Cлово "МОСТ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: МОСТУ, МОСТА, МОСТЫ, МОСТОМ

1. Под знаком незаконнорожденных
Входимость: 19.
2. Незавершенный роман
Входимость: 8.
3. Под знаком незаконнорожденных. страница 10
Входимость: 6.
4. Память, говори (глава 3)
Входимость: 5.
5. Память, говори (глава 12)
Входимость: 5.
6. Приглашение на казнь. (страница 6)
Входимость: 5.
7. Машенька. (страница 3)
Входимость: 5.
8. Защита Лужина. (глава 8)
Входимость: 4.
9. Король, дама, валет. (глава 13)
Входимость: 4.
10. Волшебник
Входимость: 4.
11. Дар. (страница 9)
Входимость: 4.
12. Машенька. (страница 5)
Входимость: 3.
13. Другие берега
Входимость: 3.
14. Дедушка
Входимость: 3.
15. Приглашение на казнь
Входимость: 3.
16. Другие берега. (глава 11)
Входимость: 3.
17. Пнин. (глава 5)
Входимость: 3.
18. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 12)
Входимость: 3.
19. Защита Лужина
Входимость: 3.
20. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 4)
Входимость: 3.
21. Обида
Входимость: 2.
22. Дар. (страница 3)
Входимость: 2.
23. Дар
Входимость: 2.
24. Из романа "Дар"
Входимость: 2.
25. Письмо в Россию
Входимость: 2.
26. Дар. (страница 4)
Входимость: 2.
27. Слава
Входимость: 2.
28. Под знаком незаконнорожденных. страница 9
Входимость: 2.
29. Петербург ("Мне чудится в Рождественское утро")
Входимость: 2.
30. Память, говори
Входимость: 2.
31. Истребление тиранов
Входимость: 2.
32. Университетская поэма
Входимость: 2.
33. Машенька
Входимость: 2.
34. Подвиг. (страница 9)
Входимость: 2.
35. Приглашение на казнь. (страница 7)
Входимость: 2.
36. Память, говори (глава 15)
Входимость: 2.
37. Отчаяние. (глава 8)
Входимость: 2.
38. Занятой человек
Входимость: 2.
39. Итальянке
Входимость: 1.
40. Артюр Рембо. Пьяный корабль
Входимость: 1.
41. Король, дама, валет. (глава 3)
Входимость: 1.
42. Бледное пламя. Комментарии
Входимость: 1.
43. Король, дама, валет
Входимость: 1.
44. Прозрачные вещи
Входимость: 1.
45. Движенье
Входимость: 1.
46. Королек
Входимость: 1.
47. Пнин. (глава 2)
Входимость: 1.
48. Юбилей (Эссе)
Входимость: 1.
49. Отчаяние. (глава 9)
Входимость: 1.
50. Бледное пламя. Комментарии (страница 4)
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Под знаком незаконнорожденных
Входимость: 19. Размер: 34кб.
Часть текста: щупальцами черной влаги, к которой прилипло несколько бурых хмурых умерших листьев. Затонувших, стоит сказать, еще до того, как лужа ссохлась до ее настоящих размеров. Она лежит в тени, но вмещает образчик далекого света с деревьями и четою домов. Приглядись. Да, она отражает кусок бледно-синего неба - мягкая младенческая синева - молочный привкус во рту: у меня была кружка такого же цвета лет тридцать пять назад. Она отражает и грубый сумбур голых ветвей, и коричневую вену потолще, обрезанную ее кромкой, и яркую поперечную кремовую полоску. Вы кое-что обронили, вот, это ваше, кремовый дом вдалеке, в сиянии солнца. Когда ноябрьский ветер в который раз пронимает льдистая дрожь, зачаточный водоворот собирает блеск лужи в складки. Два листа, два трискалиона, как два дрожащих трехногих купальщика, разбегаются, чтоб окунуться, рвение заносит их в середину лужи и там, внезапно замедлив, они плывут, став совершенно плоскими. Двадцать минут пятого. Вид из окна больницы. Ноябрьские деревья - тополи, я полагаю, - два из них растут, пробивая асфальт: все они в ярком холодном солнце, в яркой роскошно мохнатой коре, в путанных перегибах бесчисленных глянцевых веток, старое золото, - потому что там, вверху, им достается больше притворно сочного солнца. Их неподвижность спорит с припадочной зыбью вставного отражения, ибо видимая эмоция дерева - в массе его листвы, а листьев осталось, может быть, тридцать семь, не больше, с одного его бока. Они немного мерцают, легкий приглушенный тон, солнце доводит их до того же иконного лоска, что и спутанные триллионы ветвей. Бледные облачные клочья пересекают обморочную небесную синеву. Операция была неудачной, моя жена умрет. За низкой изгородью, под солнцем, в яркой окоченелости, сланцевый фасад дома обрамляют два боковых кремовых пилястра и...
2. Незавершенный роман
Входимость: 8. Размер: 114кб.
Часть текста: вещь я уничтожил. Первая глава, под названием "Ultima Thule", появилась в печати в 1942 году... Глава вторая, "Solus Rex", вышла ранее... Быть может, закончи я эту книгу, читателям не пришлось бы гадать: шарлатан ли Фальтер? Подлинный ли он провидец? Или же он медиум, посредством которого умершая жена рассказчика пытается донести смутный абрис фразы, узнанной или неузнанной ее мужем. Как бы то ни было, ясно одно: создавая воображаемую страну (занятие, которое поначалу было для него только способом отвлечься от горя, но со временем переросло в самодовлеющую художественную манию), вдовец настолько вжился в Туле, что оно стало постепенно обретать самостоятельное существование. В первой главе Синеусов говорит между прочим, что перебирается с Ривьеры в Париж, на свою прежнюю квартиру; на самом же деле он переезжает в угрюмый дворец на дальнем северном острове. Искусство позволяет ему воскресить покойную жену в облике королевы Белинды - жалкое свершение, которое не приносит ему торжества над смертью даже в мире вольного вымысла. В третьей главе 'ей предстояло снова погибнуть от бомбы, предназначавшейся ее мужу, на Эгельском мосту, буквально через несколько минут после возвращения с Ривьеры. Вот, пожалуй, и все, что удается рассмотреть в пыли и мусоре моих давних вымыслов... Истинный читатель несомненно узнает...
