Cлово "ВЕЧЕР"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ВЕЧЕРА, ВЕЧЕРОМ, ВЕЧЕРАМ, ВЕЧЕРУ

1. Соглядатай
Входимость: 15.
2. Камера Обскура
Входимость: 14.
3. Дар. (страница 6)
Входимость: 11.
4. Пнин. (глава 6)
Входимость: 10.
5. Дар. (страница 3)
Входимость: 10.
6. Подвиг. (страница 3)
Входимость: 10.
7. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 38)
Входимость: 9.
8. Машенька. (страница 3)
Входимость: 7.
9. Подвиг. (страница 7)
Входимость: 7.
10. Незавершенный роман
Входимость: 6.
11. Защита Лужина. (глава 8)
Входимость: 6.
12. Бледное пламя. Комментарии (страница 4)
Входимость: 6.
13. Бледное пламя. Комментарии (страница 6)
Входимость: 6.
14. Дар. (страница 7)
Входимость: 6.
15. Дар. (страница 4)
Входимость: 6.
16. Память, говори (глава 12)
Входимость: 6.
17. Весна в Фиальте
Входимость: 6.
18. Встреча
Входимость: 6.
19. Память, говори (глава 10)
Входимость: 6.
20. Камера Обскура. (страница 2)
Входимость: 6.
21. Картофельный эльф
Входимость: 6.
22. Король, дама, валет. (глава 5)
Входимость: 6.
23. Подвиг
Входимость: 6.
24. Бахман
Входимость: 6.
25. Король, дама, валет. (глава 4)
Входимость: 5.
26. Бледное пламя. Комментарии
Входимость: 5.
27. Память, говори (глава 4)
Входимость: 5.
28. Дар. (страница 2)
Входимость: 5.
29. Помощник режиссера
Входимость: 5.
30. Пнин. (глава 2)
Входимость: 5.
31. Адмиралтейская игла
Входимость: 5.
32. Бледное пламя. Поэма в четырех песнях
Входимость: 5.
33. Дар. (страница 8)
Входимость: 5.
34. Бледное пламя. Комментарии (страница 2)
Входимость: 5.
35. Лик
Входимость: 5.
36. Другие берега. (глава 11)
Входимость: 5.
37. Бледное пламя. Комментарии (страница 3)
Входимость: 5.
38. Событие. Пьеса в прозе
Входимость: 5.
39. Отрывки, наброски пьес.
Входимость: 5.
40. Машенька. (страница 2)
Входимость: 5.
41. Смотри на Арлекинов! (страница 4)
Входимость: 5.
42. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 8)
Входимость: 5.
43. Подвиг. (страница 6)
Входимость: 5.
44. Король, дама, валет. (глава 3)
Входимость: 4.
45. Король, дама, валет. (глава 7)
Входимость: 4.
46. Пильграм
Входимость: 4.
47. Пнин. (глава 7)
Входимость: 4.
48. Сказка
Входимость: 4.
49. Дар
Входимость: 4.
50. Король, дама, валет. (глава 13)
Входимость: 4.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Соглядатай
Входимость: 15. Размер: 110кб.
