Cлово "МУЗА"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: МУЗЫ, МУЗ, МУЗУ, МУЗЕ

1. Альфред де Мюссе. Майская ночь
Входимость: 7. Размер: 9кб.
2. Дар. (страница 8)
Входимость: 5. Размер: 95кб.
3. Университетская поэма
Входимость: 4. Размер: 31кб.
4. Примечания к стихам из разных сборников
Входимость: 4. Размер: 52кб.
5. К музе
Входимость: 3. Размер: 2кб.
6. Разговор
Входимость: 3. Размер: 4кб.
7. Бледное пламя. Комментарии (страница 8)
Входимость: 3. Размер: 62кб.
8. Исход
Входимость: 3. Размер: 2кб.
9. Из Калмбрудовой поэмы "Ночное путешествие"
Входимость: 3. Размер: 5кб.
10. * * * ("Как объясню? Есть в памяти лучи")
Входимость: 2. Размер: 2кб.
11. Дар. (страница 5)
Входимость: 2. Размер: 67кб.
12. Бледное пламя. Поэма в четырех песнях
Входимость: 2. Размер: 44кб.
13. * * * ("Как бледная заря, мой стих негромок")
Входимость: 2. Размер: 1кб.
14. Biology
Входимость: 2. Размер: 1кб.
15. Весна в Фиальте
Входимость: 2. Размер: 41кб.
16. Безумец
Входимость: 1. Размер: 2кб.
17. Память, говори (глава 10)
Входимость: 1. Размер: 34кб.
18. Другие берега. (глава 13)
Входимость: 1. Размер: 25кб.
19. Помплимусу
Входимость: 1. Размер: 1кб.
20. Бледное пламя. Комментарии
Входимость: 1. Размер: 61кб.
21. Билет
Входимость: 1. Размер: 1кб.
22. Годовщина
Входимость: 1. Размер: 2кб.
23. Дар. (страница 2)
Входимость: 1. Размер: 83кб.
24. Событие. Пьеса в прозе. Действие 3
Входимость: 1. Размер: 45кб.
25. Гексаметры ("В жизни чудес не ищи")
Входимость: 1. Размер: 2кб.
26. Неродившемуся читателю
Входимость: 1. Размер: 1кб.
27. Конькобежец
Входимость: 1. Размер: 1кб.
28. Лолита. (часть 2, главы 26-28)
Входимость: 1. Размер: 28кб.
29. Страна стихов
Входимость: 1. Размер: 1кб.
30. Стихи
Входимость: 1. Размер: 29кб.
31. Пнин. (глава 2)
Входимость: 1. Размер: 55кб.
32. Подвиг. (страница 5)
Входимость: 1. Размер: 34кб.
33. Ю. Р.
Входимость: 1. Размер: 1кб.
34. Адмиралтейская игла
Входимость: 1. Размер: 22кб.
35. Толстой
Входимость: 1. Размер: 5кб.
36. Бледное пламя. Комментарии (страница 6)
Входимость: 1. Размер: 56кб.
37. На смерть Ю. И. Айхенвальда
Входимость: 1. Размер: 1кб.
38. * * * ("Из мира уползли - и ноют на луне")
Входимость: 1. Размер: 1кб.
39. Кинематограф
Входимость: 1. Размер: 2кб.
40. Дар. (страница 3)
Входимость: 1. Размер: 72кб.
41. * * * ("Когда, туманные, мы свиделись впервые")
Входимость: 1. Размер: 2кб.
42. Дар
Входимость: 1. Размер: 65кб.
43. Из романа "Дар"
Входимость: 1. Размер: 7кб.
44. Художник-нищий
Входимость: 1. Размер: 1кб.
45. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 43)
Входимость: 1. Размер: 7кб.
46. Смотри на Арлекинов! (страница 3)
Входимость: 1. Размер: 27кб.
47. Соглядатай
Входимость: 1. Размер: 110кб.
48. * * * ("И. А. Бунину")
Входимость: 1. Размер: 2кб.
49. Память, говори (глава 14)
Входимость: 1. Размер: 36кб.
50. Лолита. (часть 1, главы 10-11)
Входимость: 1. Размер: 49кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Альфред де Мюссе. Майская ночь
Входимость: 7. Размер: 9кб.
