Cлово "МИМ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: МИМЫ

1. Подлец
Входимость: 9.
2. Дар. (страница 3)
Входимость: 7.
3. Король, дама, валет
Входимость: 6.
4. Король, дама, валет. (глава 13)
Входимость: 6.
5. Другие берега. (глава 3)
Входимость: 6.
6. Король, дама, валет. (глава 4)
Входимость: 5.
7. Пильграм
Входимость: 5.
8. Волшебник
Входимость: 5.
9. Другие берега. (глава 10)
Входимость: 5.
10. Машенька. (страница 3)
Входимость: 5.
11. Дар. (страница 5)
Входимость: 5.
12. Приглашение на казнь. (страница 7)
Входимость: 5.
13. Драка
Входимость: 5.
14. Лолита. (часть 2, главы 14-16)
Входимость: 4.
15. Защита Лужина. (глава 2)
Входимость: 4.
16. Отчаяние. (глава 9)
Входимость: 4.
17. Дар. (страница 7)
Входимость: 4.
18. Камера Обскура
Входимость: 4.
19. Приглашение на казнь
Входимость: 4.
20. Река
Входимость: 4.
21. Память, говори (глава 10)
Входимость: 4.
22. Дар. (страница 9)
Входимость: 4.
23. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 3, глава 5)
Входимость: 4.
24. Подвиг
Входимость: 4.
25. Защита Лужина. (глава 6)
Входимость: 3.
26. Машенька. (страница 5)
Входимость: 3.
27. Уста к устам
Входимость: 3.
28. Король, дама, валет. (глава 7)
Входимость: 3.
29. Адмиралтейская игла
Входимость: 3.
30. Король, дама, валет. (глава 9)
Входимость: 3.
31. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 20)
Входимость: 3.
32. Лолита. (часть 2, главы 31-34)
Входимость: 3.
33. Подвиг. (страница 8)
Входимость: 3.
34. Хват
Входимость: 3.
35. Машенька. (страница 2)
Входимость: 3.
36. Университетская поэма
Входимость: 3.
37. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 42)
Входимость: 3.
38. Подвиг. (страница 9)
Входимость: 3.
39. Король, дама, валет. (глава 2)
Входимость: 3.
40. Король, дама, валет. (глава 12)
Входимость: 3.
41. Подвиг. (страница 6)
Входимость: 3.
42. Ужас
Входимость: 2.
43. Дар. (страница 2)
Входимость: 2.
44. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 6)
Входимость: 2.
45. Защита Лужина. (глава 8)
Входимость: 2.
46. Под знаком незаконнорожденных
Входимость: 2.
47. Пнин. (глава 6)
Входимость: 2.
48. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 10)
Входимость: 2.
49. Другие берега. (глава 7)
Входимость: 2.
50. Возвращение Чорба
Входимость: 2.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Подлец
Входимость: 9. Размер: 51кб.
Часть текста: утро, по дороге в банк, имел удовольствие встречать тот же галстук и тот же платок у двух-трех господ, как и он, спешащих на службу. С Бергом одно время у него были дела, Берг был необходим. Берг звонил ему по телефону раз пять в день, Берг стал бывать у них,- и острил, острил,- боже мой, как он любил острить. При первом его посещении, Таня, жена Антона Петровича, нашла, что он похож на англичанина и очень забавен. "Антон, здравствуй!" - рявкал Берг, топыря пальцы и сверху, с размаху, по русскому обычаю, коршуном налетая на его руку и крепко пожимая ее. Был Берг плечист, строен, чисто выбрит, и сам про себя говорил, что похож на мускулистого ангела. Антону Петровичу он однажды показал старую, черную записную книжку: страницы были сплошь покрыты крестиками, и таких крестиков было ровным счетом пятьсот двадцать три. "Времен Деникина и покоренья Крыма,- усмехнулся Берг и спокойно добавил: - Я считал, конечно, только тех, которых бил наповал". И то, что Берг бывший офицер, вызывало в Антоне Петровиче зависть, и он не любил, когда Берг при Тане рассказывал о конных разведках и ночных атаках. Сам он был коротконог, кругловат и носил монокль, который в свободное время, когда не был ввинчен в глазницу, висел на черной ленточке, а когда Антон Петрович сидел развалясь, блестел, как глупый глаз, у него на брюшке....
2. Дар. (страница 3)
Входимость: 7. Размер: 72кб.
Часть текста: из-под навеса осин, столпившихся там, где жирная, глинистая, "земская" (какой ухаб был в этом прозвании!) дорога спускалась в ложбинку, собрав в этом месте все свои колеи в продолговатую выбоину, до краев налитую густым кофе со сливками. Милая моя! Образчик элизейских красок! Отец однажды, в Ордосе, поднимаясь после грозы на холм, ненароком вошел в основу радуги, - редчайший случай! - и очутился в цветном воздухе, в играющем огне, будто в раю. Сделал еще шаг - и из рая вышел. Она уже бледнела. Дождь совсем перестал, пекло, овод с шелковыми глазами сел на рукав. В роще закуковала кукушка, тупо, чуть вопросительно: звук вздувался куполком и опять - куполком, никак не разрешаясь. Бедная толстая птица вероятно перелетела дальше, ибо всг повторялось сызнова, вроде уменьшенного отражения (искала, что-ли, где получается лучше, грустнее?). Громадная, плоская на лету бабочка, иссиня-черная с белой перевязью, описав сверхестественно-плавную дугу и опустившись на сырую землю, сложилась, тем самым исчезла. Такую иной раз приносит, зажав ее обеими руками в картуз, сопящий крестьянский мальчишка. Такая взмывает из-под семенящих копыт примерной докторской поньки, когда доктор, держа на коленях...
