Cлово "НЕБО"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: НЕБЕ, НЕБА, НЕБУ, НЕБОМ

1. Машенька. (страница 2)
Входимость: 9. Размер: 36кб.
2. Дар. (страница 9)
Входимость: 8. Размер: 72кб.
3. Terra incognita
Входимость: 8. Размер: 17кб.
4. Дар. (страница 5)
Входимость: 8. Размер: 67кб.
5. Дар. (страница 10)
Входимость: 8. Размер: 65кб.
6. Подвиг. (страница 3)
Входимость: 8. Размер: 36кб.
7. Пнин. (глава 5)
Входимость: 7. Размер: 42кб.
8. Машенька. (страница 5)
Входимость: 6. Размер: 30кб.
9. Смерть ("...И эту власть над разумом чужим")
Входимость: 6. Размер: 23кб.
10. Дар
Входимость: 6. Размер: 65кб.
11. Ланс
Входимость: 6. Размер: 28кб.
12. Занятой человек
Входимость: 6. Размер: 23кб.
13. Память, говори (глава 4)
Входимость: 5. Размер: 28кб.
14. Под знаком незаконнорожденных
Входимость: 5. Размер: 34кб.
15. Другие берега. (глава 10)
Входимость: 5. Размер: 26кб.
16. Соглядатай
Входимость: 5. Размер: 110кб.
17. Приглашение на казнь. (страница 7)
Входимость: 5. Размер: 38кб.
18. Камера Обскура. (страница 6)
Входимость: 5. Размер: 34кб.
19. Незавершенный роман
Входимость: 4. Размер: 114кб.
20. Другие берега. (глава 11)
Входимость: 4. Размер: 33кб.
21. Под знаком незаконнорожденных. страница 10
Входимость: 4. Размер: 36кб.
22. Подвиг. (страница 7)
Входимость: 4. Размер: 40кб.
23. Камера Обскура. (страница 7)
Входимость: 4. Размер: 62кб.
24. Сказка
Входимость: 4. Размер: 25кб.
25. Гроза
Входимость: 4. Размер: 7кб.
26. Пнин. (глава 3)
Входимость: 4. Размер: 35кб.
27. Приглашение на казнь
Входимость: 4. Размер: 46кб.
28. Под знаком незаконнорожденных. страница 5
Входимость: 4. Размер: 38кб.
29. Примечания к стихам из разных сборников
Входимость: 4. Размер: 52кб.
30. Бледное пламя. Комментарии (страница 2)
Входимость: 4. Размер: 66кб.
31. Драка
Входимость: 4. Размер: 13кб.
32. Отчаяние. (глава 3)
Входимость: 3. Размер: 22кб.
33. Лолита. (часть 2, главы 3-5)
Входимость: 3. Размер: 35кб.
34. Память, говори (глава 10)
Входимость: 3. Размер: 34кб.
35. Другие берега. (глава 4)
Входимость: 3. Размер: 26кб.
36. Дар. (страница 2)
Входимость: 3. Размер: 83кб.
37. Истребление тиранов
Входимость: 3. Размер: 49кб.
38. Картофельный эльф
Входимость: 3. Размер: 43кб.
39. Защита Лужина. (глава 14)
Входимость: 3. Размер: 52кб.
40. Приглашение на казнь. (страница 2)
Входимость: 3. Размер: 45кб.
41. Дар. (страница 3)
Входимость: 3. Размер: 72кб.
42. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 12)
Входимость: 3. Размер: 13кб.
43. Подвиг. (страница 2)
Входимость: 3. Размер: 34кб.
44. Под знаком незаконнорожденных. страница 7
Входимость: 3. Размер: 35кб.
45. Подвиг. (страница 9)
Входимость: 3. Размер: 40кб.
46. Лолита. (часть 2, главы 1-2)
Входимость: 3. Размер: 54кб.
47. Подвиг
Входимость: 3. Размер: 33кб.
48. Память, говори (глава 12)
Входимость: 3. Размер: 42кб.
49. Машенька. (страница 4)
Входимость: 3. Размер: 26кб.
