Cлово "ОБЩЕСТВО"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ОБЩЕСТВЕ, ОБЩЕСТВА, ОБЩЕСТВУ, ОБЩЕСТВАМ

1. Дар. (страница 8)
Входимость: 10. Размер: 95кб.
2. Незавершенный роман
Входимость: 6. Размер: 114кб.
3. Дар. (страница 3)
Входимость: 6. Размер: 72кб.
4. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 3)
Входимость: 4. Размер: 27кб.
5. Облако, озеро, башня
Входимость: 4. Размер: 17кб.
6. Смотри на Арлекинов! (страница 2)
Входимость: 3. Размер: 32кб.
7. Лолита. (часть 1, главы 18-20)
Входимость: 3. Размер: 38кб.
8. Соглядатай
Входимость: 3. Размер: 110кб.
9. Бледное пламя. Комментарии (страница 5)
Входимость: 3. Размер: 56кб.
10. Другие берега. (глава 11)
Входимость: 2. Размер: 33кб.
11. Лолита. (часть 2, главы 3-5)
Входимость: 2. Размер: 35кб.
12. Память, говори (глава 6)
Входимость: 2. Размер: 40кб.
13. Помощник режиссера
Входимость: 2. Размер: 35кб.
14. Забытый поэт
Входимость: 2. Размер: 25кб.
15. Приглашение на казнь. (страница 3)
Входимость: 2. Размер: 39кб.
16. Пнин. (глава 7)
Входимость: 2. Размер: 32кб.
17. Дар. (страница 9)
Входимость: 2. Размер: 72кб.
18. Бледное пламя. Комментарии (страница 4)
Входимость: 2. Размер: 62кб.
19. Дар. (страница 5)
Входимость: 2. Размер: 67кб.
20. Бледное пламя. Поэма в четырех песнях
Входимость: 2. Размер: 31кб.
21. Лолита. (часть 1, главы 23-25)
Входимость: 2. Размер: 29кб.
22. Лолита. (часть 2, главы 6-9)
Входимость: 2. Размер: 29кб.
23. Лолита. (часть 2, главы 1-2)
Входимость: 2. Размер: 54кб.
24. Бледное пламя. Комментарии (страница 8)
Входимость: 2. Размер: 62кб.
25. Отчаяние. (глава 8)
Входимость: 2. Размер: 38кб.
26. Под знаком незаконнорожденных. страница 5
Входимость: 2. Размер: 38кб.
27. Лик
Входимость: 2. Размер: 45кб.
28. Другие берега. (глава 9)
Входимость: 1. Размер: 23кб.
29. Лолита. (часть 1, главы 7-9)
Входимость: 1. Размер: 25кб.
30. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 18)
Входимость: 1. Размер: 16кб.
31. Память, говори (глава 10)
Входимость: 1. Размер: 34кб.
32. Бледное пламя. Комментарии (страница 3)
Входимость: 1. Размер: 61кб.
33. Лолита. (часть 2, главы 10-13)
Входимость: 1. Размер: 25кб.
34. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 23)
Входимость: 1. Размер: 10кб.
35. Под знаком незаконнорожденных. страница 9
Входимость: 1. Размер: 25кб.
36. Король, дама, валет. (глава 7)
Входимость: 1. Размер: 28кб.
37. Под знаком незаконнорожденных. страница 6
Входимость: 1. Размер: 42кб.
38. Прозрачные вещи
Входимость: 1. Размер: 35кб.
39. Дар. (страница 2)
Входимость: 1. Размер: 83кб.
40. Другие берега. (глава 8)
Входимость: 1. Размер: 33кб.
41. Под знаком незаконнорожденных
Входимость: 1. Размер: 34кб.
42. Защита Лужина. (глава 2)
Входимость: 1. Размер: 20кб.
43. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 21)
Входимость: 1. Размер: 17кб.
44. Пнин. (глава 6)
Входимость: 1. Размер: 61кб.
45. Камера Обскура. (страница 2)
Входимость: 1. Размер: 42кб.
46. Пнин. (глава 2)
Входимость: 1. Размер: 55кб.
47. Другие берега. (глава 7)
Входимость: 1. Размер: 21кб.
48. Защита Лужина. (глава 4)
Входимость: 1. Размер: 30кб.
49. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Примечания)
Входимость: 1. Размер: 39кб.
50. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 3, глава 8)
Входимость: 1. Размер: 49кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Дар. (страница 8)
Входимость: 10. Размер: 95кб.