Часть текста: о поэт, вуалью благовонной ночь зыблет на лугах эолову росу. И роза чистая закрылась непреклонно, замкнув и опьянив блестящую осу. Послушай: все молчит; возлюбленную вспомни. Сегодня, в темноте, под липами, укромней, зари прощальный луч нежнее там затих. Сегодня все цветет: вся ширь природы Божьей любовью полнится и шепотом, как ложе благоуханное супругов молодых. Поэт Как сердца трепетно биенье! Как слушаю свое смятенье, дыханье в страхе затая! Кто там стучит, войти желает? Меня, как солнце, ослепляет свеча неяркая моя. Откуда страх и слабость эта? Кто там? Кто кличет? Нет ответа. Обман: то полночь била где-то; как я один! как беден я! Муза Тронь лютню, о поэт, хмель юности небесной играет в эту ночь по жилам Божества. Тревожно я дышу, мне сладостно, мне тесно, мне ветер губы жжет, дышу, полужива. Ленивое дитя! Прекрасна я, смотри жр. Наш первый поцелуй... О нет, не позабудь, как я пришла к тебе, крылом скользя все ближе, и, бледный, плачущий, ты пал ко мне на грудь. О, я спасла тебя1 Ты умирал, я знаю, от горестной любви. Теперь тебя зову, надеждою томлюсь, без песен умираю. Спаси,- я до утра без них не доживу. Поэт Так это ты, твое дыханье? Бедняжка муза, это ты? Бессмертие, благоуханье, одно мне верное созданье среди враждебной темноты! Друг белокурый, друг мой чистый, моя любовь, сестра моя! И в сердце мне, средь ночи мглистой, с твоей одежды золотистой скользит лучистая струя. Муза Тронь лютню. Это я. Увидела я, милый, что ты один в ночи, унылый и немой. К тревожному гнезду я птицей быстрокрылой спустилась с облаков посетовать с тобой. Так ты страдаешь, друг? Какую-то случайность, какую-то любовь оплакиваешь ты; измучила тебя земная обычайность,- тень наслаждения, подобие мечты. Так пой же! Внемлет Бог. Все песней будет взято,- минувшая печаль, сердечная утрата. Давай в безвестный мир, обнявшись,...
2. Дар. (страница 8)
Входимость: 5. Размер: 95кб.
Часть текста: он не селадонничал с пишущими дамами, энергично разделываясь с Евдокией Растопчиной или Авдотьей Глинкой. Неправильный, небрежный лепет не трогал его. Оба они, и Чернышевский, и Добролюбов, с аппетитом терзали литературных кокеток, - но в жизни... одним словом, смотри, что с ними делали, как скручивали и мучили их, хохоча (так хохочут русалки на речках, протекающих невдалеке от скитов и прочих мест спасения) дочки доктора Васильева. Вкусы его были вполне добротны. Его эпатировал Гюго. Ему импонировал Суинберн (что совсем не странно, если вдуматься). В списке книг, прочитанных им в крепости, фамилия Флобера написана по-французски через "о", и действительно, он его ставил ниже Захер-Мазоха и Шпильгагена. Он любил Беранже, как его любили средние французы. "Помилуйте, - восклицает Стеклов, - вы говорите, что этот человек был не поэтичен? Да знаете ли вы, что он со слезами восторга декламировал Беранже и Рылеева!" Его вкусы только окаменели в Сибири, - и по странной деликатности исторической судьбы, Россия за двадцать лет его изгнания не произвела (до Чехова) ни одного настоящего писателя, начала которого он не видел воочию в деятельный период жизни. Из разговоров с ним в Астрахани выясняется: "да-с, графский-то титул и сделал из Толстого великого-писателя-земли-русской": когда же к нему приставали, кто же лучший современный беллетрист, то он называл Максима Белинского. Юношей он записал в дневнике: "Политическая литература - высшая литература". Впоследствии пространно рассуждая о Белинском (Виссарионе, конечно), о котором распространяться, собственно, не полагалось, он ему следовал, говоря, что "Литература не может не быть служительницей того или иного направления идей", и что писатели "неспособные искренне одушевляться участием к тому, что совершается силою исторического движения вокруг нас......
