Cлово "МАСТЕР"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: МАСТЕРОВ, МАСТЕРА, МАСТЕРУ, МАСТЕРОМ

1. Камера Обскура. (страница 4)
Входимость: 4. Размер: 45кб.
2. Под знаком незаконнорожденных. страница 6
Входимость: 3. Размер: 42кб.
3. Бледное пламя. Комментарии (страница 6)
Входимость: 3. Размер: 56кб.
4. Дар. (страница 5)
Входимость: 3. Размер: 67кб.
5. Бледное пламя. Комментарии (страница 7)
Входимость: 3. Размер: 66кб.
6. Бледное пламя. Комментарии
Входимость: 2. Размер: 61кб.
7. Волшебник
Входимость: 2. Размер: 83кб.
8. Память, говори (глава 3)
Входимость: 2. Размер: 47кб.
9. Приглашение на казнь. (страница 4)
Входимость: 2. Размер: 41кб.
10. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 3, глава 7)
Входимость: 2. Размер: 11кб.
11. Бледное пламя. Комментарии (страница 2)
Входимость: 2. Размер: 66кб.
12. Слава
Входимость: 1. Размер: 6кб.
13. * * * ("Милая, нежная - этих старинных")
Входимость: 1. Размер: 1кб.
14. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 39)
Входимость: 1. Размер: 34кб.
15. Под знаком незаконнорожденных. страница 9
Входимость: 1. Размер: 25кб.
16. Память, говори (глава 4)
Входимость: 1. Размер: 28кб.
17. Прозрачные вещи
Входимость: 1. Размер: 35кб.
18. Пнин. (глава 4)
Входимость: 1. Размер: 45кб.
19. Защита Лужина. (глава 8)
Входимость: 1. Размер: 39кб.
20. Под знаком незаконнорожденных
Входимость: 1. Размер: 34кб.
21. Смотри на Арлекинов! (страница 2)
Входимость: 1. Размер: 32кб.
22. Пнин. (глава 6)
Входимость: 1. Размер: 61кб.
23. Пильграм
Входимость: 1. Размер: 30кб.
24. Под знаком незаконнорожденных. страница 10
Входимость: 1. Размер: 36кб.
25. Защита Лужина. (глава 4)
Входимость: 1. Размер: 30кб.
26. Университетская поэма
Входимость: 1. Размер: 31кб.
27. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 7)
Входимость: 1. Размер: 27кб.
28. Камера Обскура. (страница 7)
Входимость: 1. Размер: 62кб.
29. Дар. (страница 7)
Входимость: 1. Размер: 81кб.
30. Другие берега. (глава 3)
Входимость: 1. Размер: 36кб.
31. Защита Лужина. (глава 12)
Входимость: 1. Размер: 24кб.
32. Отчаяние
Входимость: 1. Размер: 25кб.
33. Подвиг. (страница 9)
Входимость: 1. Размер: 40кб.
34. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника.
Входимость: 1. Размер: 15кб.
35. Защита Лужина. (глава 5)
Входимость: 1. Размер: 13кб.
36. Великан
Входимость: 1. Размер: 2кб.
37. Камера Обскура
Входимость: 1. Размер: 62кб.
38. Бледное пламя. Комментарии (страница 8)
Входимость: 1. Размер: 62кб.
39. Приглашение на казнь. (страница 7)
Входимость: 1. Размер: 38кб.
40. Дедушка
Входимость: 1. Размер: 16кб.
41. Пнин
Входимость: 1. Размер: 37кб.
42. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 5)
Входимость: 1. Размер: 16кб.
43. Весна в Фиальте
Входимость: 1. Размер: 41кб.
44. Подвиг. (страница 10)
Входимость: 1. Размер: 24кб.
45. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 19)
Входимость: 1. Размер: 17кб.
46. Память, говори (глава 13)
Входимость: 1. Размер: 43кб.
47. Камера Обскура. (страница 6)
Входимость: 1. Размер: 34кб.
48. О Ходасевиче (эссе)
Входимость: 1. Размер: 7кб.
49. Король, дама, валет. (глава 10)
Входимость: 1. Размер: 26кб.
50. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 22)
Входимость: 1. Размер: 7кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Камера Обскура. (страница 4)
Входимость: 4. Размер: 45кб.
