Cлово "МОСТ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: МОСТУ, МОСТА, МОСТЫ, МОСТОМ

1. Под знаком незаконнорожденных
Входимость: 19. Размер: 34кб.
2. Незавершенный роман
Входимость: 8. Размер: 114кб.
3. Под знаком незаконнорожденных. страница 10
Входимость: 6. Размер: 36кб.
4. Приглашение на казнь. (страница 6)
Входимость: 5. Размер: 45кб.
5. Память, говори (глава 3)
Входимость: 5. Размер: 47кб.
6. Машенька. (страница 3)
Входимость: 5. Размер: 42кб.
7. Память, говори (глава 12)
Входимость: 5. Размер: 42кб.
8. Волшебник
Входимость: 4. Размер: 83кб.
9. Защита Лужина. (глава 8)
Входимость: 4. Размер: 39кб.
10. Дар. (страница 9)
Входимость: 4. Размер: 72кб.
11. Король, дама, валет. (глава 13)
Входимость: 4. Размер: 29кб.
12. Другие берега. (глава 11)
Входимость: 3. Размер: 33кб.
13. Машенька. (страница 5)
Входимость: 3. Размер: 30кб.
14. Пнин. (глава 5)
Входимость: 3. Размер: 42кб.
15. Другие берега
Входимость: 3. Размер: 26кб.
16. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 12)
Входимость: 3. Размер: 13кб.
17. Защита Лужина
Входимость: 3. Размер: 14кб.
18. Дедушка
Входимость: 3. Размер: 16кб.
19. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 4)
Входимость: 3. Размер: 61кб.
20. Приглашение на казнь
Входимость: 3. Размер: 46кб.
21. Слава
Входимость: 2. Размер: 6кб.
22. Под знаком незаконнорожденных. страница 9
Входимость: 2. Размер: 25кб.
23. Петербург ("Мне чудится в Рождественское утро")
Входимость: 2. Размер: 4кб.
24. Обида
Входимость: 2. Размер: 20кб.
25. Память, говори
Входимость: 2. Размер: 38кб.
26. Истребление тиранов
Входимость: 2. Размер: 49кб.
27. Университетская поэма
Входимость: 2. Размер: 31кб.
28. Машенька
Входимость: 2. Размер: 41кб.
29. Дар. (страница 3)
Входимость: 2. Размер: 72кб.
30. Дар
Входимость: 2. Размер: 65кб.
31. Из романа "Дар"
Входимость: 2. Размер: 7кб.
32. Письмо в Россию
Входимость: 2. Размер: 8кб.
33. Подвиг. (страница 9)
Входимость: 2. Размер: 40кб.
34. Дар. (страница 4)
Входимость: 2. Размер: 68кб.
35. Приглашение на казнь. (страница 7)
Входимость: 2. Размер: 38кб.
36. Память, говори (глава 15)
Входимость: 2. Размер: 28кб.
37. Отчаяние. (глава 8)
Входимость: 2. Размер: 38кб.
38. Занятой человек
Входимость: 2. Размер: 23кб.
39. Итальянке
Входимость: 1. Размер: 1кб.
40. Артюр Рембо. Пьяный корабль
Входимость: 1. Размер: 5кб.
41. Король, дама, валет. (глава 3)
Входимость: 1. Размер: 32кб.
42. Защита Лужина. (глава 13)
Входимость: 1. Размер: 29кб.
43. Бледное пламя. Комментарии
Входимость: 1. Размер: 61кб.
44. Король, дама, валет
Входимость: 1. Размер: 27кб.
45. Прозрачные вещи
Входимость: 1. Размер: 35кб.
46. Детство
Входимость: 1. Размер: 6кб.
47. Катастрофа
Входимость: 1. Размер: 14кб.
48. Подвиг. (страница 7)
Входимость: 1. Размер: 40кб.
49. Движенье
Входимость: 1. Размер: 1кб.
50. Королек
Входимость: 1. Размер: 20кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Под знаком незаконнорожденных
Входимость: 19. Размер: 34кб.
