Cлово "ВИД"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ВИДУ, ВИДЕ, ВИДА, ВИДОМ

1. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 4)
Входимость: 14.
2. Незавершенный роман
Входимость: 13.
3. Соглядатай
Входимость: 12.
4. Дар. (страница 4)
Входимость: 12.
5. Память, говори (глава 6)
Входимость: 11.
6. Волшебник
Входимость: 11.
7. Бледное пламя. Комментарии (страница 4)
Входимость: 11.
8. Дар. (страница 7)
Входимость: 10.
9. Примечания к стихам из разных сборников
Входимость: 10.
10. Память, говори (глава 10)
Входимость: 9.
11. Истребление тиранов
Входимость: 9.
12. Дар
Входимость: 9.
13. Дар. (страница 8)
Входимость: 9.
14. Бледное пламя. Комментарии (страница 3)
Входимость: 8.
15. Бледное пламя. Комментарии
Входимость: 8.
16. Лолита. (часть 2, главы 35-36)
Входимость: 8.
17. Дар. (страница 2)
Входимость: 8.
18. Другие берега. (глава 8)
Входимость: 8.
19. Пнин. (глава 4)
Входимость: 8.
20. Под знаком незаконнорожденных. страница 4
Входимость: 8.
21. Дар. (страница 3)
Входимость: 8.
22. Память, говори (глава 8)
Входимость: 8.
23. Под знаком незаконнорожденных. страница 6
Входимость: 7.
24. Пильграм
Входимость: 7.
25. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 16)
Входимость: 7.
26. Защита Лужина. (глава 14)
Входимость: 7.
27. Дар. (страница 9)
Входимость: 7.
28. Изобретение Вальса. Пьеса в прозе
Входимость: 7.
29. Приглашение на казнь. (страница 2)
Входимость: 7.
30. Бледное пламя. Комментарии (страница 6)
Входимость: 7.
31. Дар. (страница 5)
Входимость: 7.
32. Лолита. (часть 2, главы 1-2)
Входимость: 7.
33. Другие берега. (глава 6)
Входимость: 7.
34. Другие берега. (глава 13)
Входимость: 6.
35. Прозрачные вещи
Входимость: 6.
36. Под знаком незаконнорожденных
Входимость: 6.
37. Другие берега. (глава 10)
Входимость: 6.
38. Картофельный эльф
Входимость: 6.
39. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 42)
Входимость: 6.
40. Смотри на Арлекинов! (страница 3)
Входимость: 6.
41. Камера Обскура
Входимость: 6.
42. Приглашение на казнь. (страница 7)
Входимость: 6.
43. Лолита. (часть 2, главы 17-19)
Входимость: 6.
44. Дар. (страница 10)
Входимость: 6.
45. Приглашение на казнь
Входимость: 6.
46. Память, говори (глава 13)
Входимость: 6.
47. Бледное пламя. Комментарии (страница 2)
Входимость: 6.
48. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 39)
Входимость: 5.
49. Событие. Пьеса в прозе
Входимость: 5.
50. Лолита. (часть 2, глава 20-22)
Входимость: 5.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 4)
Входимость: 14. Размер: 61кб.
Часть текста: Времени или нет. Да, я знаю, что другие умирают, но это не относится к делу. Я знаю еще, что вы и, вероятно, я тоже появились на свет, но это отнюдь не доказывает, будто мы с вами прошли через хрональную фазу, именуемую Прошлым: это мое Настоящее, малая пядь сознания твердит, будто так оно и было, а вовсе не глухая гроза бесконечного бессознания, приделанная к моему рождению, происшедшему пятьдесят два года и сто девяносто пять дней назад. Первое мое воспоминание восходит к середине июля 1870 года, т.е. к седьмому месяцу моей жизни (разумеется, у большинства людей способность к сознательной фиксации проявляется несколько позже, в возрасте трех-четырех лет), когда однажды утром на нашей ривьерской вилле в мою колыбель обрушился огромный кусок зеленого гипсового орнамента, отодранный от потолка землетрясением. Сто девяносто пять дней, предваривших это событие, не следует включать в перцептуальное время по причине их неотличимости от бесконечного бессознания, и стало быть, в том, что касается моего разума и моей гордости таковым, мне сегодня (в середине июля 1922 года) исполнилось ровно пятьдесят два et trкve de mon style plafond peint. В подобном...