Часть текста: их ясный взгляд внимательно переходил с моей дрожащей руки на бледно-серую, уже размазанную по ворсу пыльцу. Матильда бывала в гостях у их родителей и постоянно оставалась ужинать. Как-то раз шумел проливной дождь, ей дали зонтик, и она сказала: "Вот и отлично, большое спасибо, молодой человек меня проводит и принесет зонт обратно". С тех пор вошло в мои обязанности ее провожать. Она, пожалуй, нравилась мне, эта разбитная, полная, волоокая дама с большим ртом, который собирался в комок, когда она, пудрясь, смотрелась в зеркальце. У нее были тонкие лодыжки, легкая поступь, за которую многое ей прощалось. От нее исходило щедрое тепло, как только она появлялась, мне уже мнилось, что в комнате жарко натоплено, и, когда, отведя восвояси эту большую живую печь, я возвращался один среди чмоканья ртутного блеска безжалостной ночи, было мне холодно, холодно до омерзения. Потом приехал из Парижа ее муж и стал с ней бывать в гостях вместе, - муж как муж, я мало на него обратил внимание, только заметил его манеру коротко и гулко откашливаться в кулак, перед тем как заговорить, и тяжелую, черную, с блестящим набалдашником трость, которой он постукивал об пол, пока Матильда, восторженно захлебываясь, превращала прощание с хозяйкой в многословный монолог. Муж, спустя месяц, отбыл, и в первую же ночь, что я снова провожал Матильду, она предложила мне подняться к ней наверх, чтобы взять книжку, которую давно увещевала меня прочесть, - что-то по-французски о какой-то русской девице...
2. Камера Обскура
Входимость: 14. Размер: 62кб.
Часть текста: происхождение связано с вопросом о вивисекции. Художник Роберт Горн, проживавший в Нью-Йорке, однажды завтракал со случайным знакомым - молодым физиологом. Разговор коснулся опытов над живыми зверьми. Физиолог, человек впечатлительный, еще не привыкший к лабораторным кошмарам, выразил мысль, что наука не только допускает изощренную жестокость к тем самым животным, которые в иное время возбуждают в человеке умиление своей пухлостью, теплотой, ужимками, но еще входит как бы в азарт - распинает живьем и кромсает куда больше особей, чем в действительности ей необходимо. "Знаете что, - сказал он Горну, - вот вы так славно рисуете всякие занятные штучки для журналов; возьмите-ка и пустите, так сказать, на волны моды какого-нибудь многострадального маленького зверя, например, морскую свинку. Придумайте к этим картинкам шуточные надписи, где бы этак вскользь, легко упоминалось о трагической связи между свинкой и лабораторией. Удалось бы, я думаю, не только создать очень своеобразный и забавный тип, но и окружить свинку некоторым ореолом модной ласки, что и обратило бы общее внимание на несчастную долю этой, в сущности, милейшей твари". "Не знаю, - ответил Горн, - они мне напоминают крыс. Бог с ними. Пускай пищат под скальпелем". Но как-то раз, спустя месяц после этой беседы, Горн в поисках темы для серии картинок, которую просило у...
3. Дар. (страница 6)
Входимость: 11. Размер: 67кб.
Часть текста: сборничек своих стихов. Он очень медленно стал откупоривать пузырек с чернилами, - хотя в иные минуты, когда хотелось писать, пробка выскакивала, как из бутылки шампанского; Зина же, посмотрев на его теребившие пробку пальцы, поспешно добавила: "Только фамилью, - пожалуйста, только фамилью". Он расписался, хотел было поставить дату, но почему то подумал, что в этом она может усмотреть вульгарную многозначительность "Ну вот, спасибо", - сказала она и, дуя на страницу, вышла. Через день было воскресенье, и около четырех вдруг выяснилось, что она одна дома: он читал у себя, она была в столовой и изредка совершала короткие экспедиции к себе в комнату через переднюю, и при этом посвистывала, и в ее легком топоте была топографическая тайна, - ведь к ней прямо вела дверь из столовой. Но мы читаем и будем читать. "Долее, долее, как можно долее буду в чужой земле. И хотя мысли мои, мое имя, мои труды будут принадлежать России, но сам я, но бренный состав мой, будет удален от нее" (а вместе с тем, на прогулках в Швейцарии, так писавший, колотил перебегавших по тропе ящериц, - "чертовскую нечисть", - с брезгливостью хохла и злостью изувера). Невообразимое возвращение! Строй? Вот уж всг равно какой. При монархии - флаги да барабан, при республике - флаги да выборы... Опять прошла. Нет, не читалось, - мешало волнение, мешало чувство, что другой бы на его месте вышел к ней с непринужденными, ловкими словами; когда же он представлял себе, как сам выплывет и ткнется в столовую, и не будет знать, что сказать, то ему начинало хотеться, чтобы она скорее ушла, или чтоб вернулись домой Щеголевы. И в то самое мгновение, когда он решил больше не прислушиваться и нераздельно заняться Гоголем, Федор Константинович быстро встал и вошел в столовую. Она сидела у балконной двери и, полуоткрыв блестящие губы,...
