Cлово "ВОЗРАСТ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ВОЗРАСТЕ, ВОЗРАСТА, ВОЗРАСТУ, ВОЗРАСТОМ

1. Память, говори
Входимость: 8.
2. Другие берега
Входимость: 4.
3. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 4)
Входимость: 4.
4. Память, говори (глава 3)
Входимость: 3.
5. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 21)
Входимость: 3.
6. Память, говори (глава 6)
Входимость: 3.
7. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 8)
Входимость: 3.
8. Занятой человек
Входимость: 3.
9. Незавершенный роман
Входимость: 2.
10. Лолита. (часть 2, главы 3-5)
Входимость: 2.
11. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 24)
Входимость: 2.
12. Под знаком незаконнорожденных. страница 3
Входимость: 2.
13. Лолита. (часть 1, главы 28-29)
Входимость: 2.
14. Лолита. (часть 1, главы 10-11)
Входимость: 2.
15. Волшебник
Входимость: 2.
16. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 5)
Входимость: 2.
17. Память, говори (глава 9)
Входимость: 2.
18. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 3, глава 3)
Входимость: 2.
19. Под знаком незаконнорожденных. страница 11
Входимость: 2.
20. Под знаком незаконнорожденных. страница 2
Входимость: 1.
21. * * * ("Как объясню? Есть в памяти лучи")
Входимость: 1.
22. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 13)
Входимость: 1.
23. Знаки и символы
Входимость: 1.
24. Смотри на Арлекинов! (страница 5)
Входимость: 1.
25. Другие берега. (глава 4)
Входимость: 1.
26. Дар. (страница 2)
Входимость: 1.
27. Помощник режиссера
Входимость: 1.
28. Под знаком незаконнорожденных
Входимость: 1.
29. Лолита. (часть 2, главы 26-28)
Входимость: 1.
30. Пнин. (глава 6)
Входимость: 1.
31. Забытый поэт
Входимость: 1.
32. Что всякий должен знать? (эссе)
Входимость: 1.
33. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 4)
Входимость: 1.
34. Адмиралтейская игла
Входимость: 1.
35. Лолита. (часть 1, главы 15-17)
Входимость: 1.
36. Лолита. (часть 1, главы 3-6)
Входимость: 1.
37. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 7)
Входимость: 1.
38. Дар. (страница 7)
Входимость: 1.
39. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 20)
Входимость: 1.
40. Лолита. (часть 2, главы 23-25)
Входимость: 1.
41. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 10)
Входимость: 1.
42. Дар
Входимость: 1.
43. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 3)
Входимость: 1.
44. Защита Лужина. (глава 12)
Входимость: 1.
45. Другие берега. (глава 5)
Входимость: 1.
46. Пнин. (глава 3)
Входимость: 1.
47. Дар. (страница 4)
Входимость: 1.
48. Приглашение на казнь. (страница 4)
Входимость: 1.
49. Весна в Фиальте
Входимость: 1.
50. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 3, глава 7)
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Память, говори
Входимость: 8. Размер: 38кб.