2. Незавершенный роман
Входимость: 13. Размер: 114кб.
Часть текста: уже не возвращался. За вычетом двух глав и нескольких заметок эту незаконченную вещь я уничтожил. Первая глава, под названием "Ultima Thule", появилась в печати в 1942 году... Глава вторая, "Solus Rex", вышла ранее... Быть может, закончи я эту книгу, читателям не пришлось бы гадать: шарлатан ли Фальтер? Подлинный ли он провидец? Или же он медиум, посредством которого умершая жена рассказчика пытается донести смутный абрис фразы, узнанной или неузнанной ее мужем. Как бы то ни было, ясно одно: создавая воображаемую страну (занятие, которое поначалу было для него только способом отвлечься от горя, но со временем переросло в самодовлеющую художественную манию), вдовец настолько вжился в Туле, что оно стало постепенно обретать самостоятельное существование. В первой главе Синеусов говорит между прочим, что перебирается с Ривьеры в Париж, на свою прежнюю квартиру; на самом же деле он переезжает в угрюмый дворец на дальнем северном острове. Искусство позволяет ему воскресить покойную жену в облике королевы Белинды - жалкое свершение, которое не приносит ему торжества над смертью даже в мире вольного вымысла. В третьей главе 'ей предстояло снова погибнуть от бомбы, предназначавшейся ее мужу, на Эгельском мосту, буквально через несколько минут после возвращения с Ривьеры. Вот, пожалуй, и все, что удается рассмотреть в пыли и мусоре моих давних вымыслов... Истинный читатель несомненно узнает искаженные отголоски моего последнего русского романа в книге "Под знаком...
3. Соглядатай
Входимость: 12. Размер: 110кб.
Часть текста: так на меня действовало, что я странно, на отлете, держал папиросу, словно впервые курил, и все ронял пепел к себе на колени, и тогда их ясный взгляд внимательно переходил с моей дрожащей руки на бледно-серую, уже размазанную по ворсу пыльцу. Матильда бывала в гостях у их родителей и постоянно оставалась ужинать. Как-то раз шумел проливной дождь, ей дали зонтик, и она сказала: "Вот и отлично, большое спасибо, молодой человек меня проводит и принесет зонт обратно". С тех пор вошло в мои обязанности ее провожать. Она, пожалуй, нравилась мне, эта разбитная, полная, волоокая дама с большим ртом, который собирался в комок, когда она, пудрясь, смотрелась в зеркальце. У нее были тонкие лодыжки, легкая поступь, за которую многое ей прощалось. От нее исходило щедрое тепло, как только она появлялась, мне уже мнилось, что в комнате жарко натоплено, и, когда, отведя восвояси эту большую живую печь, я возвращался один среди чмоканья ртутного блеска безжалостной ночи, было мне холодно, холодно до омерзения. Потом приехал из Парижа ее муж и стал с ней бывать в гостях вместе, - муж как муж, я мало на него обратил внимание, только заметил его манеру коротко и гулко откашливаться в кулак, перед тем как заговорить, и тяжелую, черную, с блестящим набалдашником трость, которой он постукивал об пол, пока Матильда, восторженно захлебываясь, превращала прощание с хозяйкой в многословный монолог. Муж, спустя месяц, отбыл, и в первую же ночь, что я снова провожал Матильду, она предложила мне подняться к ней наверх, чтобы взять книжку, которую давно увещевала меня прочесть, - что-то по-французски о какой-то русской девице Ариадне (*1). Шел, как обычно, дождь, вокруг фонарей дрожали ореолы, правая моя рука утопала в жарком кротовом меху, левая держала раскрытый зонтик, в который ночь била, как в барабан. Этот зонтик, - потом, в квартире у Матильды, - распятый вблизи парового отопления, все капал, капал, ронял ...
