Cлово "ОДЕЖДА"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ОДЕЖДЫ, ОДЕЖД, ОДЕЖДУ, ОДЕЖДЕ

1. Лолита. (часть 1, главы 28-29)
Входимость: 3.
2. Бледное пламя. Комментарии (страница 2)
Входимость: 3.
3. Под знаком незаконнорожденных. страница 6
Входимость: 3.
4. Дар. (страница 2)
Входимость: 2.
5. Альфред де Мюссе. Майская ночь
Входимость: 2.
6. Другие берега. (глава 7)
Входимость: 2.
7. Пнин. (глава 2)
Входимость: 2.
8. Приглашение на казнь. (страница 2)
Входимость: 2.
9. * * * ("Твоих одежд воздушных я коснулся")
Входимость: 2.
10. Лолита. (часть 1, главы 10-11)
Входимость: 2.
11. Дар. (страница 4)
Входимость: 2.
12. Дар. (страница 10)
Входимость: 2.
13. Память, говори (глава 10)
Входимость: 2.
14. Скитальцы (1-е действие)
Входимость: 2.
15. Истребление тиранов
Входимость: 2.
16. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 42)
Входимость: 2.
17. Машенька
Входимость: 2.
18. Пнин
Входимость: 2.
19. Незавершенный роман
Входимость: 1.
20. Защита Лужина. (глава 6)
Входимость: 1.
21. К музе
Входимость: 1.
22. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 39)
Входимость: 1.
23. Ужас
Входимость: 1.
24. Пир
Входимость: 1.
25. Альфред де Мюссе. Декабрьская ночь
Входимость: 1.
26. Под знаком незаконнорожденных
Входимость: 1.
27. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 21)
Входимость: 1.
28. Стихи
Входимость: 1.
29. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 10)
Входимость: 1.
30. Путеводитель по Берлину
Входимость: 1.
31. Приглашение на казнь. (страница 3)
Входимость: 1.
32. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Примечания)
Входимость: 1.
33. Отчаяние. (глава 9)
Входимость: 1.
34. Изобретение Вальса. Пьеса в прозе
Входимость: 1.
35. Посещение музея
Входимость: 1.
36. Дар. (страница 7)
Входимость: 1.
37. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 20)
Входимость: 1.
38. Дар. (страница 3)
Входимость: 1.
39. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 3)
Входимость: 1.
40. Бледное пламя. Поэма в четырех песнях
Входимость: 1.
41. Память, говори (глава 7)
Входимость: 1.
42. Соглядатай
Входимость: 1.
43. Ланс
Входимость: 1.
44. Отчаяние. (глава 10)
Входимость: 1.
45. Лик
Входимость: 1.
46. Бледное пламя. Комментарии (страница 3)
Входимость: 1.
47. На смерть А. Блока
Входимость: 1.
48. Память, говори (глава 6)
Входимость: 1.
49. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 41)
Входимость: 1.
50. Пнин. (глава 4)
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Лолита. (часть 1, главы 28-29)
Входимость: 3. Размер: 26кб.
Часть текста: часть моего горячего, волосистого кулака. Через несколько минут - скажем, двадцать, скажем полчаса (sicher ist sicher, как говаривал мой дядя Густав), я отопру дверь номера 342 и найду мою нимфетку, мою красу и невесту, в темнице хрустального сна. Присяжные! Если бы мой восторг мог звучать, он бы наполнил эту буржуазную гостиницу оглушительным ревом. И единственное, о чем жалею сегодня, это что я не оставил молча у швейцара ключ 342-ой и не покинул в ту же ночь город, страну, материк, полушарие и весь земной шар. Позвольте объяснить. Меня не слишком смутили ее покаянные иносказания. Я все еще был твердо намерен придерживаться решения щадить ее чистоту, работая лишь под покровом ночи над совершенно усыпленной наркозом голенькой крошкой. "Сдержанность и благоговение" - вот был мой всегдашний девиз. Я намерен был придерживаться его, даже если бы эту чистоту (между прочим, основательно развенчанную современной наукой) слегка подпортило какое-нибудь ребячье эротическое переживание (по всей вероятности, гомосексуального порядка) в этом ее мерзостном лагере. Конечно, в силу старомодных европейских навыков я, Жан-Жак Гумберт, принял на веру, когда впервые ее увидел, два с половиной месяца тому назад, что она так непорочна, как полагается по шаблону...
2. Бледное пламя. Комментарии (страница 2)
Входимость: 3. Размер: 66кб.
Часть текста: девушек обучали в особой школе особые парижские сводни, которых затем удушали. Хрупкие эти щиколки, говорил он, которые так близко сводила ее грациозная и волнообразная поступь,- это те самые "осторожные сокровища" из стихотворения Арнора, воспевающего мирагаль (деву миража), за которую "король мечтаний дал бы в песчаных пустынях времен триста верблюдов и три родника". On sбgaren wйrem tremkнn tri stбna Verbбlala wod gйv ut trн phantбna (Я пометил ударения.) Весь этот душещипательный лепет (по всем вероятиям, руководимый ее мамашей) на принца впечатления не произвел, он, следует повторить, относился к ней как к единокровной сестре, благоуханной и светской, с подкрашенным ротиком и с maussade{1}, расплывчатой, галльской манерой выражения того немногого, что ей желательно было выразить. Ее безмятежная грубость в отношениях с нервной и словообильной графиней казалась ему забавной. Он любил танцевать с ней - и только с ней. Ничто, ничто совершенно не вздрагивало в нем, когда она гладила его руку или беззвучно касалась чуть приоткрытыми губами его щеки, уже покрытой нагаром погубившего бал рассвета. Она, казалось, не огорчалась, когда он оставлял ее ради более мужественных утех, снова встречая его в потемках машины, в полусвете кабаре покорной и двусмысленной улыбкой привычно целуемой дальней кузины. Сорок дней - от смерти королевы Бленды до его коронации - были, возможно, худшим...