Часть текста: прилипло несколько бурых хмурых умерших листьев. Затонувших, стоит сказать, еще до того, как лужа ссохлась до ее настоящих размеров. Она лежит в тени, но вмещает образчик далекого света с деревьями и четою домов. Приглядись. Да, она отражает кусок бледно-синего неба - мягкая младенческая синева - молочный привкус во рту: у меня была кружка такого же цвета лет тридцать пять назад. Она отражает и грубый сумбур голых ветвей, и коричневую вену потолще, обрезанную ее кромкой, и яркую поперечную кремовую полоску. Вы кое-что обронили, вот, это ваше, кремовый дом вдалеке, в сиянии солнца. Когда ноябрьский ветер в который раз пронимает льдистая дрожь, зачаточный водоворот собирает блеск лужи в складки. Два листа, два трискалиона, как два дрожащих трехногих купальщика, разбегаются, чтоб окунуться, рвение заносит их в середину лужи и там, внезапно замедлив, они плывут, став совершенно плоскими. Двадцать минут пятого. Вид из окна больницы. Ноябрьские деревья - тополи, я полагаю, - два из них растут, пробивая асфальт: все они в ярком холодном солнце, в яркой роскошно мохнатой коре, в путанных перегибах бесчисленных глянцевых веток, старое золото, - потому что там, вверху, им достается больше притворно сочного солнца. Их неподвижность спорит с припадочной зыбью вставного отражения, ибо видимая эмоция дерева - в массе его листвы, а листьев осталось, может быть, тридцать семь, не больше, с одного его бока. Они немного мерцают, легкий приглушенный тон, солнце доводит их до того же иконного лоска, что и спутанные триллионы ветвей. Бледные облачные клочья пересекают обморочную небесную синеву. Операция была неудачной, моя жена умрет. За низкой изгородью, под солнцем, в яркой окоченелости, сланцевый фасад дома обрамляют два боковых кремовых пилястра и широкий пустынный бездумный карниз: глазурь на залежавшемся в лавке пирожном. День вычернил окна. Их тринадцать; белая решетка, зеленые ставни. Все очень четко, но день протянет недолго....
2. Незавершенный роман
Входимость: 8. Размер: 114кб.
Часть текста: гадать: шарлатан ли Фальтер? Подлинный ли он провидец? Или же он медиум, посредством которого умершая жена рассказчика пытается донести смутный абрис фразы, узнанной или неузнанной ее мужем. Как бы то ни было, ясно одно: создавая воображаемую страну (занятие, которое поначалу было для него только способом отвлечься от горя, но со временем переросло в самодовлеющую художественную манию), вдовец настолько вжился в Туле, что оно стало постепенно обретать самостоятельное существование. В первой главе Синеусов говорит между прочим, что перебирается с Ривьеры в Париж, на свою прежнюю квартиру; на самом же деле он переезжает в угрюмый дворец на дальнем северном острове. Искусство позволяет ему воскресить покойную жену в облике королевы Белинды - жалкое свершение, которое не приносит ему торжества над смертью даже в мире вольного вымысла. В третьей главе 'ей предстояло снова погибнуть от бомбы, предназначавшейся ее мужу, на Эгельском мосту, буквально через несколько минут после возвращения с Ривьеры. Вот, пожалуй, и все, что удается рассмотреть в пыли и мусоре моих давних вымыслов... Истинный читатель несомненно узнает искаженные отголоски моего последнего русского романа в книге "Под знаком незаконнорожденных" (1947) и особенно в "Бледном огне" (1962). Меня эти отзвуки слегка раздражают, но больше всего я сожалею о его незавершенности потому, что он, как кажется, должен был решительно отличаться от всех остальных моих русских вещей качеством расцветки, диапазоном стиля, чем-то не поддающимся определению в его мощном подводном течении..." (Цит. по: Набоков В. Рассказы. Приглашение на казнь. Эссе, интервью, рецензии.- М.: Книга, 1989-С. 501- 502). Глава 1. Ultima Thule Помнишь, мы как-то завтракали (принимали пищу) года за два до твоей смерти? Если, конечно, память может жить без головного убора. Кстатическая мысль: вообразим новейший письмовник. К безрукому: крепко жму вашу (многоточие). К покойнику:...
3. Под знаком незаконнорожденных. страница 10
Входимость: 6. Размер: 36кб.