Часть текста: расположившихся вокруг каменного садового столика) ошибочно обозначен в этой книге как Одиберти. В Америке, куда я перебрался 28 мая 1940-го года, “Mademoiselle O” была переведена покойной Хильдой Уорд на английский, пересмотрена мною и опубликована Эдвардом Уиксом в январском, 1943-го года, номере журнала “Атлантик Мансли” (ставшего также первым журналом, печатавшим мои, написанные в Америке, рассказы). Моя связь с “Нью-Йоркер” началась (при посредстве Эдмунда Уилсона) с напечатанного в апреле 1942-го года стихотворения, за которым последовали другие перемещенные стихи; однако первое прозаическое сочинение появилось здесь только 3 января 1948-го года, им был “Портрет Моего Дяди” (глава третья в окончательной редакции книги), написанный в июне 1947-го года в Коламбайн Лодж, Эстес-Парк, Колорадо, где мы с женой и сыном вряд ли смогли бы задержаться надолго, если бы призрак моего прошлого не произвел на Гарольда Росса столь сильного впечатления. Тот же самый журнал напечатал главу четвертую (“Мое Английское Образование”, 27 марта 1948), главу шестую (“Бабочки”, 12 июня 1948), главу седьмую (“Колетт”, 31 июля 1948) и главу девятую (“Мое Русское Образование”, 18 сентября 1948), – все они были написаны в Кембридже, Массачусетс, в пору огромного душевного и физического напряжения, в то время как главы десятая (“Прелюдия”, 1 января 1949), вторая (“Портрет Моей Матери”, 9 апреля 1949), двенадцатая (“Тамара”, 10 декабря 1949), восьмая (“Картинки из Волшебного Фонаря”, 11 февраля 1950; вопрос Г.Р.: “А что, в семье...
2. Другие берега
Входимость: 4. Размер: 26кб.
Часть текста: судьбе. Я попытался дать Мнемозине не только волю, но и закон. Основой и отчасти подлинником этой книги послужило ее американское издание, "Conclusive Evidence" ("Убедительное доказательство" (англ.)). Совершенно владея с младенчества и английским и французским, я перешел бы для нужд сочинительства с русского на иностранный язык без труда, будь я, скажем, Джозеф Конрад, который, до того, как начал писать по-английски, никакого следа в родной (польской) литературе не оставил, а на избранном языке (английском) искусно пользовался готовыми формулами. Когда, в 1940 году, я решил перейти на английский язык, беда моя заключалась в том, что перед тем, в течение пятнадцати с лишком лет, я писал по-русски и за эти годы наложил собственный отпечаток на свое орудие, на своего посредника. Переходя на другой язык, я отказывался таким образом не от языка Аввакума, Пушкина, Толстого-или Иванова, няни, русской публицистики- словом, не от общего языка, а от индивидуального, кровного наречия. Долголетняя привычка выражаться по-своему не позволяла довольствоваться на новоизбранном языке трафаретами,- и чудовищные трудности предстоявшего перевоплощения, и ужас расставанья с живым, ручным существом ввергли меня сначала в состояние, о котором нет надобности распространяться; скажу только, что ни один стоящий на определенном уровне писатель его не испытывал до меня. Я вижу невыносимые недостатки в таких моих английских сочинениях, как например "The Real Life of Sebastian Knight" ("Истинная жизнь Себастьяна Найта" (англ.)); есть кое-что удовлетворяющее меня в "Bend Sinister" ("Под знаком незаконнорожденных" (англ.) ) и некоторых отдельных рассказах, печатавшихся время от времени в журнале "The New Yorker". Книга "Conclusive Evidence"...
3. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 4)
Входимость: 4. Размер: 61кб.
Часть текста: но это не относится к делу. Я знаю еще, что вы и, вероятно, я тоже появились на свет, но это отнюдь не доказывает, будто мы с вами прошли через хрональную фазу, именуемую Прошлым: это мое Настоящее, малая пядь сознания твердит, будто так оно и было, а вовсе не глухая гроза бесконечного бессознания, приделанная к моему рождению, происшедшему пятьдесят два года и сто девяносто пять дней назад. Первое мое воспоминание восходит к середине июля 1870 года, т.е. к седьмому месяцу моей жизни (разумеется, у большинства людей способность к сознательной фиксации проявляется несколько позже, в возрасте трех-четырех лет), когда однажды утром на нашей ривьерской вилле в мою колыбель обрушился огромный кусок зеленого гипсового орнамента, отодранный от потолка землетрясением. Сто девяносто пять дней, предваривших это событие, не следует включать в перцептуальное время по причине их неотличимости от бесконечного бессознания, и стало быть, в том, что касается моего разума и моей гордости таковым, мне сегодня (в середине июля 1922 года) исполнилось ровно пятьдесят два et trкve de mon style plafond peint. В подобном же смысле личного, перцептуального времени я вправе дать моему Прошлому задний ход, насладясь этим мигом воспоминания не в меньшей мере, чем рогом изобилия, из которого вывалился лепной ананас, самую малость промазавший мимо моей головы, и постулировать, что в следующий миг некий телесный или космический катаклизм может – не убить...
