Cлово "ВОЗРАСТ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ВОЗРАСТА, ВОЗРАСТЕ, ВОЗРАСТУ, ВОЗРАСТОМ

1. Память, говори
Входимость: 8. Размер: 38кб.
2. Другие берега
Входимость: 4. Размер: 26кб.
3. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 4)
Входимость: 4. Размер: 61кб.
4. Память, говори (глава 6)
Входимость: 3. Размер: 40кб.
5. Память, говори (глава 3)
Входимость: 3. Размер: 47кб.
6. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 21)
Входимость: 3. Размер: 17кб.
7. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 8)
Входимость: 3. Размер: 15кб.
8. Занятой человек
Входимость: 3. Размер: 23кб.
9. Незавершенный роман
Входимость: 2. Размер: 114кб.
10. Лолита. (часть 2, главы 3-5)
Входимость: 2. Размер: 35кб.
11. Волшебник
Входимость: 2. Размер: 83кб.
12. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 5)
Входимость: 2. Размер: 45кб.
13. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 24)
Входимость: 2. Размер: 19кб.
14. Память, говори (глава 9)
Входимость: 2. Размер: 38кб.
15. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 3, глава 3)
Входимость: 2. Размер: 17кб.
16. Под знаком незаконнорожденных. страница 3
Входимость: 2. Размер: 37кб.
17. Лолита. (часть 1, главы 28-29)
Входимость: 2. Размер: 26кб.
18. Лолита. (часть 1, главы 10-11)
Входимость: 2. Размер: 49кб.
19. Под знаком незаконнорожденных. страница 11
Входимость: 2. Размер: 31кб.
20. Под знаком незаконнорожденных. страница 2
Входимость: 1. Размер: 29кб.
21. * * * ("Как объясню? Есть в памяти лучи")
Входимость: 1. Размер: 2кб.
22. Лолита. (часть 1, главы 7-9)
Входимость: 1. Размер: 25кб.
23. Приглашение на казнь. (страница 6)
Входимость: 1. Размер: 45кб.
24. Круг
Входимость: 1. Размер: 21кб.
25. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 13)
Входимость: 1. Размер: 23кб.
26. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 9)
Входимость: 1. Размер: 16кб.
27. Память, говори (глава 10)
Входимость: 1. Размер: 34кб.
28. Знаки и символы
Входимость: 1. Размер: 13кб.
29. Смотри на Арлекинов! (страница 5)
Входимость: 1. Размер: 14кб.
30. Другие берега. (глава 4)
Входимость: 1. Размер: 26кб.
31. Лолита. (часть 2, главы 35-36)
Входимость: 1. Размер: 36кб.
32. Пнин. (глава 5)
Входимость: 1. Размер: 42кб.
33. Дар. (страница 2)
Входимость: 1. Размер: 83кб.
34. Помощник режиссера
Входимость: 1. Размер: 35кб.
35. Лолита. (часть 2, глава 20-22)
Входимость: 1. Размер: 45кб.
36. Под знаком незаконнорожденных
Входимость: 1. Размер: 34кб.
37. Лолита. (часть 2, главы 26-28)
Входимость: 1. Размер: 28кб.
38. Пнин. (глава 6)
Входимость: 1. Размер: 61кб.
39. Забытый поэт
Входимость: 1. Размер: 25кб.
40. Что всякий должен знать? (эссе)
Входимость: 1. Размер: 6кб.
41. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 3, глава 8)
Входимость: 1. Размер: 49кб.
42. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 4)
Входимость: 1. Размер: 17кб.
43. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 42)
Входимость: 1. Размер: 42кб.
44. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 18)
Входимость: 1. Размер: 11кб.
45. Адмиралтейская игла
Входимость: 1. Размер: 22кб.
46. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 3, глава 5)
Входимость: 1. Размер: 43кб.
47. Лолита. (часть 1, главы 15-17)
Входимость: 1. Размер: 25кб.
48. Лолита. (часть 1, главы 3-6)
Входимость: 1. Размер: 31кб.
49. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 7)
Входимость: 1. Размер: 27кб.
50. Дар. (страница 7)
Входимость: 1. Размер: 81кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Память, говори
Входимость: 8. Размер: 38кб.