Часть текста: (таинственным для нас еще более, чем для самых первых мыслителей в их зеленых оливковых рощах) слияньем двух таинств или, вернее, двух множеств по триллиону таинств в каждом; созданное слияньем, которое одновременно и дело выбора, и дело случая, и дело чистейшего волшебства; созданное упомянутым образом и после отпущенное на волю - накапливать триллионы собственных тайн; проникнутое сознанием - единственной реальностью мира и величайшим его таинством. Он увидел Давида, ставшим старше на год или два, сидящим на чемодане в ярких наклейках - на пирсе, у здания таможни. Он увидел его катящим на велосипеде между сверкающих кустов форситий и тонких, голых стволов берез, по дорожке со знаком "Велосипедам запрещено". Он увидел его на краю плавательного бассейна в черных и мокрых купальных трусах, лежащим на животе, резко выступала лопатка, откинутая рука вытряхивала радужную воду, налившуюся в игрушечный эсминец. Он увидел его в одной из тех баснословных угловых лавок, что выставляют пилюли на одну улицу и пикули на другую, взобравшимся на насест у стойки и тянущимся к сиропным насосам. Он увидел его подающим мяч особенным кистевым броском, неизвестным у него на родине. Он увидел его юношей, пересекающим техниколоровый кампус. Он увидел его в чудном костюме (вроде жокейского, но с иной обувкой и гетрами) для игры в американский футбол. Он увидел его обучающимся летать. Он увидел его двухлетним, на горшке, подскакивающим, мурлыкая песенку, подскоками...
4. Приглашение на казнь. (страница 6)
Входимость: 5. Размер: 45кб.
Часть текста: маленькую, в белом пушку, бабочку и трех комнатных мух, - но еще не совсем насытился и посматривал на дверь. Спокойствие. Цинциннат был весь в ссадинах и синяках. Спокойствие, ничего не случилось. Накануне вечером, когда его отвели обратно в камеру, двое служителей кончали замазывать место, где давеча зияла дыра. Теперь оно было отмечено всего лишь наворотами краски покруглее да погуще, - и делалось душно при одном взгляде на снова ослепшую, оглохшую и уплотнившуюся стену. Другим останком вчерашнего дня был крокодиловый, с массивной темно-серебряной монограммой, альбом, который он взял с собой в смиренном рассеянии: альбом особенный, а именно - фотогороскоп, составленный изобретательным м-сье Пьером (*18), то есть серия фотографий, с естественной постепенностью представляющих всю дальнейшую жизнь данной персоны. Как это делалось? А вот как. Сильно подправленные снимки с сегодняшнего лица Эммочки дополнялись частями снимков чужих - ради туалетов, обстановки, ландшафтов, - так что получалась вся бутафория ее будущего. По порядку вставленные в многоугольные оконца каменно-плотного, с золотым обрезом, картона и снабженные мелко написанными датами, эти отчетливые и на полувзгляд неподдельные фотографии демонстрировали...
5. Память, говори (глава 3)
Входимость: 5. Размер: 47кб.
Часть текста: отзывающие скорее домашним бестиарием, который он знает с измальства, чем прямыми зоологическими изысканиями. Так, в первом варианте этой главы, описывая набоковский герб (мельком виденный многие годы назад среди иных семейных мелочей), я каким-то образом умудрился обратить его в домашнее диво – двух медведей, подпирающих огромную шашечницу. К нынешнему времени я отыскал его, этот герб, и с разочарованием обнаружил, что сводится он всего-навсего к двум львам – буроватым, и возможно, чересчур лохматым, но с медведями все же нимало не схожим зверюгам, – удовлетворенно облизывающимся, вздыбленным, смотрящим назад, надменно предъявляющим щит невезучего рыцаря, всего лишь одной шестнадцатой частью схожий с шахматной доской из чередующихся лазурных и красных квадратов, с крестом серебряным, трилистниковым, в каждом. Поверх щита можно видеть то, что осталось от рыцаря: грубый шлем и несъедобный латный воротник, а с ними одну бравую руку, торчащую, еще сжимая короткий меч, из орнамента лиственного, лазурного с красным. ”За храбрость”, гласит девиз. По словам двоюродного брата отца моего, Владимира Викторовича Голубцова, любителя русских древностей, у которого я наводил в 1930 году справки, основателем нашего рода был Набок Мурза (floreat 1380), обрусевший в Московии татарский князек. Собственный мой двоюродный брат, Сергей Сергеевич Набоков, ученый генеалог, сообщает мне, что в пятнадцатом столетии наши предки владели землей в Московском княжестве. Он ссылается на документ (опубликованный Юшковым в “Актах XIII-XIV столетий”, Москва, 1899), касающийся деревенской свары, разразившейся в 1494 году, при Иване III, между помещиком Кулякиным и его соседями, Филатом, Евдокимом и Власом,...

© 2000- NIV