3. Университетская поэма
Входимость: 4. Размер: 31кб.
Часть текста: русского..." Живые, слегка навыкате, глаза меня разглядывают: "К чаю лимон вы любите, я знаю; у вас бывают образа и самовары, знаю тоже!" Она мила: по нежной коже румянец Англии разлит. Смеется, быстро говорит: "Наш город скучен, между нами,- но речка - прелесть!.. Вы гребец?" Крупна, с покатыми плечами, большие руки без колец. 2 Так у викария за чаем мы, познакомившись, болтаем, и я старательно острю, и не без сладостной тревоги на эти скрещенные ноги и губы яркие смотрю, и снова отвожу поспешно нескромный взгляд. Она, конечно, явилась с теткою, но та социализмом занята,- и, возражая ей, викарий,- мужчина кроткий, с кадыком,- скосил по-песьи глаз свой карий и нервным давится смешком. 3 Чай крепче мюнхенского пива. Туманно в комнате. Лениво в камине слабый огонек блестит, как бабочка на камне. Но засиделся я,- пора мне... Встаю, кивок, еще кивок, прощаюсь я, руки не тыча,- так здешний требует обычай,- сбегаю вниз через ступень и выхожу. Февральский день, и с неба вот уж две недели непрекращающийся ток. Неужто ...
4. Примечания к стихам из разных сборников
Входимость: 4. Размер: 52кб.
Часть текста: Владимиром Набоковым. Не вошли в него только, во-первых, совсем ранние произведения, во-вторых такие, которые по форме и содержанию слишком похожи на другие и, в третьих, такие, в которых он находил формальные недостатки. Отбор был сделан самим автором. Он собирался сделать еще один, более строгий смотр, но не успел. Теперь, посылая этот сборник в печать, хочу обратить внимание читателя на главную тему Набокова. Она, кажется, не была никем отмечена, а между тем ею пропитано все, что он писал; она, как некий водяной знак, символизирует все его творчество. Я говорю о "потусторонности", как он сам ее назвал в своем последнем стихотворении "Влюбленность". Тема эта намечается уже в в таких ранних произведениях Набокова, как "Еще безмолвствую и крепну я в тиши...", просвечивает в "Как я люблю тебя" ("...и в вечное пройти украдкою насквозь"), в "Вечере на пустыре" ("...оттого что закрыто неплотно, и уже невозможно отнять..."), и во многих других его произведениях. Но ближе всего он к ней подошел в стихотворении "Слава", где он определил ее совершенно откровенно как тайну, которую носит в душе и выдать которую не должен и не может. Этой тайне он был причастен много лет, почти не сознавая ее, и это она давала ему его невозмутимую жизнерадостность и ясность даже при самых тяжелых переживаниях и делала его совершенно неуязвимым для всяких самых глупых или злостных нападок. "Эта тайна та-та, та-та-та-та, та-та, а точнее сказать я не вправе." Чтобы еще точнее понять, о чем идет речь, предлагаю читателю ознакомиться с описанием Федором Годуновым-Чердынцевым своего отца в романе "Дар" (стр. 130, второй абзац, и продолжение на стр. 131). Сам Набоков считал, что все его стихи распадаются на несколько разделов. В своем...
5. К музе
Входимость: 3. Размер: 2кб.
Часть текста: К музе К музе Я помню твой приход: растущий звон, волнение, неведомое миру. Луна сквозь ветки тронула балкон, и пала тень, похожая на лиру. Мне, юному, для неги плеч твоих казался ямб одеждой слишком грубой. Но был певуч неправильный мой стих и улыбался рифмой красногубой. Я счастлив был. Над гаснущим стадом огонь дрожал, вылущивал огарок; и снилось мне: страница под стеклом бессмертная, вся в молниях помарок. Теперь не то. Для утренней звезды не откажусь от утренней дремоты. Мне не под силу многие труды, особенно тщеславия заботы. Я опытен, я скуп и нетерпим. Натертый стих блистает чище меди. Мы изредка с тобою говорим через забор, как старые соседи. Да, зрелость живописна, спору нет: лист виноградный, груша, пол-арбуза и - мастерства предел - прозрачный свет. Мне холодно. Ведь это осень, муза. 1929, Берлин

© 2000- NIV