Часть текста: дамами, энергично разделываясь с Евдокией Растопчиной или Авдотьей Глинкой. Неправильный, небрежный лепет не трогал его. Оба они, и Чернышевский, и Добролюбов, с аппетитом терзали литературных кокеток, - но в жизни... одним словом, смотри, что с ними делали, как скручивали и мучили их, хохоча (так хохочут русалки на речках, протекающих невдалеке от скитов и прочих мест спасения) дочки доктора Васильева. Вкусы его были вполне добротны. Его эпатировал Гюго. Ему импонировал Суинберн (что совсем не странно, если вдуматься). В списке книг, прочитанных им в крепости, фамилия Флобера написана по-французски через "о", и действительно, он его ставил ниже Захер-Мазоха и Шпильгагена. Он любил Беранже, как его любили средние французы. "Помилуйте, - восклицает Стеклов, - вы говорите, что этот человек был не поэтичен? Да знаете ли вы, что он со слезами восторга декламировал Беранже и Рылеева!" Его вкусы только окаменели в Сибири, - и по странной деликатности исторической судьбы, Россия за двадцать лет его изгнания не произвела (до Чехова) ни одного настоящего писателя, начала которого он не видел воочию в деятельный период жизни. Из разговоров с ним в Астрахани выясняется: "да-с, графский-то титул и сделал из Толстого великого-писателя-земли-русской": когда же к нему приставали, кто же лучший современный беллетрист, то он называл Максима Белинского. Юношей он записал в дневнике: "Политическая литература - высшая литература". Впоследствии пространно рассуждая о Белинском (Виссарионе, конечно), о котором распространяться, собственно, не полагалось, он ему следовал, говоря, что "Литература не может не быть служительницей того или иного направления идей", и что писатели "неспособные искренне одушевляться участием к тому, что совершается силою исторического движения вокруг нас... великого ничего не произведут ни в каком случае", ибо "история не...
2. Незавершенный роман
Входимость: 6. Размер: 114кб.
Часть текста: для моей русской прозы... Среди написанного в эти прощальные парижские месяцы был роман, который я не успел закончить до отъезда и к которому уже не возвращался. За вычетом двух глав и нескольких заметок эту незаконченную вещь я уничтожил. Первая глава, под названием "Ultima Thule", появилась в печати в 1942 году... Глава вторая, "Solus Rex", вышла ранее... Быть может, закончи я эту книгу, читателям не пришлось бы гадать: шарлатан ли Фальтер? Подлинный ли он провидец? Или же он медиум, посредством которого умершая жена рассказчика пытается донести смутный абрис фразы, узнанной или неузнанной ее мужем. Как бы то ни было, ясно одно: создавая воображаемую страну (занятие, которое поначалу было для него только способом отвлечься от горя, но со временем переросло в самодовлеющую художественную манию), вдовец настолько вжился в Туле, что оно стало постепенно обретать самостоятельное существование. В первой главе Синеусов говорит между прочим, что перебирается с Ривьеры в Париж, на свою прежнюю квартиру; на самом же деле он переезжает в угрюмый дворец на дальнем северном острове. Искусство позволяет ему воскресить покойную жену в облике королевы Белинды - жалкое свершение, которое не приносит ему торжества над смертью даже в мире вольного вымысла. В третьей главе 'ей предстояло снова погибнуть от бомбы, предназначавшейся ее мужу, на Эгельском мосту, буквально через несколько минут после возвращения с Ривьеры. Вот, пожалуй, и все, что удается рассмотреть в пыли и мусоре моих давних вымыслов... Истинный читатель несомненно узнает искаженные отголоски моего последнего русского романа в книге "Под знаком незаконнорожденных" (1947) и особенно в "Бледном огне" (1962). Меня эти отзвуки слегка раздражают, но больше всего я сожалею о его незавершенности потому, что он, ...
3. Дар. (страница 3)
Входимость: 6. Размер: 72кб.
