Cлово "ЖУРНАЛИСТ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ЖУРНАЛИСТАМ, ЖУРНАЛИСТА, ЖУРНАЛИСТЫ, ЖУРНАЛИСТОМ

1. Защита Лужина. (глава 14)
Входимость: 4. Размер: 52кб.
2. Звонок
Входимость: 2. Размер: 22кб.
3. Уста к устам
Входимость: 2. Размер: 26кб.
4. Истребление тиранов
Входимость: 2. Размер: 49кб.
5. Отчаяние. (глава 5)
Входимость: 1. Размер: 43кб.
6. Дар. (страница 6)
Входимость: 1. Размер: 67кб.
7. Другие берега. (глава 11)
Входимость: 1. Размер: 33кб.
8. Подлец
Входимость: 1. Размер: 51кб.
9. Бледное пламя. Комментарии (страница 3)
Входимость: 1. Размер: 61кб.
10. Смотри на Арлекинов! (страница 5)
Входимость: 1. Размер: 14кб.
11. Память, говори (глава 3)
Входимость: 1. Размер: 47кб.
12. Подвиг. (страница 7)
Входимость: 1. Размер: 40кб.
13. Дар. (страница 9)
Входимость: 1. Размер: 72кб.
14. Изобретение Вальса. Пьеса в прозе
Входимость: 1. Размер: 45кб.
15. Память, говори (глава 9)
Входимость: 1. Размер: 38кб.
16. Под знаком незаконнорожденных. страница 8
Входимость: 1. Размер: 28кб.
17. Дар
Входимость: 1. Размер: 65кб.
18. Под знаком незаконнорожденных. страница 7
Входимость: 1. Размер: 35кб.
19. Подвиг. (страница 9)
Входимость: 1. Размер: 40кб.
20. Защита Лужина. (глава 5)
Входимость: 1. Размер: 13кб.
21. Подвиг. (страница 4)
Входимость: 1. Размер: 39кб.
22. Память, говори (глава 12)
Входимость: 1. Размер: 42кб.
23. Подвиг. (страница 10)
Входимость: 1. Размер: 24кб.
24. Приглашение на казнь
Входимость: 1. Размер: 46кб.
25. Под знаком незаконнорожденных. страница 11
Входимость: 1. Размер: 31кб.
26. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 2)
Входимость: 1. Размер: 18кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Защита Лужина. (глава 14)
Входимость: 4. Размер: 52кб.
Часть текста: и пищу бездействующим талантам Лужина. Она знала, что нужно спешить, что каждая пустующая минута лужинской жизни - лазейка для призраков. До отъезда в живописные страны надобно было найти для Лужина занимательную игру, а уж потом обратиться к бальзаму путешествий, решительному средству, которым лечатся от хандры романтические миллионеры. Началось с газет. Она стала выписывать "Знамя", "Россиянина", "Зарубежный Голос", "Объединение", "Клич", купила последние номера эмигрантских журналов и, для сравнения, несколько советских журналов и газет. Было решено, что ежедневно, после обеда, они будут друг Другу читать вслух. Заметив, что в некоторых газетах попадается шахматный отдел, она сперва подумала, не вырезать ли эти места, но побоялась этим обидеть Лужина. Раза два, как пример интересной игры, мелькнули старые лужинские партии. Это было неприятно и опасно. Прятать номера с шахматным отделом не удавалось, так как Лужин копил газеты, желая впоследствии их переплести в виде больших книг. Когда в газете, им открытой, оказывалась темная шахматная диаграмма, она следила за выражением его лица, но ее взгляд он чувствовал и на диаграмму смотрел только мимоходом. И она не знала, с каким грешным нетерпением он ожидал тех четвергов или понедельников, когда бывал шахматный отдел, и не знала, с каким любопытством он просматривал в ее отсутствие напечатанные партии. Задачи же он запоминал сразу, искоса взглянув на рисунок и схватив этим взглядом распределение фигур, и потом решал про себя, пока жена вслух читала ему передовую. "...Вся деятельность исчерпывается коренным изменением и дополнением, которые должны обеспечить..." - ровным голосом читала жена. "Построение любопытное,- думал Лужин.- Ферзь черных совершенно свободен", "...проводит четкую грань между жизненными интересами, причем нелишним было бы отметить, что ахиллесова пята этой карающей длани..."...
2. Звонок
Входимость: 2. Размер: 22кб.
Часть текста: прекрасную ночь, под восторженное стрекотание кузнечиков, перешел к белым. Затем,- уже через год,- незадолго до выхода на чужбину,- на крутой и каменистой Чайной улице в Ялте, он встретил своего дядю, московского адвоката. Как же, как же, сведения есть,- два письма. Собирается в Германию и разрешение уже получила. А ты - молодцом. И, наконец, Россия дала ему отпуск,- по мнению иных - бессрочный. Россия долго держала его, он медленно соскальзывал вниз с севера на юг, и Россия все старалась удержать его,- Тверью, Харьковом, Белгородом,- всякими занимательными деревушками... не помогло. Был у нее в запасе еще один соблазн, еще один последний подарок,- Таврида,- но и это не помогло. Уехал. И на пароходе он познакомился с молодым англичанином, весельчаком и спортсменом, который отправлялся в Африку, Николай Степаныч побывал и в Африке, и в Италии, и почему-то на Канарских островах, и опять в Африке, где некоторое время служил в иностранном легионе. Он сперва вспоминал ее часто, потом - редко, потом...
3. Уста к устам
Входимость: 2. Размер: 26кб.
