Cлово "ЖЕРТВА"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ЖЕРТВЫ, ЖЕРТВ, ЖЕРТВУ, ЖЕРТВОЙ

1. Бледное пламя. Комментарии (страница 3)
Входимость: 4.
2. Незавершенный роман
Входимость: 3.
3. Отчаяние. (глава 10)
Входимость: 3.
4. Бледное пламя. Комментарии (страница 7)
Входимость: 3.
5. Забытый поэт
Входимость: 2.
6. Дар. (страница 7)
Входимость: 2.
7. Под знаком незаконнорожденных. страница 3
Входимость: 2.
8. Бледное пламя. Комментарии (страница 5)
Входимость: 2.
9. Лолита. (часть 1, главы 28-29)
Входимость: 2.
10. Лик
Входимость: 2.
11. Волшебник
Входимость: 2.
12. Под знаком незаконнорожденных. страница 12
Входимость: 2.
13. Память, говори (глава 9)
Входимость: 2.
14. Пнин
Входимость: 2.
15. Артюр Рембо. Пьяный корабль
Входимость: 1.
16. * * * ("Ты многого, слишком ты многого хочешь")
Входимость: 1.
17. Бледное пламя. Комментарии
Входимость: 1.
18. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 6)
Входимость: 1.
19. Защита Лужина. (глава 2)
Входимость: 1.
20. Пнин. (глава 2)
Входимость: 1.
21. Пнин. (глава 7)
Входимость: 1.
22. Под знаком незаконнорожденных. страница 4
Входимость: 1.
23. Изобретение Вальса. Пьеса в прозе
Входимость: 1.
24. Адмиралтейская игла
Входимость: 1.
25. Король, дама, валет. (глава 9)
Входимость: 1.
26. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 24)
Входимость: 1.
27. Лолита. (часть 2, главы 23-25)
Входимость: 1.
28. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 17)
Входимость: 1.
29. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 3)
Входимость: 1.
30. Под знаком незаконнорожденных. страница 7
Входимость: 1.
31. Дар. (страница 8)
Входимость: 1.
32. Встреча
Входимость: 1.
33. Дар. (страница 10)
Входимость: 1.
34. Король, дама, валет. (глава 8)
Входимость: 1.
35. Бледное пламя. Комментарии (страница 2)
Входимость: 1.
36. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 9)
Входимость: 1.
37. Память, говори (глава 10)
Входимость: 1.
38. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 27)
Входимость: 1.
39. Память, говори
Входимость: 1.
40. Другие берега. (глава 10)
Входимость: 1.
41. Истребление тиранов
Входимость: 1.
42. Университетская поэма
Входимость: 1.
43. Защита Лужина. (глава 14)
Входимость: 1.
44. Рождественский рассказ
Входимость: 1.
45. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 36)
Входимость: 1.
46. Лолита. (часть 2, главы 29-30)
Входимость: 1.
47. Другие берега. (глава 3)
Входимость: 1.
48. Лолита. (часть 1, главы 18-20)
Входимость: 1.
49. Лолита. (часть 2, главы 1-2)
Входимость: 1.
50. Смотри на Арлекинов! (страница 4)
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Бледное пламя. Комментарии (страница 3)
Входимость: 4. Размер: 61кб.
Часть текста: медногрудых железнодорожных рабочих, которые, опершись на лопаты, провожают глазами окна экспресса, осторожно скользящего мимо? Строка 167: Был час и т.д. Поэт начал Песнь вторую (на четырнадцатой карточке) 5 июля, в свой шестидесятый день рождения (смотри примечание к строке 181: "нынче"). Виноват, - заменить на шестьдесят первый. Строка 169: Загробной жизни Смотри примечание к строке 549. Строка 171: Великий заговор После побега короля экстремисты почти целый год оставались при убеждении, что ни он, ни Одон не покинули Земблы. Эту ошибку можно приписать лишь фатальной тупости, сквозящей красной нитью и в самых толковых тираниях. Воздухоплавательные снаряды и все, с ними связанное, поистине колдовским туманом обнесли разумение наших новых правителей, которым добродушная История поднесла вдруг целый короб этих стрекотливых и егозливых безделиц, дабы им было, с чем цацкаться. Чтобы важный беглец, удирая, и не исполнил воздушного номера, - это им представлялось немыслимым. Через две минуты после того, как король и актер с грохотом сбежали по черной лестнице Королевского театра, каждое крыло на земле и в воздухе...
2. Незавершенный роман
Входимость: 3. Размер: 114кб.
Часть текста: роман Заметки к роману "НЕЗАВЕРШЕННЫЙ РОМАН" ULTIMA THULE. Впервые: Новый журнал (Нью-Йорк).- 1942-No 1. SOLUS REX. Впервые: Современные записки.-1940.-No 70. История этого текста изложена самим автором: "Зима 1939-40 годов оказалась последней для моей русской прозы... Среди написанного в эти прощальные парижские месяцы был роман, который я не успел закончить до отъезда и к которому уже не возвращался. За вычетом двух глав и нескольких заметок эту незаконченную вещь я уничтожил. Первая глава, под названием "Ultima Thule", появилась в печати в 1942 году... Глава вторая, "Solus Rex", вышла ранее... Быть может, закончи я эту книгу, читателям не пришлось бы гадать: шарлатан ли Фальтер? Подлинный ли он провидец? Или же он медиум, посредством которого умершая жена рассказчика пытается донести смутный абрис фразы, узнанной или неузнанной ее мужем. Как бы то ни было, ясно одно: создавая воображаемую страну (занятие, которое поначалу было для него только способом отвлечься от горя, но со временем переросло в самодовлеющую художественную манию), вдовец настолько вжился в Туле, что оно стало постепенно обретать самостоятельное существование. В первой главе Синеусов говорит между прочим, что перебирается с Ривьеры в Париж, на свою прежнюю квартиру; на самом же деле он переезжает в угрюмый дворец на дальнем северном...