Часть текста: "Какая ты все-таки дрянь", - проговорил он неопределенно. Магда ускорила шаг. Он снова настиг ее. "Пойдем же ко мне, дура, - сказал Горн. - Вот смотри..." - Он вынул бумажник. Магда ловко и точно ударила его наотмашь по лицу. "Кольца у тебя колючие", - проговорил он спокойно и продолжал за ней идти следом, торопливо роясь в бумажнике. Магда добежала до подъезда, начала отпирать дверь. Горн протянул ей что-то, но вдруг поднял брови. "Ах, вот оно что", - проговорил он, с удивлением узнав подъезд, из которого они только что вышли. Магда, не оглядываясь, толкала дверь. "Возьми же", - сказал он грубо. И так как она не брала, сунул то, что держал, ей за меховой воротник. Дверь бухнула ему в лицо. Он постоял, взял в кулак нижнюю губу, несколько раз задумчиво ее потянул и погодя двинулся прочь. Магда в темноте добралась до первой площадки, хотела подняться выше, но вдруг ослабела, опустилась на ступеньку и так зарыдала, как, пожалуй, еще не рыдала никогда, - даже тогда, когда он ее покинул. Что-то касалось ее шеи, она закинула руку, как бы что-то стирая с затылка, и нащупала бумажку. Она встала со ступени и, тонко скуля, нащупала кнопку, нажала, ударил свет, - и Магда увидела, что у ней в руке вовсе не американская ассигнация, а листок ватманской бумаги, на котором слегка смазанный карандашный рисунок - девочка, видная со спины, лежащая боком на постели, в рубашке, задравшейся на ляжке и сползавшей с плеча. Она посмотрела на испод и увидела чернилами написанную дату. Это был день, месяц и год, когда он покинул ее. Недаром он велел ей не оглядываться и легонько шуршал. Неужели прошло с тех пор всего...
2. Под знаком незаконнорожденных. страница 6
Входимость: 3. Размер: 42кб.
Часть текста: который деревянным басом отвечает Портрет с титула Первого фолио). Заметьте также подпись: "Ink, a drug". Чей-то досужий карандаш (Эмбер весьма ценил эту ученую шутку) занумеровал буквы так, что получилось "Grudinka", - это означает "бекон" в некоторых славянских языках. Номер второй показывает того же увальня (теперь приодетого джентльменом), стягивающего с головы самого джентльмена (он теперь сидит за столом и пишет) некое подобие шапски. Понизу той же рукой написано: "Ham-let, или Homelette au Lard". Наконец, на номере третьем - дорога, пеший путник (в украденной шапске) и указатель "В Хай-Уиком". Имя его подобно Протею. В каждом углу он плодит двойников. Почерку его бессознательно подражают законники, которым выпала доля писать той же рукой. В сырое утро 27 ноября 1582го года он - Шакспир, она - Уотли из Темпл-Графтон. Два дня спустя, он - Шагспир, она же - Хатуэй из Стратфорда-на-Авоне. Так кто же он? Вильям Икс, прехитро составленный из двух левых рук и личины. Кто еще? Человек, сказавший (не первым), что слава Господня в том, чтобы скрыть, а человечья - сыскать. Впрочем, то, что уорикширский парень писал пьесы, более чем удовлетворительно доказывается мощью сморщенных яблок и бледного первоцвета. Здесь две темы: шекспировская, исполняемая в настоящем времени Эмбером, чинно принимающим гостя в своей спальне; и совершенно иная - сложная смесь прошлого, настоящего и будущего - тема, которой ужасное отсутствие Ольги причиняет страшные затруднения. Это была, это есть их первая встреча со времени ее смерти. Круг не заговорит о ней, даже не спросит о прахе; и Эмбер, который тоже стесняется смерти, не знает, что сказать. Имей он возможность свободно передвигаться, он мог бы молча обнять своего толстого друга (жалкое поражение для философа и поэта, привыкших верить, что слово превыше дела), но как это сделать, когда один из двух лежит в постели? Круг, наполовину намеренно, остается недосягаемым. Трудный он человек. Описать спальню. Упомянуть о ярких карих...
3. Бледное пламя. Комментарии (страница 6)
Входимость: 3. Размер: 56кб.
Часть текста: пятой карточках между закатом 18 и рассветом 19 июля. В то утро я помолился в двух разных церквах (обстоявших, так сказать, мое земблянское вероисповедание, не представленное в Нью-Вае) и возвращался домой не спеша, в возвышенном расположении духа. Ни облачка не белело в заждавшихся небесах и, казалось, сама земля тихонько вздыхает по Господу нашему Иисусу Христу. В такие утра, солнечные и печальные, я каждой жилочкой ощущаю, что и для меня еще не закрыто Царствие Небесное, что и я могу обрести спасение, несмотря на мерзлую грязь и ужас в моем сердце. Поникнув главой, я поднимался по гравистой тропе, как вдруг совсем ясно услышал голос Шейда, словно стоящего за моей спиной, разговаривая громко, как бы с тугим на ухо собеседником, и этот голос сказал: "Придите вечером, Чарли". Я огляделся с трепетом и изумлением: я был совершенно один. Я позвонил немедля. Шейдов нет, сообщила нахальная служаночка, несносная вертихвостка, стряпавшая у них по воскресениям и несомненно мечтавшая, что в какой-нибудь вдовый денек старый поэт притиснет ее к груди. Я перезвонил через два часа, попал, как всегда, на Сибил, настоял на разговоре с другом (моих "весточек" ему никогда не передавали), залучил его к аппарату и как можно спокойней спросил, что он делал около полудня, когда я услышал его у себя в саду поющим, точно огромная птица. Он толком не помнил, попросил обождать минуту, да, он с Полем (кто таков, не знаю) играл в гольф или по крайности смотрел, как Поль играет с еще одним коллегой. Я закричал, что вечером должен видеть его, и...