Часть текста: от гардеробной вешалки,- промолвил Долинин (вычеркнуто). - Позвольте, я достану вашу шляпку и манто (вычеркнуто). - Позвольте,- промолвил Долинин,- я достану ваши вещи (между "ваши" и "вещи" вставлено "и свои"). Долинин подошел к гардеробу и, предъявив номерок (переделано: "оба номерка")... Тут Илья Борисович задумался. Неловко, неловко замешкать у гардероба. Только что был вдохновенный порыв, вспышка любви между одиноким, пожилым Долининым и случайной соседкой по ложе, девушкой в черном; они решили бежать из театра, подальше от мундиров и декольте. Впереди мерещился автору Купеческий или Царский сад, акации, обрывы, звездная ночь. Автору не терпелось дорваться вместе с героями до этой звездной ночи. Однако надо было получить вещи, а это нарушало эффект. Илья Борисович перечел написанное, надул щеки, уставился на хрустальный шар пресс-папье и, подумав, решил пожертвовать эффектом ради правдоподобия. Это оказалось нелегко. Талант у него был чисто лирический, природа и переживания давались удивительно просто, но зато он плохо справлялся с житейскими подробностями, как например открывание и закрывание дверей или рукопожатия, когда в комнате много действующих лиц и один или двое здороваются со многими. При этом Илья Борисович постоянно воевал с местоимениями, например с "она", которое норовило заменять не только героиню, но и сумочку или там кушетку, а потому, чтобы не повторять имени собственного, приходилось говорить "молодая девушка" или "его собеседница", хотя никакой беседы и не происходило. Писание было для Ильи Борисовича неравной борьбой с предметами первой необходимости; предметы роскоши казались гораздо покладистее, но, впрочем, и они подчас артачились, застревали, мешали свободе движений,- и теперь, тяжело покончив с возней у гардероба и готовясь героя наделить тростью, Илья Борисович чистосердечно радовался блеску ее массивного набалдашника и, увы, не предчувствовал, какой к нему иск предъявит эта дорогая трость, как мучительно потребует она...
4. Истребление тиранов
Входимость: 2. Размер: 49кб.
Часть текста: только его смерть могла бы меня утолить. Как статистики наглядно показывают его восхождение, изображая число его приверженцев в виде постепенно увеличивающейся фигурки, фигуры, фигурищи, моя ненависть к нему, так же как он скрестив руки, грозно раздувалась посреди поля моей души, покуда не заполнила ее почти всю, оставив мне лишь тонкий светящийся обод (напоминающий больше корону безумия, чем венчик мученичества); но я предвижу и полное свое затмение. Первые его портреты, в газетах, в витринах лавок, на плакатах (тоже растущих в нашей богатой осадками, плачущей и кровоточащей стране), выходили на первых порах как бы расплывчатыми,- это было тогда, когда я еще сомневался в смертельном исходе моей ненависти: что-то еще человеческое, а именно возможность неудачи, срыва, болезни, мало ли чего, в то время слабо дрожало сквозь иные его снимки, в разнообразности неустоявшихся еще поз, в зыбкости глаз, еще не нашедших исторического выражения, но исподволь его облик уплотнился, его скулы и щеки на официальных фотоэтюдах покрылись божественным лоском, оливковым маслом народной любви, лаком законченного произведения,- и уже нельзя было представить себе, что этот нос можно высморкать, что под эту губу можно залезть пальцем, чтобы выковырнуть застреч-ку пищи из-за гнилого резца. За пробным разнообразием последовало канонизированное единство, утвердился, теперь знакомый всем, каменно-тусклый взгляд его неумных и незлых, но чем-то нестерпимо жутких глаз, прочная мясистость отяжелевшего подбородка, бронза маслаков, и уже ставшая для всех карикатуристов мира привычной чертой, почти машинально производящей фокус сходства, толстая морщина через весь лоб,- жировое отложение мысли, а не шрам мысли, конечно. Вынужден...
5. Отчаяние. (глава 5)
Входимость: 1. Размер: 43кб.
Часть текста: пыльные башмачища, толстые носки, плохо подтянутые; затeмъ - лоснящiеся синiе штаны (тогда были плисовые, - вeроятно сгнили) и рука, держащая {69} сухой хлeбецъ. Затeмъ - синiй пиджакъ и подъ нимъ вязаный жилетъ дикаго цвeта. Еще выше - знакомый воротничекъ, теперь сравнительно чистый. Тутъ я остановился. Оставить его безъ головы, или продолжать его строить? Прикрывшись рукой, я сквозь пальцы посмотрeлъ на его лицо. На мгновенiе мнe подумалось, что все прежнее было обманомъ, галлюцинацiей, что никакой онъ не двойникъ мой, этотъ дурень, поднявшiй брови, выжидательно осклабившiйся, еще несовсeмъ знавшiй, какое выраженiе принять, - отсюда: на всякiй случай поднятыя брови. На мгновенiе, говорю я, онъ мнe показался такъ же на меня похожимъ, какъ былъ бы похожъ первый встрeчный. Но вернулись успокоившiеся воробьи, одинъ запрыгалъ совсeмъ близко, и это отвлекло его вниманiе, черты его встали по своимъ мeстамъ, и я вновь увидeлъ чудо, явившееся мнe пять мeсяцевъ тому назадъ. Онъ кинулъ воробьямъ горсть крошекъ. Одинъ изъ нихъ суетливо клюнулъ, крошка подскочила, ее схватилъ другой и улетeлъ. Феликсъ опять повернулся ко мнe съ выраженiемъ ожиданiя и...

© 2000- NIV