Часть текста: (напечатанная недавно в книге Гизель Френд “Джеймс Джойс в Париже”) напоминает об этом событии, впрочем, я (один из членов группы “Мезюр”, расположившихся вокруг каменного садового столика) ошибочно обозначен в этой книге как Одиберти. В Америке, куда я перебрался 28 мая 1940-го года, “Mademoiselle O” была переведена покойной Хильдой Уорд на английский, пересмотрена мною и опубликована Эдвардом Уиксом в январском, 1943-го года, номере журнала “Атлантик Мансли” (ставшего также первым журналом, печатавшим мои, написанные в Америке, рассказы). Моя связь с “Нью-Йоркер” началась (при посредстве Эдмунда Уилсона) с напечатанного в апреле 1942-го года стихотворения, за которым последовали другие перемещенные стихи; однако первое прозаическое сочинение появилось здесь только 3 января 1948-го года, им был “Портрет Моего Дяди” (глава третья в окончательной редакции книги), написанный в июне 1947-го года в Коламбайн Лодж, Эстес-Парк, Колорадо, где мы с женой и сыном вряд ли смогли бы задержаться надолго, если бы призрак моего прошлого не произвел на Гарольда Росса столь сильного впечатления. Тот же самый журнал напечатал главу четвертую (“Мое Английское Образование”, 27 марта 1948), главу шестую (“Бабочки”, 12 июня 1948), главу седьмую (“Колетт”, 31 июля 1948) и главу девятую (“Мое Русское Образование”, 18 сентября 1948), – все они были написаны в Кембридже, Массачусетс, в пору огромного душевного и физического напряжения, в то время как главы десятая (“Прелюдия”, 1 января 1949), вторая (“Портрет Моей Матери”, 9 апреля 1949), двенадцатая (“Тамара”, 10 декабря 1949), восьмая (“Картинки из Волшебного Фонаря”, 11 февраля 1950; вопрос Г.Р.: “А что, в семье Набоковых были...
2. Другие берега
Входимость: 4. Размер: 26кб.
Часть текста: владея с младенчества и английским и французским, я перешел бы для нужд сочинительства с русского на иностранный язык без труда, будь я, скажем, Джозеф Конрад, который, до того, как начал писать по-английски, никакого следа в родной (польской) литературе не оставил, а на избранном языке (английском) искусно пользовался готовыми формулами. Когда, в 1940 году, я решил перейти на английский язык, беда моя заключалась в том, что перед тем, в течение пятнадцати с лишком лет, я писал по-русски и за эти годы наложил собственный отпечаток на свое орудие, на своего посредника. Переходя на другой язык, я отказывался таким образом не от языка Аввакума, Пушкина, Толстого-или Иванова, няни, русской публицистики- словом, не от общего языка, а от индивидуального, кровного наречия. Долголетняя привычка выражаться по-своему не позволяла довольствоваться на новоизбранном языке трафаретами,- и чудовищные трудности предстоявшего перевоплощения, и ужас расставанья с живым, ручным существом ввергли меня сначала в состояние, о котором нет надобности распространяться; скажу только, что ни один стоящий на определенном уровне писатель его не испытывал до меня. Я вижу невыносимые недостатки в таких моих английских сочинениях, как например "The Real Life of Sebastian Knight" ("Истинная жизнь Себастьяна Найта" (англ.)); есть кое-что удовлетворяющее меня в "Bend Sinister" ("Под знаком незаконнорожденных" (англ.) ) и некоторых отдельных рассказах, печатавшихся время от времени в журнале "The New Yorker". Книга "Conclusive Evidence" писалась долго (1946-1950), с особенно мучительным трудом, ибо память была настроена на один лад - музыкально недоговоренный русский,- а навязывался ей другой лад, английский и обстоятельный. В получившейся книге некоторые мелкие части механизма были сомнительной прочности, но мне казалось, что целое работает довольно исправно - покуда я не взялся за безумное...
3. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 4)
Входимость: 4. Размер: 61кб.