4. Дар. (страница 5)
Входимость: 3. Размер: 67кб.
Часть текста: стеной, в аршине от его виска, выводил его из дремоты. Это был чистый, круглодонный звон стакана, ставимого обратно на стеклянную полочку; после чего, хозяйская дочка откашливалась. Потом был прерывистый треск вращающегося валика, потом - спуск воды, захлебывающейся, стонущей и вдруг пропадавшей, потом - загадочный внутренний вой ванного крана, превращавшийся наконец в шорох душа. Звякала задвижка, мимо двери удалялись шаги. К ним навстречу шли другие, темно-тяжелые, с пришлепом: это Марианна Николаевна спешила на кухню варить дочке кофе. Было слышно, как сначала газ не брал спички, шумно лопаясь; укрощенный, вспыхивал и ровно шипел. Первые шаги возвращались, уже на каблуках; на кухне начинался скорый, сердито взволнованный разговор. Как иные говорят с южным или московским акцентом, так мать и дочь неизменно говорили между собой с произношением ссоры. Голоса были схожи, оба смуглые и гладкие, но один был грубее и как бы теснее, другой - вольнее и чище. В рокоте материнского была просьба, даже виноватая просьба; в укорачивающихся ответах дочери звенела злость. Под эту невнятную утреннюю бурю Федор Константинович опять мирно засыпал. В редеющей местами дремоте он различал звуки уборки; стена вдруг рушилась на него: это половая щетка поехала и хлопнулась у его двери. Раз в неделю толстая, тяжело переводившая дух, пахнувшая кислым потом швейцариха приходила с пылесосом, и тогда начинался ад, мир рвался на части, адский скрежет проникал в самую душу, разрушая ее, и гнал Федора Константиновича из постели, из комнаты, из дома. Обычно же, около десяти Марианна Николаевна в свою очередь занимала ванную, а после нее, уже харкая на ходу, туда следовал Иван Борисович. Воду он спускал до пяти раз; ванной не пользовался, удовлетворяясь лепетом маленького умывальника. К половине одиннадцатого всг в доме стихало: Марианна Николаевна уходила за хозяйственными покупками, Щеголев -...
5. Бледное пламя. Комментарии (страница 7)
Входимость: 3. Размер: 66кб.
Часть текста: до гольдсвортовой части проулка и до мощеной плиточной дорожки, что ползла вдоль бокового газона к гравийному подъездному пути, поднимавшемуся от Далвичского тракта к парадной двери Гольдсвортов, как вдруг Шейд заметил: "А у вас гость". На крыльце боком к нам стоял приземистый, плотный, темно-волосатый мужчина в коричневом костюме, придерживая за глупую хватку мятый и тертый портфель и еще указуя скрюченным пальцем на только что отпущенную кнопку звонка. - Убью, - пробормотал я. Недавно какая-то девица в чепце всучила мне кипу религиозных брошюр, пообещав, что ее брат, которого я невесть почему вообразил себе хрупким и нервным юношей, заглянет, чтобы обсудить со мной Промысел Божий и разъяснить все, чего я не пойму из брошюр. Ничего себе, юноша! - Ну я же его убью, - шепотом повторил я, так несносна была мне мысль, что упоенье поэмой может отсрочиться. В бешенстве, поспешая избыть докучного гостя, я обогнул Шейда, шагавшего до того впереди меня, и возглавил шествие к двойному наслаждению столом и стилем. Видел ли я когда-либо Градуса? Дайте подумать. Видел? Память мотает головой. И все же убийца уверял меня после, что однажды я, озирая из башни дворцовый сад, помахал ему, когда он с одним из бывших моих пажей, юношей, чьи волосы походили на мягкую стружку, тащил из теплицы к телеге стекленную раму; да и теперь, едва визитер поворотился к нам и оцепенил нас близко сидящими глазами печальной змеи, я ощутил такой трепет узнавания, что, спи я в ту минуту, - непременно бы пробудился со стоном. Первая пуля отхватила пуговицу с рукава моего черного блайзера, вторая пропела над ухом. Уверения, что целил он не в меня (только что виденного в библиотеке, - будем последовательны, господа, как-никак мы живем в рациональном мире), не...

© 2000- NIV