изображавшую треугольник, ограниченный довольно извилистой гипотенузой мощеного проселка, уклонявшегося из Онкведо на северо-восток - к "Соснам",- длинным катетом упомянутой автострады и коротким - реки, стянутой стальным мостом вблизи Маунт-Эттрик и деревянным у "Куково". Теплым пасмурным днем лета 1954 года Мэри или Альмира, или, уж коли на то пошло, Вольфганг фон Гете, коего имя вырезал вдоль балюстрады некий старомодный шутник, могли бы увидеть автомобиль, перед самым мостом свернувший с автострады и теперь бестолково тыкавшийся туда-сюда в лабиринте сомнительных дорог. Он продвигался опасливо и нетвердо и всякий раз что новая мысль посещала его осаживал, подымая за собою пыль, словно пес, кидающий задними лапами землю. Особе менее благодушной, нежели наш воображаемый зритель, могло бы, пожалуй, представиться, что за рулем...
2. Защита Лужина. (глава 4)
Входимость: 9. Размер: 30кб.
Часть текста: знаменитый Ниагарский водопад, ни голодающие индусские дети, толстопузые скелетики, ни покушение на испанского короля. Жизнь с поспешным шелестом проходила мимо, и вдруг остановка,- заветный квадрат, этюды, дебюты, партии. В начале летних каникул очень недоставало тети и старика с цветами,- особенно этого душистого старика, пахнувшего то фиалкой, то ландышем, в зависимости от тех цветов, которые он приносил тете. Приходил он обыкновенно очень удачно,- через несколько минут после того, как тетя, посмотрев на часы, уходила из дому. "Что ж, подождем",- говорил старик, снимая мокрую бумагу с букета, и Лужин придвигал ему кресло к столику, где уже расставлены были шахматы. Появление старика с цветами было выходом из довольно неловкого положения. После трех-четырех школьных пропусков обнаружилась неспособность тети играть в шахматы. Ее фигуры сбивались в безобразную кучу, откуда вдруг выскакивал обнаженный беспомощный король. Старик же играл божественно. Первый раз, когда тетя, натягивая перчатки, скороговоркой сказала: "я, к сожалению, должна уйти, но вы посидите, сыграйте в шахматы с моим племянником, спасибо за чудные ландыши",- в первый раз, когда старик сел и сказал со вздохом: "давненько не брал я в руки... ну-с, молодой человек,- левую или правую?"- в первый этот раз, когда через несколько ходов уже горели уши и некуда было сунуться,- Лужину показалось, что он играет совсем в другую игру, чем та, которой его научила тетя. Благоухание овевало доску. Старик называл королеву ферзем, туру - ладьей и, сделав смертельный для противника ход, сразу брал его назад, и, словно вскрывая механизм дорогого инструмента, показывал, как противник должен был сыграть, чтобы...
3. Обида
Входимость: 7. Размер: 20кб.
Часть текста: вороных, с блеском на толстых крупах и с чем-то необыкновенно женственным в долгих гривах, пышно похлестывая хвостами, бежала ровной плещущей рысью, и мучительно было наблюдать, как, несмотря на движение хвостов и подергивание нежных ушей, несмотря также на густой дегтярный запах мази от мух, тусклый слепень или овод с переливчатыми глазами навыкате присасывался к атласной шерсти. У кучера Степана, мрачного пожилого человека в черной безрукавке поверх малиновой рубахи, была крашеная борода клином и коричневая шея в тонких трещинках. Путе было неловко, сидя с ним рядом, молчать; поэтому он пристально смотрел на постромки, на дышло, придумывая любознательный вопрос или дельное замечание. Изредка у той или другой лошади приподнимался напряженный корень хвоста, под ним надувалась темная луковица, выдавливая круглый золотой ком, второй, третий, и затем складки темной кожи вновь стягивались, опадал вороной хвост. В коляске сидела, заложив нога на ногу, путина сестра, смуглая молодая дама (ей было всего девятнадцать лет, но она уже успела развестись), в светлом платье, в высоких белых сапожках на шнурках с блестящими черными носками и в широкополой шляпе, броса.вшей кружевную тень на лицо. У нее с утра настроение было дурное, и когда Путя в третий раз обернулся к ней, она в него нацелилась концом цветного зонтика и сказала: "Пожалуйста, не вертись!"...
4. Лолита. (часть 1, главы 10-11)
Входимость: 7. Размер: 49кб.
Часть текста: доме своих обедневших родственников по фамилии Мак-Ку, которые желали сдать верхний этаж, где до смерти своей чинно ютилась старая тетка. Он сказал, что у них две дочки, одна совсем маленькая, а другая двенадцати лет, и прекрасный сад невдалеке от прекрасного озера, и я сказал, что все это предвещает совершенно совершенное лето. Мы обменялись письмами, и я убедил господина МакКу, что не гажу в углах. Ночь в поезде была фантастическая: я старался представить себе со всеми возможными подробностями таинственную нимфетку, которую буду учить по-французски и ласкать по-гумбертски. Никто меня не встретил на игрушечном вокзальчике, где я вышел со своим новым дорогим чемоданом, и никто не отозвался на телефонный звонок. Через некоторое время, однако, в единственную гостиницу зелено-розового Рамздэля явился расстроенный, промокший Мак-Ку с известием, что его дом только что сгорел дотла - быть может, вследствие одновременного пожара, пылавшего у меня всю ночь в жилах. Мак-Ку объяснил, что его жена с дочками уехала на семейном автомобиле искать приюта на какой-то им принадлежавшей мызе, но что подруга жены, госпожа Гейз, прекрасная женщина, 342, Лоун Стрит, готова сдать мне комнату. Старуха, жившая как раз против госпожи Гейз, одолжила Мак-Ку свой лимузин, допотопную махину с прямоугольным верхом, которой управлял веселый негр. Я же подумал про себя, что раз исчезла...
5. Другие берега. (глава 5)
Входимость: 6. Размер: 38кб.
Часть текста: Показалась она мне огромной, и в самом деле она была очень толста. Вижу ее пышную прическу, с непризнанной сединой в темных волосах, три,- и только три, но какие! -морщины на суровом лбу, густые мужские брови над серыми - цвета ее же стальных часиков - глазами за стеклами пенсне в черной оправе; вижу ее толстые ноздри, зачаточные усы и ровную красноту большого лица, сгущающуюся, при наплыве гнева, до багровости в окрестностях третьего и обширнейшего ее подбородка, который так величественно располагается прямо на высоком скате ее многосборчатой блузы. Вот, готовясь читать нам, она придвигает к себе толчками, незаметно пробуя его прочность, верандовое кресло и приступает к акту усадки: ходит студень под нижнею челюстью, осмотрительно опускается чудовищный круп с тремя костяными пуговицами на боку, и напоследок она разом сдает всю свою колышимую массу камышовому сиденью, которое со страху разражается скрипом и треском. Зима, среди которой она приехала к нам, была единственной, проведенной нами в деревне, и все было ново и весело - и валенки, и снеговики, и гигантские синие сосульки, свисающие с крыши красного амбара, и запах мороза и смолы, и гул печек в комнатах усадьбы, где в разных приятных занятиях тихо кончалось бурное царство мисс Робинсон. Год, как известно, был революционный, с бунтами, надеждами, городскими забастовками, и отец правильно рассчитал, что семье будет покойнее в Выре. Правда, в окрестных деревнях были, как и везде, и хулиганы и пьяницы,- а в следующем году даже так случилось, что зимние озорники вломились в запертый дом и выкрали из киотов разные безделицы,- но в общем отношения с местными крестьянами были идиллические: как и...

© 2000- NIV