50. Король, дама, валет. (глава 12)
Входимость: 3. Размер: 29кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Машенька. (страница 2)
Входимость: 9. Размер: 36кб.
Часть текста: бюро электрических реклам и фабрикантом. Впрочем, черт его знает, что на самом деле играло там, в темноте, над домами, световая ли реклама или человеческая мысль, знак, зов, вопрос, брошенный в небо и получающий вдруг самоцветный, восхитительный ответ. А по улицам, ставшим широкими, как черные блестящие моря, в этот поздний час, когда последний кабак .закрывается, и русский человек, забыв о сне, без шапки, без пиджака, под старым макинтошем, как ясновидящий, вышел на улицу блуждать,- в этот поздний час, по этим широким улицам, расхаживали миры друг Другу неведомые,- не гуляка, не женщина, не просто прохожий,- а наглухо заколоченный мир, полный чудес и преступлении. Пять извозчичьих пролеток стояли вдоль бульвара рядом с огромным барабаном уличной уборной,- пять сонных, теплых, седых миров в кучерских ливреях, и пять других миров на больных копытах, спящих и видящих во сне только овес, что с тихим треском льется из мешка. Бывают такие мгновения, когда все становится чудовищным, бездонно-глубоким, когда кажется так страшно жить и еще страшнее умереть. И вдруг, пока мчишься так по ночному городу, сквозь слезы глядя на огни и ловя в них дивное ослепительное воспоминанье счастья,- женское лицо, всплывшее опять после многих лет житейского забвенья,- вдруг, пока мчишься и безумствуешь так, вежливо остановит тебя прохожий и спросит, как пройти на такую-то улицу - голосом обыкновенным, но которого уже никогда больше не услышишь. IV Во вторник, поздно проснувшись, он почувствовал некоторую ломоту в ногах и облокотившись на...
2. Дар. (страница 9)
Входимость: 8. Размер: 72кб.
Часть текста: известного Чернышевского. Чернышевский, рассказывает автор, был сыном "добрейшего протоиерея" (но когда и где родился, не сказано), окончил семинарию, а когда его отец, прожив святую жизнь, вдохновившую даже Некрасова, умер, мать отправила молодого человека учиться в Петербург, где он сразу, чуть ли не на вокзале, сблизился с тогдашними "властителями дум", как их звали, Писаревым и Белинским. Юноша поступил в университет, занимался техническими изобретениями, много работал и имел первое романтическое приключение с Любовью Егоровной Лобачевской, заразившей его любовью к искусству. После одного столкновения на романтической почве с каким-то офицером в Павловске, он однако принужден вернуться в Саратов, где делает предложение своей будущей невесте, на которой вскоре и женится. Он возвращается в Москву, занимается философией, участвует в журналах, много пишет (роман "Что нам делать"), дружит с выдающимися писателями своего времени. Постепенно его затягивает революционная работа, и после одного бурного собрания, где он выступает совместно с Добролюбовым и известным профессором Павловым, тогда еще совсем молодым человеком, Чернышевский принужден уехать заграницу. Некоторое время он живет в Лондоне, сотрудничая с Герценом, но затем возвращается в Россию и сразу арестован. Обвиненный в подготовке покушения на Александра Второго Чернышевский приговорен к смерти и публично казнен. Вот вкратце история жизни Чернышевского, и всг обстояло бы отлично, если б автор не нашел нужным снабдить свой рассказ о ней множеством ненужных подробностей, затемняющих смысл, и всякими длинными отступлениями на самые...
3. Terra incognita
Входимость: 8. Размер: 17кб.
