Cлово "ЛЕТА, ЛЕТО"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ЛЕТОМ, ЛЕТУ, ЛЕТАХ

1. Память, говори (глава 6)
Входимость: 24. Размер: 40кб.
2. Пнин. (глава 6)
Входимость: 19. Размер: 61кб.
3. Дар. (страница 7)
Входимость: 19. Размер: 81кб.
4. Память, говори (глава 3)
Входимость: 17. Размер: 47кб.
5. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 5)
Входимость: 17. Размер: 39кб.
6. Лолита. (часть 1, главы 3-6)
Входимость: 17. Размер: 31кб.
7. Другие берега. (глава 11)
Входимость: 16. Размер: 33кб.
8. Дар. (страница 3)
Входимость: 16. Размер: 72кб.
9. Дар. (страница 4)
Входимость: 16. Размер: 68кб.
10. Дар. (страница 8)
Входимость: 16. Размер: 95кб.
11. Бледное пламя. Комментарии (страница 2)
Входимость: 16. Размер: 66кб.
12. Память, говори (глава 10)
Входимость: 15. Размер: 34кб.
13. Круг
Входимость: 14. Размер: 21кб.
14. Пнин. (глава 5)
Входимость: 14. Размер: 42кб.
15. Машенька. (страница 2)
Входимость: 14. Размер: 36кб.
16. Другие берега. (глава 3)
Входимость: 14. Размер: 36кб.
17. Пнин. (глава 4)
Входимость: 13. Размер: 45кб.
18. Камера Обскура
Входимость: 13. Размер: 62кб.
19. Память, говори (глава 12)
Входимость: 13. Размер: 42кб.
20. Память, говори (глава 9)
Входимость: 12. Размер: 38кб.
21. Дар. (страница 2)
Входимость: 11. Размер: 83кб.
22. Память, говори
Входимость: 11. Размер: 38кб.
23. Другие берега. (глава 10)
Входимость: 11. Размер: 26кб.
24. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 5)
Входимость: 11. Размер: 45кб.
25. Память, говори (глава 5)
Входимость: 11. Размер: 43кб.
26. Лолита. (часть 2, главы 1-2)
Входимость: 11. Размер: 54кб.
27. Незавершенный роман
Входимость: 10. Размер: 114кб.
28. Прозрачные вещи
Входимость: 10. Размер: 35кб.
29. Другие берега. (глава 8)
Входимость: 10. Размер: 33кб.
30. Под знаком незаконнорожденных. страница 7
Входимость: 10. Размер: 35кб.
31. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 38)
Входимость: 10. Размер: 60кб.
32. Память, говори (глава 8)
Входимость: 10. Размер: 36кб.
33. Событие. Пьеса в прозе
Входимость: 9. Размер: 46кб.
34. Бледное пламя. Комментарии
Входимость: 9. Размер: 61кб.
35. Машенька. (страница 3)
Входимость: 9. Размер: 42кб.
36. Лолита. (часть 1, главы 10-11)
Входимость: 9. Размер: 49кб.
37. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 4)
Входимость: 9. Размер: 61кб.
38. Лик
Входимость: 9. Размер: 45кб.
39. Истребление тиранов
Входимость: 8. Размер: 49кб.
40. Юбилей (Эссе)
Входимость: 8. Размер: 5кб.
41. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 3, глава 8)
Входимость: 8. Размер: 49кб.
42. Дар. (страница 5)
Входимость: 8. Размер: 67кб.
43. Другие берега. (глава 5)
Входимость: 8. Размер: 38кб.
44. Лолита
Входимость: 8. Размер: 17кб.
45. Другие берега. (глава 6)
Входимость: 8. Размер: 29кб.
46. Память, говори (глава 13)
Входимость: 8. Размер: 43кб.
47. Примечания к стихам из разных сборников
Входимость: 8. Размер: 52кб.
48. Смотри на Арлекинов!
Входимость: 8. Размер: 31кб.
49. Дар. (страница 6)
Входимость: 7. Размер: 67кб.
50. Король, дама, валет. (глава 7)
Входимость: 7. Размер: 28кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Память, говори (глава 6)
Входимость: 24. Размер: 40кб.