3. Под знаком незаконнорожденных. страница 10
Входимость: 6. Размер: 36кб.
Часть текста: Что? - Скотоловка. Скотоловку изображала доска для китайских шашек, прислоненная к ножкам переднего стула. Задний стул - смотровой вагон. - Понятно. А теперь машинисту пора в постель. - Скорее же, папа. Залазь. Поезд отправляется! - Послушай, душка -- - Ну пожалуйста. Присядь хоть на минуту. - Нет, душка, - я же сказал. - Но ведь на минуту только. Ну папа! Мариэтта не хочет, ты не хочешь. Никто не хочет ехать со мной в моем суперпоезде. - Не сейчас. Право же, время -- Отправляться в постель, отправляться в школу, - время сна, время обеда, время купания и ни единого разу просто "время"; время вставать, время гулять, время возвращаться домой, время гасить свет, время умирать. И какая же мука, думал мыслитель Круг, так безумно любить крохотное существо, созданное каким-то таинственным образом (таинственным для нас еще более, чем для самых первых мыслителей в их зеленых оливковых рощах) слияньем двух таинств или, вернее, двух множеств по триллиону таинств в каждом; созданное слияньем, которое одновременно и дело выбора, и дело случая, и дело чистейшего волшебства; созданное упомянутым образом и после отпущенное на волю - накапливать триллионы...
4. Память, говори (глава 3)
Входимость: 5. Размер: 47кб.
Часть текста: всего-навсего к двум львам – буроватым, и возможно, чересчур лохматым, но с медведями все же нимало не схожим зверюгам, – удовлетворенно облизывающимся, вздыбленным, смотрящим назад, надменно предъявляющим щит невезучего рыцаря, всего лишь одной шестнадцатой частью схожий с шахматной доской из чередующихся лазурных и красных квадратов, с крестом серебряным, трилистниковым, в каждом. Поверх щита можно видеть то, что осталось от рыцаря: грубый шлем и несъедобный латный воротник, а с ними одну бравую руку, торчащую, еще сжимая короткий меч, из орнамента лиственного, лазурного с красным. ”За храбрость”, гласит девиз. По словам двоюродного брата отца моего, Владимира Викторовича Голубцова, любителя русских древностей, у которого я наводил в 1930 году справки, основателем нашего рода был Набок Мурза (floreat 1380), обрусевший в Московии татарский князек. Собственный мой двоюродный брат, Сергей Сергеевич Набоков, ученый генеалог, сообщает мне, что в пятнадцатом столетии наши предки владели землей в Московском княжестве. Он ссылается на документ (опубликованный Юшковым в “Актах XIII-XIV столетий”, Москва, 1899), касающийся деревенской свары, разразившейся в 1494 году, при Иване III, между помещиком Кулякиным и его соседями, Филатом, Евдокимом и Власом, сыновьями Луки Набокова. В последующие столетия Набоковы служили по чиновной части и в армии. Мой прапрадед, генерал Александр Иванович Набоков (1749­1807), командовал в царствование Павла I полком Новгородского гарнизона, называвшимся в официальных бумагах “Набоковским полком”. Младший из его сыновей, мой прадед, Николай Александрович Набоков, молодым флотским офицером участвовал в 1817 году,...
5. Память, говори (глава 12)
Входимость: 5. Размер: 42кб.
Часть текста: (глава 12) Глава двенадцатая 1 Я впервые увидел Тамару – выбираю ей псевдоним, окрашенный в цветочные тона ее настоящего имени, – когда ей было пятнадцать, а мне на год больше. Мы повстречались в сильно пересеченной, но милой местности (черные ели, белые березы, болота, покосы, пустоши), лежащей к югу от Петербурга. Тянулась далекая война. Двумя годами позже, явился пресловутый deus ex machina, Русская Революция, заставив меня покинуть эту незабываемую обстановку. Да собственно и тогда уже, в июле 1915-го, смутно зловещие знамения и погромыхивание закулисного грома, жаркое дыхание невиданных мятежей отзывалось в так называемой “символистской” школе русской поэзии – особенно в стихах Александра Блока. В начале того лета, и в течение всего предыдущего, имя “Тамара”, прокравшись, являлось (с той напускной наивностью, которая так свойственна повадке судьбы, приступающей к важному делу) в разных местах нашего имения (“Вход Воспрещается”) и во владениях моего дяди (“Вход Строжайше Воспрещается”) на противоположном берегу Оредежи. Я находил его начерченным палочкой на красноватом песке аллеи, или написанным карандашом на беленом заборе, или недовырезанным на деревянной спинке какой-нибудь древней скамьи, точно сама Матушка-Природа таинственными знаками предуведомляла меня о существовании Тамары. В тот притихший июльский день, когда я увидел ее, стоящей совершенно неподвижно (двигались только зрачки) в березовой роще, она как бы зародилась здесь, среди настороженных деревьев, с беззвучным совершенством мифологического воплощения. Дождавшись того, чтобы сел овод, она ...

© 2000- NIV