4. Дар. (страница 4)
Входимость: 12. Размер: 68кб.
Часть текста: И как frontispiece к моему теперешнему труду мне почему-то хотелось бы выставить именно эту бабочку, - ах, как он говорил о ней, как вынимал из шести плотных треугольных конвертов шесть привезенных экземпляров, приближал к брюшку единственной самочки лупу, вставленную в глаз, - и как набожно его препаратор размачивал сухие, лоснистые, тесно сложенные крылья, чтобы потом гладко пронзить булавкой грудку бабочки, воткнуть ее в пробковую щель и широкими полосками полупрозрачной бумаги плоско закрепить на дощечках как-то откровенно-беззащитно-изящно распахнутую красоту, да подложить под брюшко ватку, да выправить черные сяжки, - чтобы она так высохла навеки. Навеки? В берлинском музее многочисленные бабочки отцовского улова так же свежи сегодня, как были в восьмидесятых, девяностых годах. Бабочки из собрания Линнея хранятся в Лондоне с восемнадцатого века. В пражском музее есть тот самый экземпляр популярной бабочки-атлас, которым любовалась Екатерина Великая. Отчего же мне стало так грустно? Его поимки, наблюдения, звук голоса в ученых словах, всг это, думается мне, я сберегу. Но это так еще мало. Мне хотелось бы с такой же относительной вечностью удержать то, что быть может я всего более любил в нем: его живую мужественность, непреклонность и независимость его, холод и жар его личности, власть над всем, за что он ни брался. Точно играючи, точно желая мимоходом запечатлеть свою силу на всем, он, там и сям выбирая предмет из области вне энтомологии, оставил след почти во всех отраслях естествоведения: есть...
5. Память, говори (глава 6)
Входимость: 11. Размер: 40кб.
Часть текста: в горноборовой зоне Колорадо. С семилетнего возраста все, что я чувствовал, завидя прямоугольник обрамленного солнечного света, подчинялось одной-единственной страсти. Первая моя мысль при блеске утра в окне была о бабочках, которых припасло для меня это утро. Началось все с довольно пустякового случая. На жимолости, нависшей поверх гнутого прислона скамьи, что стояла против парадного крыльца, мой ангел-наставник (чьи крылья, хоть и лишенные флорентийского ободка, очень походят на крылья Гавриила у Фра Анджелико) указал мне редкого гостя, великолепное, бледно-желтое животное в черных и синих ступенчатых пятнах, с киноварным глазком над каждой из парных черно-палевых шпор. Свешиваясь с наклоненного цветка и упиваясь им, оно слегка изгибало словно припудренное тельце и все время судорожно хлопало своими громадными крыльями. Я стонал от желания, острее которого ничего с тех пор не испытывал. Проворный Устин, который был швейцаром у нас в Петербурге, но по комического свойства причине (объясненной в другом месте) оказался тем летом в деревне, ухитрился поймать бабочку в мою фуражку, после чего ее вместе с фуражкой заперли в платяном шкапу, где, по благодушному домыслу Mademoiselle, пленнице полагалось за ночь умереть от нафталина. Однако когда на следующее утро Mademoiselle отперла шкап, чтобы взять что-то, мой махаон с мощным шорохом вылетел ей в лицо, затем устремился к растворенному окну, и вот, ныряя и рея, уже стал превращаться в золотую точку, и все продолжал лететь на восток, над тайгой и тундрой, на Вологду, Вятку и Пермь, а там – за суровый Урал, через Якутск и Верхнеколымск, а из Верхнеколымска – где он потерял одну шпору – к прекрасному острову Св. Лаврентия, и через Аляску на Доусон, и на юг, вдоль Скалистых Гор, где наконец, после...

© 2000- NIV