Cлово "ВЫХОД"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ВЫХОДУ, ВЫХОДА, ВЫХОДЫ, ВЫХОДОМ

1. Дар
Входимость: 4. Размер: 65кб.
2. Уста к устам
Входимость: 3. Размер: 26кб.
3. Дар. (страница 2)
Входимость: 3. Размер: 83кб.
4. Дар. (страница 9)
Входимость: 3. Размер: 72кб.
5. Лолита. (часть 2, главы 17-19)
Входимость: 3. Размер: 35кб.
6. Отчаяние. (глава 8)
Входимость: 3. Размер: 38кб.
7. Дар. (страница 10)
Входимость: 3. Размер: 65кб.
8. Под знаком незаконнорожденных. страница 9
Входимость: 2. Размер: 25кб.
9. Помощник режиссера
Входимость: 2. Размер: 35кб.
10. Под знаком незаконнорожденных. страница 12
Входимость: 2. Размер: 42кб.
11. Приглашение на казнь. (страница 3)
Входимость: 2. Размер: 39кб.
12. Другие берега
Входимость: 2. Размер: 26кб.
13. Король, дама, валет. (глава 9)
Входимость: 2. Размер: 29кб.
14. Камера Обскура. (страница 5)
Входимость: 2. Размер: 27кб.
15. Камера Обскура. (страница 7)
Входимость: 2. Размер: 62кб.
16. Сказка
Входимость: 2. Размер: 25кб.
17. Дар. (страница 8)
Входимость: 2. Размер: 95кб.
18. Изобретение Вальса. Пьеса в прозе. Действие 2
Входимость: 2. Размер: 38кб.
19. Звонок
Входимость: 1. Размер: 22кб.
20. Приглашение на казнь. (страница 6)
Входимость: 1. Размер: 45кб.
21. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 18)
Входимость: 1. Размер: 16кб.
22. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 9)
Входимость: 1. Размер: 16кб.
23. Подлец
Входимость: 1. Размер: 51кб.
24. Лолита. (часть 2, главы 10-13)
Входимость: 1. Размер: 25кб.
25. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 10)
Входимость: 1. Размер: 18кб.
26. Подвиг. (страница 8)
Входимость: 1. Размер: 34кб.
27. Защита Лужина. (глава 13)
Входимость: 1. Размер: 29кб.
28. Лолита. (часть 2, главы 35-36)
Входимость: 1. Размер: 36кб.
29. Прозрачные вещи
Входимость: 1. Размер: 35кб.
30. Событие. Пьеса в прозе. Действие 3
Входимость: 1. Размер: 45кб.
31. Пнин. (глава 4)
Входимость: 1. Размер: 45кб.
32. Защита Лужина. (глава 11)
Входимость: 1. Размер: 23кб.
33. Красавица
Входимость: 1. Размер: 10кб.
34. Память, говори
Входимость: 1. Размер: 38кб.
35. Пильграм
Входимость: 1. Размер: 30кб.
36. Пнин. (глава 6)
Входимость: 1. Размер: 61кб.
37. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 3, глава 6)
Входимость: 1. Размер: 9кб.
38. Пнин. (глава 2)
Входимость: 1. Размер: 55кб.
39. Защита Лужина. (глава 4)
Входимость: 1. Размер: 30кб.
40. Истребление тиранов
Входимость: 1. Размер: 49кб.
41. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Примечания)
Входимость: 1. Размер: 39кб.
42. Картофельный эльф
Входимость: 1. Размер: 43кб.
43. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 42)
Входимость: 1. Размер: 42кб.
44. Защита Лужина. (глава 14)
Входимость: 1. Размер: 52кб.
45. Путь
Входимость: 1. Размер: 1кб.
46. Приглашение на казнь. (страница 5)
Входимость: 1. Размер: 43кб.
47. Машенька
Входимость: 1. Размер: 41кб.
48. Дар. (страница 7)
Входимость: 1. Размер: 81кб.
49. Бледное пламя. Комментарии (страница 7)
Входимость: 1. Размер: 66кб.
50. Память, говори (глава 9)
Входимость: 1. Размер: 38кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Дар
Входимость: 4. Размер: 65кб.