3. Король, дама, валет
Входимость: 6. Размер: 27кб.
Часть текста: сон, в котором есть и усилие неимоверное, и тошнота, и ватная слабость в икрах, и легкое головокружение,- пройдут, отхлынут, уже замирая, уже почти падая навзничь... Больше женщин, чем мужчин,- как это всегда бывает среди провожающих... Сестра Франца, такая бледная в этот ранний час, нехорошо пахнущая натощак, в клетчатой пелерине, какой, небось, не носят в столице,- и мать, маленькая, круглая, вся в коричневом, как плотный монашек. Вот запорхали платки. И отошли не только они,- эти две знакомые улыбки,-тронулся не только вокзал, с лотком, тачкой, белым продавцом слив и сосисок,- тронулся и старый городок в розоватом тумане осеннего утра: каменный курфюрст на площади, землянично-темный собор, поблескивающие вывески, цилиндр, рыба, медное блюдо парикмахера... Теперь уж не остановить. Понесло! Торжественно едут дома, хлопают занавески в открытых окнах родного дома, потрескивают полы, скрипят стены, сестра и мать пьют на быстром сквозняке утренний кофе, мебель вздрагивает от учащающихся толчков,- все скорее, все таинственнее едут дома, собор, площадь, переулки... И хотя уже давно мимо вагонного окна развертывались поля в золотистых заплатах, Франц еще ощущал, как отъезжает городишко, где он прожил двадцать лет. В деревянном, еще прохладном отделении третьего класса сидели, кроме Франца: ...
4. Король, дама, валет. (глава 13)
Входимость: 6. Размер: 29кб.
Часть текста: искрилась мокрая листва. Море было молочно-синеватое, сплошь в играющих блестках. Пятна солнца дрожали на перилах балкона, на ступенях смешной лестницы, спускающейся в сад. На веревочке сох женин купальный костюм. Он вернулся в темную спальню, спеша одеться, чтобы ехать в столицу. Через три четверти часа отходил автобус, который повезет его по деревенским дорогам к станции. В полутьме он пополоскался в резиновой ванне. На балконе, пристально глядя в сияющее зеркальце, поставленное на перила, с удовольствием побрился, чуть припудрил горящие щеки. Снова раскачается?" - и вместе с тем ее забавляло и как-то даже городскую шляпу. Из сумрака постели вдруг возник голос Марты. "Мы сейчас поедем кататься на лодке,- пробормотала она скороговоркой.- Ты встретишь нас у скалы,- поторопись... лоторопись..." Драйер, хлопая себя по бокам, проверяя, все ли он разложил по карманам, засмеялся: - Проснись, моя душа. Я уезжаю в город. Она что-то пробормотала еще, потом внятно сказала: - Дай мне воды. - Я спешу,-сказал он-сама возьмешь. Пора тебе вставать, купаться. Погода райская. Он склонился над туманной постелью, поцеловал ее в волосы и быстро вышел из спальни. До отхода автобуса нужно было еще успеть выпить кофе. Кофе он пил на террасе кургауза. Съел две булочки с медом. Посмотрел на часы и съел третью. Уже мелькали пестрые купальные халаты, разгоралось море. Закуривая на ходу, он поспешил к площади, где уже грохотал автобус. Поехали. Море осталось позади. Уже прыгали в воде, взмахивая голыми руками, купальщики. На всех балконах был нежный звон утренних завтраков. Франц. машинально захватив под мышку резиновый мяч, прошлепал по коридору, постучался в номер четы Драйер. Молчание. Он толкнул дверь. Шторы были спущены. Марта еще спала. Он сообразил, что Драйер уже уехал. Нужно...
5. Другие берега. (глава 3)
Входимость: 6. Размер: 36кб.
Часть текста: к моей родословной; теперь я жалею об этом-из соображений технических: при отчетливости личной памяти неотчетливость семейной отражается на равновесии слов. Уже в эмиграции кое-какими занятными сведениями снабдил меня двоюродный мой дядюшка Владимир Викторович Голубцов, большой любитель таких изысканий. У него получалось, что старый дворянский род Набоковых произошел не от каких-то псковичей, живших как-то там в сторонке, на обочье, и не от кривобокого, набокого, как хотелось бы, а от обрусевшего шестьсот лет тому назад татарского князька по имени Набок. Бабка же моя, мать отца, рожденная баронесса Корф, была из Древнего немецкого (вестфальского) рода и находила простую прелесть в том, что в честь предка-крестоносца был будто бы назван остров Корфу. Корфы эти обрусели еще в восемнадцатом веке, и среди них энциклопедии отмечают много видных людей. По отцовской линии мы состоим в разнообразном родстве или свойстве с Аксаковыми, Шишковыми, Пущиными, Данзасами. Думаю, что было уже почти темно, когда по скрипучему снегу внесли раненого в гек-кернскую карету. Среди моих предков много служилых людей; есть усыпанные бриллиантовыми знаками участники славных войн; есть сибирский золотопромышленник и миллионщик (Василий Рукавишников, дед моей матери Елены Ивановны); есть ученый президент медико-хирургической академии (Николай Козлов, другой ее дед); есть герой...

© 2000- NIV