Часть текста: виноват, признаком, содержащим в себе столь важную идею, как идея абсолютной необходимости”. Гоните его в шею. Кто сказал, что я умру? Утверждение детерминиста можно опровергнуть и с несколько большим изяществом: бессознательное, вовсе не поджидающее нас где-то там впереди с секундомером и удавкой, облегает и Прошлое, и Настоящее со всех постижимых сторон, являясь характерной чертой не Времени как такового, но органического упадка, прирожденного всякой вещи независимо от того, наделена она сознанием Времени или нет. Да, я знаю, что другие умирают, но это не относится к делу. Я знаю еще, что вы и, вероятно, я тоже появились на свет, но это отнюдь не доказывает, будто мы с вами прошли через хрональную фазу, именуемую Прошлым: это мое Настоящее, малая пядь сознания твердит, будто так оно и было, а вовсе не глухая гроза бесконечного бессознания, приделанная к моему рождению, происшедшему пятьдесят два года и сто девяносто пять дней назад. Первое мое воспоминание восходит к середине июля 1870 года, т.е. к седьмому месяцу моей жизни (разумеется, у большинства людей способность к сознательной фиксации проявляется несколько позже, в возрасте трех-четырех лет), когда однажды утром на нашей ривьерской вилле в мою колыбель обрушился огромный кусок зеленого гипсового...
4. Память, говори (глава 6)
Входимость: 3. Размер: 40кб.
Часть текста: утрата лета), плоско прилипший к мокрой садовой скамейке! Но если ставни щурились от ослепительно-росистого сверканья, я тотчас принуждал окно отдать свое сокровище: одним махом комната раскалывалась на свет и тень. Пропитанная солнцем березовая листва поражала взгляд прозрачностью, которая бывает у светло-зеленого винограда; еловая же хвоя бархатно выделялась на синеве, и эта синева была такой насыщенности, какую мне довелось опять отыскать только много лет спустя в горноборовой зоне Колорадо. С семилетнего возраста все, что я чувствовал, завидя прямоугольник обрамленного солнечного света, подчинялось одной-единственной страсти. Первая моя мысль при блеске утра в окне была о бабочках, которых припасло для меня это утро. Началось все с довольно пустякового случая. На жимолости, нависшей поверх гнутого прислона скамьи, что стояла против парадного крыльца, мой ангел-наставник (чьи крылья, хоть и лишенные флорентийского ободка, очень походят на крылья Гавриила у Фра Анджелико) указал мне редкого гостя, великолепное, бледно-желтое животное в черных и синих ступенчатых пятнах, с киноварным глазком над каждой из парных черно-палевых шпор. Свешиваясь с наклоненного цветка и упиваясь им, оно слегка изгибало словно припудренное тельце и все время судорожно хлопало своими громадными крыльями. Я стонал от желания, острее которого ничего с тех пор не испытывал. Проворный Устин, который был швейцаром у нас в Петербурге, но по комического свойства причине (объясненной в другом месте) оказался тем летом в деревне, ухитрился поймать бабочку в мою фуражку, после чего ее вместе с фуражкой заперли в платяном шкапу, где, по...
5. Память, говори (глава 3)
Входимость: 3. Размер: 47кб.
Часть текста: доской из чередующихся лазурных и красных квадратов, с крестом серебряным, трилистниковым, в каждом. Поверх щита можно видеть то, что осталось от рыцаря: грубый шлем и несъедобный латный воротник, а с ними одну бравую руку, торчащую, еще сжимая короткий меч, из орнамента лиственного, лазурного с красным. ”За храбрость”, гласит девиз. По словам двоюродного брата отца моего, Владимира Викторовича Голубцова, любителя русских древностей, у которого я наводил в 1930 году справки, основателем нашего рода был Набок Мурза (floreat 1380), обрусевший в Московии татарский князек. Собственный мой двоюродный брат, Сергей Сергеевич Набоков, ученый генеалог, сообщает мне, что в пятнадцатом столетии наши предки владели землей в Московском княжестве. Он ссылается на документ (опубликованный Юшковым в “Актах XIII-XIV столетий”, Москва, 1899), касающийся деревенской свары, разразившейся в 1494 году, при Иване III, между помещиком Кулякиным и его соседями, Филатом, Евдокимом и Власом, сыновьями Луки Набокова. В последующие столетия Набоковы служили по чиновной части и в армии. Мой прапрадед, генерал Александр Иванович Набоков (1749­1807), командовал в царствование Павла I полком Новгородского гарнизона, называвшимся в официальных бумагах “Набоковским полком”. Младший из его сыновей, мой прадед, Николай Александрович Набоков, ...

© 2000- NIV