Часть текста: героем моей книги. Однако ни это обстоятельство, ни то, что у меня с ним есть некоторые общие интересы, как например, литература и чешуекрылые, ничуть не означает, что читатель должен воскликнуть "ага" и соединить творца и творение. Я не Федор Годунов-Чердынцев и никогда им не был; мой отец не был исследователем Средней Азии (которым я сам еще может быть когда-нибудь буду). Никогда я не ухаживал за Зиной Мерц; и меня нисколько не тревожило существование поэта Кончеева, или какого-либо другого писателя. Кстати, именно в Кончееве, да еще в другом случайном персонаже, беллетристе Владимирове, различаю некоторые четры себя самого, каким я был в 1925-м году. В те дни, когда я работал над этой книгой, у меня не было еще той хватки, которая позволила бы мне воссоздать эмигрантскую колонию столь радикально и беспощадно, как я это делывал в моих позднейших английских романах в отношении той или иной среды. История то тут, то там просвечивает сквозь искусство. Отношение Федора к Германии отражает быть может слишком примитивное и безрассудное презрение, которое русские ...
2. Уста к устам
Входимость: 3. Размер: 26кб.
Часть текста: ночь, манила тайна, которая напряженно встала между ними. Сердца их дрожали в унисон. - Дайте мне ваш номер от гардеробной вешалки,- промолвил Долинин (вычеркнуто). - Позвольте, я достану вашу шляпку и манто (вычеркнуто). - Позвольте,- промолвил Долинин,- я достану ваши вещи (между "ваши" и "вещи" вставлено "и свои"). Долинин подошел к гардеробу и, предъявив номерок (переделано: "оба номерка")... Тут Илья Борисович задумался. Неловко, неловко замешкать у гардероба. Только что был вдохновенный порыв, вспышка любви между одиноким, пожилым Долининым и случайной соседкой по ложе, девушкой в черном; они решили бежать из театра, подальше от мундиров и декольте. Впереди мерещился автору Купеческий или Царский сад, акации, обрывы, звездная ночь. Автору не терпелось дорваться вместе с героями до этой звездной ночи. Однако надо было получить вещи, а это нарушало эффект. Илья Борисович перечел написанное, надул щеки, уставился на хрустальный шар пресс-папье и, подумав, решил пожертвовать эффектом ради правдоподобия. Это оказалось нелегко. Талант у него был чисто лирический, природа и переживания давались удивительно просто, но зато он плохо справлялся с житейскими подробностями, как например открывание и закрывание дверей или рукопожатия, когда в комнате много действующих лиц и один или двое здороваются со многими. При этом Илья Борисович постоянно воевал с местоимениями, например с "она", которое норовило заменять не только героиню, но и сумочку или там кушетку, а потому, чтобы не повторять имени собственного, приходилось говорить "молодая девушка" или...
3. Дар. (страница 2)
Входимость: 3. Размер: 83кб.
Часть текста: не наоборот?" - полюбопытствовала Тамара. Господи, как он любил стихи! Стеклянный шкапчик в спальне был полон его книг: Гумилев и Эредиа, Блок и Рильке, - и сколько он знал наизусть! А тетради... Нужно будет когда-нибудь решиться и всг просмотреть. Она это может, а я не могу. Как это странно случается, что со дня на день откладываешь. Разве, казалось бы, не наслаждение, - единственное, горькое наслаждение, - перебирать имущество мертвого, а оно однако так и остается лежать нетронутым (спасительная лень души?); немыслимо, чтобы чужой дотронулся до него, но какое облегчение, если бы нечаянный пожар уничтожил этот драгоценный маленький шкал. Александр Яковлевич вдруг встал и, как бы случайно, так переставил стул около письменного стола, чтобы ни он, ни тень книг никак не могли служить темой для призрака. Разговор тем временем перешел на какого-то советского деятеля, потерявшего после смерти Ленина власть. "Ну, в те годы, когда я видал его, он был в зените славы и добра", - говорил Васильев, профессионально перевирая цитату. Молодой человек, похожий на Федора Константиновича (к которому именно поэтому так привязались Чернышевские), теперь очутился у двери, где, прежде чем выйти, остановился в полоборота к отцу, - и, несмотря на свой чисто умозрительный состав, ах, как он был сейчас плотнее всех сидящих в комнате! Сквозь Васильева и бледную барышню просвечивал диван, инженер Керн был представлен одним лишь блеском пенснэ, Любовь Марковна - тоже, сам Федор Константинович держался лишь благодаря смутному совпадению с покойным, - но Яша был совершенно настоящий и живой и только чувство...