Часть текста: 1 Летним утром, в легендарной России моего отрочества, проснешься, бывало, и сразу смотришь: какова щель между ставнями? Ежели водянисто-бледна, не стоит и растворять ставни, хоть избавишься от зрелища – насупленный день позирует для своего портрета в луже. С какой досадой выводишь из линии тусклого света свинцовое небо, промокший песок, овсяную кашицу бурых опавших соцветий под кустами сирени и этот рыжеватый листок (первая утрата лета), плоско прилипший к мокрой садовой скамейке! Но если ставни щурились от ослепительно-росистого сверканья, я тотчас принуждал окно отдать свое сокровище: одним махом комната раскалывалась на свет и тень. Пропитанная солнцем березовая листва поражала взгляд прозрачностью, которая бывает у светло-зеленого винограда; еловая же хвоя бархатно выделялась на синеве, и эта синева была такой насыщенности, какую мне довелось опять отыскать только много лет спустя в горноборовой зоне Колорадо. С семилетнего возраста все, что я чувствовал, завидя прямоугольник обрамленного солнечного света, подчинялось одной-единственной...
2. Пнин. (глава 6)
Входимость: 19. Размер: 61кб.
Часть текста: вдумчивый толкователь уже подчеркнул фиолетовыми чернилами трудное слово oiseaux и нацарапал поверху "птицы". Снова осенние ветра облепили палой листвой бок решетчатой галереи, ведущей от Гуманитарных Наук к Фриз-Холлу. Снова тихими вечерами запорхали над лужайками и асфальтом огромные янтарно-бурые данаиды, лениво дрейфуя к югу, свесив под крапчатыми телами не до конца поджатые сяжки. Колледж скрипел себе помаленьку. Усидчивые, обремененные беременными женами аспиранты все писали диссертации о Достоевском и Симоне де Бовуар. Литературные кафедры трудились, оставаясь под впечатлением, что Стендаль, Галсворти, Драйзер и Манн - большие писатели. Пластмассовые слова вроде "конфликта" и "образа" пребывали еще в чести. Как обычно, бесплодные преподаватели с успехом пытались "творить", рецензируя книги своих более плодовитых коллег, и как обычно, множество везучих сотрудников колледжа наслаждалось или приготавливалось насладиться разного рода субсидиями, полученными в первую половину года. Так, смехотворно мизерная...
3. Дар. (страница 7)
Входимость: 19. Размер: 81кб.
Часть текста: неуклюжий, нежный. Подошли. Сними шляпу, Николя. Волосы с рыжинкой, веснушки на лобике, в глазах ангельская ясность, свойственная близоруким детям. Кипарисовы, Парадизовы, Златорунные не без удивления вспоминали потом (в тиши своих дальних и бедных приходов) его стыдливую красоту: херувим, увы, оказался наклееным на крепкий пряник; не всем пришедшийся по зубам. Поздоровавшись с нами, Николя вновь надевает шляпу - серенький пуховой цилиндр - и тихо отходит, очень миленький в своем домашне-сшитом сюртучке и нанковых брючках, - между тем как его отец, добрейший протоиерей, нечуждый садовничеству, занимает нас обсуждением саратовских вишень, слив, глив. Летучая знойная пыль застилает картину. Как неизменно отмечается в начале всех решительно писательских биографий, мальчик был пожирателем книг. Но отлично учился. "Государю твоему повинуйся, чти его и будь послушным законам", тщательно воспроизводил он первую пропись, и помятая подушечка указательного пальца так навсегда и осталась темною от чернил. Вот тридцатые годы кончились, пошли сороковые. В шестнадцать лет он довольно знал языки, чтобы читать Байрона, Сю и Ггте (до конца дней стесняясь варварского произношения); уже владел семинарской латынью, благо отец был человек образованный. Кроме того некто Соколовский занимался с ним по-польски, а местный торговец апельсинами преподавал ему персидский язык, - и соблазнял табачным курением. Поступив в саратовскую семинарию, он там показал...
4. Память, говори (глава 3)
Входимость: 17. Размер: 47кб.