3. Под знаком незаконнорожденных. страница 6
Входимость: 3. Размер: 42кб.
Часть текста: простуде) на светло-желтой стене. Номер первый изображает джентльмена шестнадцатого столетия при передаче им книги простоватому малому, держащему в левой руке пику и украшенную лаврами шляпу. Заметьте эту левизну (Почему? Да-с, "вот в чем вопрос", как выразился однажды мосье Оме, цитируя le journal d'hier; вопрос, на который деревянным басом отвечает Портрет с титула Первого фолио). Заметьте также подпись: "Ink, a drug". Чей-то досужий карандаш (Эмбер весьма ценил эту ученую шутку) занумеровал буквы так, что получилось "Grudinka", - это означает "бекон" в некоторых славянских языках. Номер второй показывает того же увальня (теперь приодетого джентльменом), стягивающего с головы самого джентльмена (он теперь сидит за столом и пишет) некое подобие шапски. Понизу той же рукой написано: "Ham-let, или Homelette au Lard". Наконец, на номере третьем - дорога, пеший путник (в украденной шапске) и указатель "В Хай-Уиком". Имя его подобно Протею. В каждом углу он плодит двойников. Почерку его бессознательно подражают законники, которым выпала доля писать той же рукой. В сырое утро 27 ноября 1582го года он - Шакспир, она - Уотли из Темпл-Графтон. Два дня спустя, он - Шагспир, она же - Хатуэй из Стратфорда-на-Авоне. Так кто же он? Вильям Икс, прехитро составленный из двух левых рук и личины. Кто еще? Человек, сказавший (не первым), что слава Господня в том, чтобы скрыть, а человечья - сыскать. Впрочем, то, что уорикширский парень писал пьесы, более чем удовлетворительно доказывается мощью сморщенных яблок и бледного первоцвета. Здесь две темы: шекспировская, исполняемая в настоящем времени Эмбером, чинно принимающим гостя в своей спальне; и совершенно иная - сложная смесь прошлого, настоящего и будущего - тема, которой ужасное отсутствие Ольги причиняет страшные затруднения. Это была, это есть их первая встреча со времени ее смерти. Круг не заговорит о ней, даже не спросит о...
4. Дар. (страница 2)
Входимость: 2. Размер: 83кб.
Часть текста: случается, что со дня на день откладываешь. Разве, казалось бы, не наслаждение, - единственное, горькое наслаждение, - перебирать имущество мертвого, а оно однако так и остается лежать нетронутым (спасительная лень души?); немыслимо, чтобы чужой дотронулся до него, но какое облегчение, если бы нечаянный пожар уничтожил этот драгоценный маленький шкал. Александр Яковлевич вдруг встал и, как бы случайно, так переставил стул около письменного стола, чтобы ни он, ни тень книг никак не могли служить темой для призрака. Разговор тем временем перешел на какого-то советского деятеля, потерявшего после смерти Ленина власть. "Ну, в те годы, когда я видал его, он был в зените славы и добра", - говорил Васильев, профессионально перевирая цитату. Молодой человек, похожий на Федора Константиновича (к которому именно поэтому так привязались Чернышевские), теперь очутился у двери, где, прежде чем выйти, остановился в полоборота к отцу, - и, несмотря на свой чисто умозрительный состав, ах, как он был сейчас плотнее всех сидящих в комнате! Сквозь Васильева и бледную барышню просвечивал диван, инженер Керн был представлен одним лишь блеском пенснэ, Любовь Марковна - тоже, сам Федор Константинович держался лишь благодаря смутному совпадению с покойным, - но Яша был совершенно настоящий и живой и только чувство самосохранения мешало вглядеться в его черты. "А...
5. Альфред де Мюссе. Майская ночь
Входимость: 2. Размер: 9кб.
Часть текста: мне дай. Поэт Как почернела ночь в долине! А мнилось - облик смутно-синий вот там струился через лес. Он облетел луга ночные; едва задел цветы сырые; неизъяснимы сны такие; и он погас, и он исчез. Муза Тронь лютню, о поэт, вуалью благовонной ночь зыблет на лугах эолову росу. И роза чистая закрылась непреклонно, замкнув и опьянив блестящую осу. Послушай: все молчит; возлюбленную вспомни. Сегодня, в темноте, под липами, укромней, зари прощальный луч нежнее там затих. Сегодня все цветет: вся ширь природы Божьей любовью полнится и шепотом, как ложе благоуханное супругов молодых. Поэт Как сердца трепетно биенье! Как слушаю свое смятенье, дыханье в страхе затая! Кто там стучит, войти желает? Меня, как солнце, ослепляет свеча неяркая моя. Откуда страх и слабость эта? Кто там? Кто кличет? Нет ответа. Обман: то полночь била где-то; как я один! как беден я! Муза Тронь лютню, о поэт, хмель юности небесной играет в эту ночь по жилам Божества. Тревожно я дышу, мне сладостно, мне тесно, мне ветер губы жжет, дышу, полужива. Ленивое дитя! Прекрасна я, смотри жр. Наш первый поцелуй... О нет, не позабудь, как я пришла к тебе, крылом ...

© 2000- NIV