4. Дар. (страница 9)
Входимость: 3. Размер: 72кб.
Часть текста: в Павловске, он однако принужден вернуться в Саратов, где делает предложение своей будущей невесте, на которой вскоре и женится. Он возвращается в Москву, занимается философией, участвует в журналах, много пишет (роман "Что нам делать"), дружит с выдающимися писателями своего времени. Постепенно его затягивает революционная работа, и после одного бурного собрания, где он выступает совместно с Добролюбовым и известным профессором Павловым, тогда еще совсем молодым человеком, Чернышевский принужден уехать заграницу. Некоторое время он живет в Лондоне, сотрудничая с Герценом, но затем возвращается в Россию и сразу арестован. Обвиненный в подготовке покушения на Александра Второго Чернышевский приговорен к смерти и публично казнен. Вот вкратце история жизни Чернышевского, и всг обстояло бы отлично, если б автор не нашел нужным снабдить свой рассказ о ней множеством ненужных подробностей, затемняющих смысл, и всякими длинными отступлениями на самые разнообразные темы. А хуже всего то, что, описав сцену повешения, и покончив со своим героем, он этим не удовлетворяется и на протяжении еще многих неудобочитаемых страниц рассуждает о том, что было бы, если бы - что, если бы Чернышевский, например, был не казнен, а сослан в Сибирь, как Достоевский. Автор пишет на языке, имеющем мало общего с русским. Он любит выдумывать слова. Он любит длинные запутанные фразы, как например: "Их сортирует (?) судьба в предвидении нужд (!!) биографа" или вкладывает в уста действующих лиц торжественные, но несовсем грамотные, сентенции, вроде "Поэт сам избирает предметы для своих песен, толпа не имеет права управлять его вдохновением". Почти одновременно с этой увеселительной рецензией, появился отзыв Христофора Мортуса (Париж), - так возмутивший Зину, что с тех пор у нее таращились глаза и напрягались ноздри ...
5. Лолита. (часть 2, главы 17-19)
Входимость: 3. Размер: 35кб.
Часть текста: по крайней мере необыкновенные, на его вычурный вкус. Заметив однажды, что сломался мой ящик с шахматами, он на другое ж= утро прислал мне, с одним из своих катамитиков, медный ларец: по всей крышке его шел сложный восточный узор, и он весьма надежно запирался на ключ. Мне было достаточно одного взгляда, чтобы узнать в нем дешевую шкатулку для денег, зовущуюся почему-то "луизетта", которую мимоходом покупаешь где-нибудь в Малаге или Алжире и с которой потом не знаешь, что делать. Шкатулка оказалась слишком плоской для моих громоздких шахмат, но я ее сохранил - для совершенно другого назначения. Желая разорвать сеть судьбы, которая, как я смутно чувствовал, опутывала меня, я решил (несмотря на нескрываемую досаду Лолиты) провести лишнюю ночь в "Каштановых Коттеджах". Окончательно уже проснувшись в четыре часа утра, я удостоверился, что девочка еще спит (раскрыв рот, как будто скучно дивясь нелепой до странности жизни, которую мы все построили кое-как для нее) и что драгоценное содержание "луизетты" в сохранности. Там, уютно закутанный в белый шерстяной шарф, лежал карманный пистолет: калибр - ноль тридцать два, вместимость - восемь патронов, длина - около одной девятой роста Лолиты, рукоятка - ореховая в клетку, стальная отделка - сплошь вороненая. Я его унаследовал от покойного Гарольда Гейза вместе с каталогом, где в одном месте, с беззаботной безграмотностью, объявлялось: "так же хорошо применим в отношении к дому и автомобилю, как и к персоне". Он лежал в ящике, готовый быть немедленно примененным к персоне или персонам; курок был полностью взведен, но "скользящий запор" был на...

© 2000- NIV