Часть текста: удовлетворенно облизывающимся, вздыбленным, смотрящим назад, надменно предъявляющим щит невезучего рыцаря, всего лишь одной шестнадцатой частью схожий с шахматной доской из чередующихся лазурных и красных квадратов, с крестом серебряным, трилистниковым, в каждом. Поверх щита можно видеть то, что осталось от рыцаря: грубый шлем и несъедобный латный воротник, а с ними одну бравую руку, торчащую, еще сжимая короткий меч, из орнамента лиственного, лазурного с красным. ”За храбрость”, гласит девиз. По словам двоюродного брата отца моего, Владимира Викторовича Голубцова, любителя русских древностей, у которого я наводил в 1930 году справки, основателем нашего рода был Набок Мурза (floreat 1380), обрусевший в Московии татарский князек. Собственный мой двоюродный брат, Сергей Сергеевич Набоков, ученый генеалог, сообщает мне, что в пятнадцатом столетии наши предки владели землей в Московском княжестве. Он ссылается на документ (опубликованный Юшковым в “Актах XIII-XIV столетий”, Москва, 1899), касающийся деревенской свары, разразившейся в 1494 году, при Иване III, между помещиком Кулякиным и его соседями, Филатом, Евдокимом и Власом, сыновьями Луки Набокова. В последующие столетия Набоковы служили по чиновной части и в армии. Мой прапрадед, генерал Александр Иванович Набоков (1749­1807), командовал в царствование Павла I полком Новгородского гарнизона, называвшимся в официальных бумагах “Набоковским полком”. Младший из его сыновей, мой прадед, Николай Александрович Набоков, молодым флотским офицером участвовал в 1817 году, вместе с будущими адмиралами бароном фон Врангелем и графом Литке в руководимой капитаном (впоследствии вице-адмиралом) Василием Михайловичем Головниным картографической экспедиции на Новую Землю (немного-немало), где именем этого моего предка была названа “река Набокова”. Память о главе экспедиции сохранилась в изрядном числе ...
5. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 5)
Входимость: 17. Размер: 39кб.
Часть текста: их обиталищем, особенно в самом разливе зимы, когда знаменитый сверкающий воздух, le cristal d'Ex, “как бы становится вровень с высшими проявлениями человеческой мысли – чистой математикой и разгадыванием шифров” (из неопубликованного рекламного объявления). По меньшей мере два раза в год наша счастливая чета отправлялась в сказочно долгие путешествия. Ада больше не вскармливала и не собирала бабочек, но во всю свою здоровую, прекрасную старость увлеченно снимала на пленку их жизнь в естественной среде – на нижней оконечности своего парка или на самом конце света, – как они плывут и вспархивают, опускаются на гроздья цветов или в грязь, скользят поверх травы или гранита, сражаются или спрягаются. Ван сопровождал ее во время съемок в Бразилии, Конго, Новой Гвинее, но втайне предпочитал сидение с долгим стаканом под тентом долгому бдению под деревом в ожидании, покуда некая редкость не опустится на приманку и не позволит заснять себя в цвете. Потребовалась бы еще одна книга, чтобы описать Адины приключения в Адаландии. Фильмы (и выставленных для опознания распятых актеров) можно по предварительной договоренности увидеть в музее “Люсинда” – Манхаттан, Парк-лэйн, дом 5. 2 Он оправдал родовой девиз: “Здоровее, чем Вин, только Винов сын”. В пятьдесят лет, оглядываясь назад, он мог различить лишь один сужавшийся в отдалении больничный коридор (с парой убегающих, обутых в белое гладких ножек), по которому его когда-либо катили. Однако теперь он стал замечать, что в его физическом самочувствии появляются неприметные, ветвящиеся трещинки, как будто неизбежный распад слал ему через серый простор статичного времени своих эмиссаров. Заложенный нос навлекал удушливые сны, и за дверью каждой легчайшей простуды его поджидала вооруженная тупой пикой межреберная невралгия. Чем поместительнее становился его ночной столик, тем гуще заселяли столешницу такие совершенно...

© 2000- NIV