Часть текста: бадонцы глянцевитой коричневой масти, с густыми гривами, с кобальтовой росписью между глаз, шли легким и ровным ходом. Позади всех, рыжий и одутловатый, с отвислой губой, плелся Кук, держа руки в карманах, не нагруженный ничем. Смутно мне помнилось, что в начале экспедиции он много болтал и темно шутил, повадкой своей, смесью наглости и подобострастия, смахивая на шекспировского шута,- но вскоре он сдал, насупился, перестал исполнять свои обязанности, в которые между прочим входило толмачество, ибо Грегсон плохо еще понимал бадонское наречие. Томная жара, бархатная жара. Душно пахли перламутровые, похожие на грозди мыльных пузырей, соцветья Valieria mirifica, перекинутые через высохшее узкое русло, по которому мы с шелестом шли. Ветви порфироносного дерева, ветви чернолистой лимии сплетались над нашими головами, образуя туннель, там и сям прорезанный дымным лучом; наверху, в растительной гуще, среди каких-то ярких свешивающихся локонов и причудливых темных клубьев, щелкали и клокотали седые как лунь обезьянки, и мелькала подобно бенгальскому огню птица-комета, кричавшая пронзительным голоском. Я говорил себе. что голова у меня такая тяжелая от долгой ходьбы, от жары, пестроты и лесного гомона, но втайне знал, что я заболел, догадывался, что это ...
4. Дар. (страница 5)
Входимость: 8. Размер: 67кб.
Часть текста: вращающегося валика, потом - спуск воды, захлебывающейся, стонущей и вдруг пропадавшей, потом - загадочный внутренний вой ванного крана, превращавшийся наконец в шорох душа. Звякала задвижка, мимо двери удалялись шаги. К ним навстречу шли другие, темно-тяжелые, с пришлепом: это Марианна Николаевна спешила на кухню варить дочке кофе. Было слышно, как сначала газ не брал спички, шумно лопаясь; укрощенный, вспыхивал и ровно шипел. Первые шаги возвращались, уже на каблуках; на кухне начинался скорый, сердито взволнованный разговор. Как иные говорят с южным или московским акцентом, так мать и дочь неизменно говорили между собой с произношением ссоры. Голоса были схожи, оба смуглые и гладкие, но один был грубее и как бы теснее, другой - вольнее и чище. В рокоте материнского была просьба, даже виноватая просьба; в укорачивающихся ответах дочери звенела злость. Под эту невнятную утреннюю бурю Федор Константинович опять мирно засыпал. В редеющей местами дремоте он различал звуки уборки; стена вдруг рушилась на него: это половая щетка поехала и хлопнулась у его двери. Раз в неделю толстая, тяжело переводившая дух, пахнувшая кислым потом швейцариха приходила с пылесосом, и тогда начинался ад, мир рвался на части, адский скрежет проникал в самую душу, разрушая ее, и гнал Федора Константиновича из постели, из комнаты, из дома. Обычно же, около десяти Марианна Николаевна в свою очередь занимала ванную, а после нее, уже харкая на ходу, туда следовал Иван Борисович. Воду он спускал до пяти раз; ванной не пользовался, удовлетворяясь лепетом маленького умывальника. К половине одиннадцатого всг в доме стихало: Марианна Николаевна уходила за...
5. Дар. (страница 10)
Входимость: 8. Размер: 65кб.
Часть текста: к стволу, лежала одинокая нимфа, раскинув обнаженные до пахов, замшево-нежные ноги, заломив руки, показывая солнцу блестящие мышки; стрела соблазна едва успевала пропеть и вонзиться, как уже он замечал, что, на некотором расстоянии, в трех, одинаково отдаленных точках, образующих магический треугольник вокруг (чьей?) добычи, виднеются среди стволов три неподвижных ловца, друг другу незнакомых: два молодых (этот ничком, тот на боку) и старый господин в жилете, с резинками на рукавах рубашки, плотно сидящий на траве, неподвижный, вечный, с грустными, но терпеливыми глазами; и казалось эти три ударяющих в одну точку взгляда наконец, с помощью солнца, прожгут дырку в черном купальном трико бедной немецкой девочки, не поднимающей маслом смазанных век. Он спускался на песчаный бережок озера и тут, в грохоте голосов, ткань очарования, которую он сам так тщательно свил, совсем разрывалась, и он с отвращением видел измятые, выкрученные, искривленные нордостом жизни, голые и полураздетые - вторые были страшнее - тела купальщиков (мелких мещан, праздных рабочих), шевелившихся в грязно-сером песке. Там, где береговая дорога шла вдоль этой узкой, темной губы озера, последняя была от дороги отделена кольями с замученной, провалившейся проволокой, и береговыми...

© 2000- NIV