4. Память, говори (глава 3)
Входимость: 3. Размер: 47кб.
Часть текста: лохматым, но с медведями все же нимало не схожим зверюгам, – удовлетворенно облизывающимся, вздыбленным, смотрящим назад, надменно предъявляющим щит невезучего рыцаря, всего лишь одной шестнадцатой частью схожий с шахматной доской из чередующихся лазурных и красных квадратов, с крестом серебряным, трилистниковым, в каждом. Поверх щита можно видеть то, что осталось от рыцаря: грубый шлем и несъедобный латный воротник, а с ними одну бравую руку, торчащую, еще сжимая короткий меч, из орнамента лиственного, лазурного с красным. ”За храбрость”, гласит девиз. По словам двоюродного брата отца моего, Владимира Викторовича Голубцова, любителя русских древностей, у которого я наводил в 1930 году справки, основателем нашего рода был Набок Мурза (floreat 1380), обрусевший в Московии татарский князек. Собственный мой двоюродный брат, Сергей Сергеевич Набоков, ученый генеалог, сообщает мне, что в пятнадцатом столетии наши предки владели землей в Московском княжестве. Он ссылается на документ (опубликованный Юшковым в “Актах XIII-XIV столетий”, Москва, 1899), касающийся деревенской свары, разразившейся в 1494 году, при Иване III, между помещиком Кулякиным и его соседями, Филатом, Евдокимом и Власом, сыновьями Луки...
5. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 21)
Входимость: 3. Размер: 17кб.
Часть текста: которую Ада забирала, чтобы читать в беседке или будуаре, просматривалась ее менторшей, а заглавие оной вместе с впечатанной штампиком датой и пометкой “en lecture” заносилось на карточку, помещаемую в особую картотеку, которую мадемуазель Ларивьер содержала в тщательном беспорядке вопреки отчаянным попыткам противуположного толка (регистрации запросов, горестных призывов вернуть, наконец, прочитанное и даже проклятий в адрес должника, заносимых на вставные листочки розовой, красной и багровой бумаги), попыткам, предпринимаемым кузеном Мадемуазель, мосье Филиппом Верже, тщедушным старым холостяком, болезненно безмолвным и боязливым, который раз в две недели мышкой проскальзывал в библиотеку ради нескольких часов тихой работы – до того, в самом деле, тихой, что когда однажды под вечер высоковатая библиотечная стремянка внезапно пришла в замедленное призрачное движение и стала, будто в обмороке, навзничь заваливаться вместе с ним, обнимавшим на самом ее верху целую кипу томов, он со стремянкой и книгами приложился об пол так неслышно, что греховная Ада, полагавшая, будто она здесь одна (и просматривавшая, вытянув с полки, “Тысячу и одну ночь”, обманувшую все ее ожидания), приняла звук падения за шелест двери, воровато открываемой каким-нибудь пухлым евнухом. Близость Ады с ее cher, trop cher Renй, как она, нежно шутя, порой называла Вана, изменила положение полностью, – какие бы запреты ни продолжали витать в воздухе. Вскоре после появления в Ардисе Ван предупредил свою прежнюю гувернантку (имевшую основания верить в исполнимость его угроз), что если ему не позволят по собственной его прихоти в любое время, на любой срок и без всяких следов “en lecture” забирать из библиотеки любой том, собрание сочинений, коробку с брошюрами или инкунабулу, он заставит отцовскую библиотекаршу, девицу Вертоградову, вполне им порабощенную и...

© 2000- NIV