Часть текста: нее. Редкие стрелы дождя, утратившего и строй, и вес, и способность шуметь, невпопад, так и сяк вспыхивали на солнце. В омытом небе, сияя всеми подробностями чудовищно-сложной лепки, из-за вороного облака выпрастывалось облако упоительной белизны. "Ну вот, прошло, - сказал он вполголоса и вышел из-под навеса осин, столпившихся там, где жирная, глинистая, "земская" (какой ухаб был в этом прозвании!) дорога спускалась в ложбинку, собрав в этом месте все свои колеи в продолговатую выбоину, до краев налитую густым кофе со сливками. Милая моя! Образчик элизейских красок! Отец однажды, в Ордосе, поднимаясь после грозы на холм, ненароком вошел в основу радуги, - редчайший случай! - и очутился в цветном воздухе, в играющем огне, будто в раю. Сделал еще шаг - и из рая вышел. Она уже бледнела. Дождь совсем перестал, пекло, овод с шелковыми глазами сел на рукав. В роще закуковала кукушка, тупо, чуть вопросительно: звук вздувался куполком и опять - куполком, никак не разрешаясь. Бедная толстая птица вероятно перелетела дальше, ибо всг повторялось сызнова, вроде уменьшенного...
4. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 3)
Входимость: 4. Размер: 27кб.
Часть текста: узорчатых инкрустациях латунью по дереву, в поддельных bric-а-Braques, в раззолоченных бронзовых ужасах, которые почитались за “искусство” нашими лишенными чувства юмора предками. И действительно, кто возьмется оспорить наличие чего-то сугубо потешного в самих очертаньях того, что торжественно преподносилось в качестве красочной карты “Терры”? Ведь (“it is, isn't it?”) можно прямо бока надорвать, как помыслишь, что слово “Россия”, вместо того чтобы быть романтическим синонимом Эстотии, американской провинции, раскинувшейся от Северного Полярного и больше уже не порочного круга до границы собственно Соединенных Штатов, стало на Терре названьем страны, как бы заброшенной через рытвину сдвоенного океана на противное полушарие, по которому она расползлась во всю теперешнюю Татарию, от Курляндии до Курил! Однако (что еще несуразней), если в террейской пространственной терминологии Амероссия Авраама Мильтона расщепилась на две составные части, а понятия “Америка” и “Россия” разделились, – скорей политически, чем поэтически, – весьма ощутимыми льдами и водами, гораздо более сложные и вдвойне несуразные расхождения возникли в рассуждении времени – не оттого лишь, что история каждой из составных частей амальгамы не отвечала в точности истории противуположной части в дробном ее состоянии, но оттого, что между двумя этими землями существовал разрыв шириною до сотни лет в ту или в эту сторону, разрыв, отмеченный странным замешательством путевых указателей на распутьях мимолетящего времени, на которых отнюдь не все “уже нет” одного из миров отвечали “еще нет” другого. Именно из-за этого (помимо иного многого) “научно непостижимого” клубка расхождений умеренные умы (не склонные развязывать руки мороку) отвергали Терру как блажь и соблазн, тогда как умы помраченные (готовые спрыгнуть в любую бездну) видели в ней опору и символ собственных безрассудств. Как еще предстояло узнать самому Вану Вину в пору его усердных...
5. Облако, озеро, башня
Входимость: 4. Размер: 17кб.
Часть текста: нескольких месяцев, он мог надеяться получить. Тогда, повздыхав, он решил ехать. Взял у знакомых алюминиевую фляжку, подновил подошвы, купил пояс и фланелевую рубашку вольного фасона,- одну из тех, которые с таким нетерпением ждут стирки, чтобы сесть. Она, впрочем, была велика этому милому, коротковатому человеку, всегда аккуратно подстриженному, с умными и добрыми глазами. Я сейчас не могу вспомнить его имя и отчество. Кажется, Василий Иванович. Он плохо спал накануне отбытия. Почему? Не только потому, что утром надо вставать непривычно рано и таким образом брать с собой в сон личико часов, тикающих рядом на столике, а потому что в ту ночь ни с того, ни с сего ему начало мниться, что эта поездка, навязанная ему случайной судьбой в открытом платье, поездка, на которую он решился так неохотно, принесет ему вдруг чудное, дрожащее счастье, чем-то схожее и с его детством, и с волнением, возбуждаемым в нем лучшими произведениями русской поэзии, и с каким-то когда-то виденным во сне вечерним горизонтом, и с тою чужою женой, которую он восьмой год безвыходно любил (но еще полнее и значительнее всего этого). И кроме того он думал о том, что всякая настоящая хорошая жизнь должна быть обращением к чему-то, к кому-то. Утро поднялось пасмурное, но теплое, парное, с внутренним солнцем, и было совсем приятно трястись в трамвае на далекий вокзал, где был сборный пункт: в...

© 2000- NIV