3. Отчаяние. (глава 10)
Входимость: 3. Размер: 33кб.
Часть текста: всякой мыши есть свой домъ... Я люблю бeлокъ и воробьевъ. Пиво въ Чехiи дешевле. О, если бъ можно было подковать себe ноги въ кузницe, - какая экономiя! Министры всe подкуплены, а поэзiя это ерунда. Однажды на ярмаркe я видeлъ двухъ близнецовъ, - предлагали призъ тому, кто ихъ различитъ, рыжiй Фрицъ далъ одному въ ухо, оно покраснeло, - вотъ примeта! Какъ мы смeялись... Побои, воровство, убiйство, - все это дурно или хорошо, смотря по обстоятельствамъ. Я присваивалъ деньги, если они попадались подруку: что взялъ - твое, ни своихъ, ни чужихъ денегъ не бываетъ, на грошe не написано: принадлежитъ Мюллеру. Я люблю деньги. Я всегда хотeлъ найти вeрнаго друга, мы бы съ нимъ музыцировали, онъ бы въ наслeдство мнe оставилъ домъ и цвeтникъ. Деньги, милыя деньги. Милыя маленькiя деньги. Милыя большiя деньги. Я ходилъ по дорогамъ, тамъ и сямъ работалъ. Однажды мнe попался франтъ, утверждавшiй, что похожъ на меня. Глупости, онъ не былъ похожъ. Но я съ нимъ не спорилъ ибо онъ былъ богатъ, и всякiй, кто съ богачемъ знается, можетъ и самъ разбогатeть. Онъ хотeлъ, чтобы я вмeсто него {167} прокатился, а тeмъ временемъ онъ бы обдeлалъ свои шахермахерскiя дeла. Этого шутника я убилъ и ограбилъ. Онъ лежитъ въ лeсу. Лежитъ въ лeсу, кругомъ снeгъ, каркаютъ вороны, прыгаютъ бeлки. Я люблю бeлокъ. Бeдный господинъ въ хорошемъ пальто лежитъ мертвый, недалеко отъ своего автомобиля. Я умeю править автомобилемъ. Я люблю фiалки и музыку. Я родился въ Цвикау. Мой...
4. Бледное пламя. Комментарии (страница 7)
Входимость: 3. Размер: 66кб.
Часть текста: мокасин, слышу приятный рокоток, когда он оглядывается и, не останавливаясь, произносит что-нибудь вроде: "Вы смотрите там, ничего не рассыпьте, - не фантики все-таки" или (наморщась): "Придется опять писать Бобу Уэльсу [наш мэр] про эти чертовы ночные грузовики по вторникам". Мы уже добрались до гольдсвортовой части проулка и до мощеной плиточной дорожки, что ползла вдоль бокового газона к гравийному подъездному пути, поднимавшемуся от Далвичского тракта к парадной двери Гольдсвортов, как вдруг Шейд заметил: "А у вас гость". На крыльце боком к нам стоял приземистый, плотный, темно-волосатый мужчина в коричневом костюме, придерживая за глупую хватку мятый и тертый портфель и еще указуя скрюченным пальцем на только что отпущенную кнопку звонка. - Убью, - пробормотал я. Недавно какая-то девица в чепце всучила мне кипу религиозных брошюр, пообещав, что ее брат, которого я невесть почему вообразил себе хрупким и нервным юношей, заглянет, чтобы обсудить со мной Промысел Божий и разъяснить все, чего я не пойму из брошюр. Ничего себе, юноша! - Ну я же его убью, - шепотом повторил я, так несносна была мне мысль, что упоенье поэмой может отсрочиться. В бешенстве, поспешая избыть...
5. Забытый поэт
Входимость: 2. Размер: 25кб.
Часть текста: Константина Перова, скончавшегося за полстолетия до того в пылком возрасте двадцати четырех лет. Перова называли русским Рембо, и хоть французский юноша превосходил его одаренностью, уподобление не было вовсе несправедливо. Всего восемнадцати лет он написал свои замечательные "Грузинские ночи" - длинную, бессвязную "эпическую грезу", некоторые пассажи которой как бы прорывают завесу своего традиционно восточного убранства, создавая небесный сквозняк, от которого прямо между лопаток читателя вдруг возникает ощущение истинной поэзии. Следом, три года спустя, вышел томик стихов: Перов увлекся кем-то из немецких философов, и несколько пьес этого тома производят печальное впечатление из-за нелепых потуг сочетать неподдельный лирический спазм с метафизическим объяснением мира; но остальные еще и сейчас живы и необычайны как в те дни, когда этот странный юноша шерстил русский словарь и сворачивал привычным эпитетам шеи, заставляя поэзию вопить и захлебываться, а не чирикать. Большинству читателей более по душе те из его стихов, в которых восхитительный вихрь невразумительного красноречия, о коем один критик сказал, что оно "не указывает врага, но наполняет нас жаждою битвы", выражает идеи равенства, столь характерные для России пятидесятых годов. Я же предпочитаю более чистую и одновременно ритмически более сложную его лирику, - скажем, "Цыгана" или "Нетопыря ". Перов был сыном мелкого землевладельца, о котором известно лишь, что он покушался в своем именьи под Лугой выращивать чай....

© 2000- NIV