4. Пнин. (глава 6)
Входимость: 10. Размер: 61кб.
Часть текста: ретивые первокурсники выписывать на поля библиотечных книг полезные примечания вроде "описание природы" или "ирония", а в прелестном издании стихов Малларме какой-то особенно вдумчивый толкователь уже подчеркнул фиолетовыми чернилами трудное слово oiseaux и нацарапал поверху "птицы". Снова осенние ветра облепили палой листвой бок решетчатой галереи, ведущей от Гуманитарных Наук к Фриз-Холлу. Снова тихими вечерами запорхали над лужайками и асфальтом огромные янтарно-бурые данаиды, лениво дрейфуя к югу, свесив под крапчатыми телами не до конца поджатые сяжки. Колледж скрипел себе помаленьку. Усидчивые, обремененные беременными женами аспиранты все писали диссертации о Достоевском и Симоне де Бовуар. Литературные кафедры трудились, оставаясь под впечатлением, что Стендаль, Галсворти, Драйзер и Манн - большие писатели. Пластмассовые слова вроде "конфликта" и "образа" пребывали еще в чести. Как обычно, бесплодные преподаватели с успехом пытались "творить", рецензируя книги своих более плодовитых коллег, и как...
5. Дар. (страница 3)
Входимость: 10. Размер: 72кб.
Часть текста: Еще летал дождь, а уже появилась, с неуловимой внезапностью ангела, радуга: сама себе томно дивясь, розово-зеленая, с лиловой поволокой по внутреннему краю, она повисла за скошенным полем, над и перед далеким леском, одна доля которого, дрожа, просвечивала сквозь нее. Редкие стрелы дождя, утратившего и строй, и вес, и способность шуметь, невпопад, так и сяк вспыхивали на солнце. В омытом небе, сияя всеми подробностями чудовищно-сложной лепки, из-за вороного облака выпрастывалось облако упоительной белизны. "Ну вот, прошло, - сказал он вполголоса и вышел из-под навеса осин, столпившихся там, где жирная, глинистая, "земская" (какой ухаб был в этом прозвании!) дорога спускалась в ложбинку, собрав в этом месте все свои колеи в продолговатую выбоину, до краев налитую густым кофе со сливками. Милая моя! Образчик элизейских красок! Отец однажды, в Ордосе, поднимаясь после грозы на холм, ненароком вошел в основу радуги, - редчайший случай! - и очутился в цветном воздухе, в играющем огне, будто в раю. Сделал еще шаг - и из рая вышел. Она уже бледнела. Дождь совсем перестал, пекло, овод с шелковыми глазами сел на рукав. В роще закуковала кукушка, тупо, чуть вопросительно: звук вздувался куполком и опять - куполком, никак не разрешаясь. Бедная толстая птица вероятно перелетела дальше, ибо всг повторялось сызнова, вроде уменьшенного отражения (искала, что-ли, где получается лучше, грустнее?). Громадная, плоская на лету бабочка, иссиня-черная с белой перевязью, описав сверхестественно-плавную дугу и опустившись на сырую землю, сложилась, тем самым исчезла. Такую иной раз приносит, зажав ее обеими руками в картуз, сопящий крестьянский мальчишка. Такая взмывает из-под семенящих копыт примерной докторской поньки, когда доктор, держа на коленях почти ненужные вожжи, а то просто прикрутив их к передку, задумчиво едет...

© 2000- NIV