Cлово "ОТЪЕЗД"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ОТЪЕЗДА, ОТЪЕЗДОМ, ОТЪЕЗДУ, ОТЪЕЗДЕ

1. Дар. (страница 3)
Входимость: 6.
2. Камера Обскура. (страница 5)
Входимость: 4.
3. Король, дама, валет. (глава 11)
Входимость: 4.
4. Память, говори (глава 13)
Входимость: 3.
5. Защита Лужина. (глава 14)
Входимость: 3.
6. Лебеда
Входимость: 2.
7. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 14)
Входимость: 2.
8. Пильграм
Входимость: 2.
9. Пнин. (глава 7)
Входимость: 2.
10. Бледное пламя. Комментарии (страница 4)
Входимость: 2.
11. Лолита. (часть 1, главы 15-17)
Входимость: 2.
12. Бледное пламя. Комментарии (страница 5)
Входимость: 2.
13. Машенька. (страница 4)
Входимость: 2.
14. Событие. Пьеса в прозе
Входимость: 2.
15. Память, говори (глава 6)
Входимость: 2.
16. Отрывки, наброски пьес.
Входимость: 2.
17. Защита Лужина. (глава 7)
Входимость: 2.
18. Лолита. (часть 1, главы 23-25)
Входимость: 2.
19. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 4)
Входимость: 2.
20. Камера Обскура. (страница 4)
Входимость: 2.
21. Незавершенный роман
Входимость: 1.
22. Защита Лужина. (глава 6)
Входимость: 1.
23. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 39)
Входимость: 1.
24. Ужас
Входимость: 1.
25. Смотри на Арлекинов! (страница 5)
Входимость: 1.
26. Король, дама, валет. (глава 3)
Входимость: 1.
27. Бледное пламя. Комментарии
Входимость: 1.
28. Память, говори (глава 3)
Входимость: 1.
29. Событие. Пьеса в прозе. Действие 3
Входимость: 1.
30. Другие берега. (глава 8)
Входимость: 1.
31. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 10)
Входимость: 1.
32. Как-то раз в Алеппо...
Входимость: 1.
33. Другие берега. (глава 7)
Входимость: 1.
34. Бледное пламя. Комментарии (страница 6)
Входимость: 1.
35. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 7)
Входимость: 1.
36. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 24)
Входимость: 1.
37. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 26)
Входимость: 1.
38. Память, говори (глава 11)
Входимость: 1.
39. Бледное пламя. Поэма в четырех песнях
Входимость: 1.
40. Память, говори (глава 7)
Входимость: 1.
41. Соглядатай
Входимость: 1.
42. Лолита. (часть 2, главы 31-34)
Входимость: 1.
43. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 40)
Входимость: 1.
44. Память, говори (глава 12)
Входимость: 1.
45. Дар. (страница 10)
Входимость: 1.
46. Лик
Входимость: 1.
47. Другие берега. (глава 11)
Входимость: 1.
48. Лолита. (часть 1, главы 7-9)
Входимость: 1.
49. Приглашение на казнь. (страница 6)
Входимость: 1.
50. Защита Лужина. (глава 13)
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Дар. (страница 3)
Входимость: 6. Размер: 72кб.
Часть текста: облако упоительной белизны. "Ну вот, прошло, - сказал он вполголоса и вышел из-под навеса осин, столпившихся там, где жирная, глинистая, "земская" (какой ухаб был в этом прозвании!) дорога спускалась в ложбинку, собрав в этом месте все свои колеи в продолговатую выбоину, до краев налитую густым кофе со сливками. Милая моя! Образчик элизейских красок! Отец однажды, в Ордосе, поднимаясь после грозы на холм, ненароком вошел в основу радуги, - редчайший случай! - и очутился в цветном воздухе, в играющем огне, будто в раю. Сделал еще шаг - и из рая вышел. Она уже бледнела. Дождь совсем перестал, пекло, овод с шелковыми глазами сел на рукав. В роще закуковала кукушка, тупо, чуть вопросительно: звук вздувался куполком и опять - куполком, никак не разрешаясь. Бедная толстая птица вероятно перелетела дальше, ибо всг повторялось сызнова, вроде уменьшенного отражения (искала, что-ли, где получается лучше, грустнее?). Громадная, плоская на лету бабочка, иссиня-черная с белой перевязью, описав сверхестественно-плавную дугу и опустившись на сырую...
2. Камера Обскура. (страница 5)
Входимость: 4. Размер: 27кб.
Часть текста: "Особенно сегодня нужно быть бодрым, - продолжала Магда, надувая губы. - Особенно сегодня. Подумай, ведь это начало моей карьеры, я буду знаменита". "Ах да, я и забыл. Это когда же? Сегодня разве?" Явился Горн. Он заходил в последнее время каждый день, и Кречмар несколько раз поговорил с ним по душам, сказал ему все то, что Магде он бы сказать не смел и не мог. Горн так хорошо слушал, высказывал такие мудрые мысли и с такой вдумчивостью сочувствовал ему, что недавность их знакомства казалась Кречмару чем-то совершенно условным, никак не связанным с внутренним - душевным - временем, за которое развилась и созрела их мужественная дружба. "Нельзя строить жизнь на песке несчастья, - говорил Горн. - Это грех против жизни. У меня был знакомый - скульптор, - который женился из жалости на пожилой, безобразной горбунье. Не знаю в точности, что случилось у них, но через год она пыталась отравиться, а его пришлось посадить в желтый дом. Художник, по моему мнению, должен руководиться только чувством прекрасного - оно никогда не обманывает". "Смерть, - говорил он еще, - представляется мне просто дурной привычкой, которую природа теперь уже не может в себе искоренить. У меня был приятель, юноша, полный жизни, с лицом ангела и с мускулами пантеры, - он порезался, откупоривая бутылку, и через несколько дней умер. Ничего глупее этой смерти нельзя было себе представить, но вместе с тем... вместе с тем, - да, странно сказать, но это так: было бы менее художественно, доживи он до старости... Изюминка, пуанта жизни заключается иногда именно в смерти". Горн в такие минуты говорил не останавливаясь - плавно выдумывая случаи с никогда не существовавшими знакомыми, подбирая мысли, не слишком глубокие для ума слушателя, придавая словам сомнительное изящество. Образование было ...
3. Король, дама, валет. (глава 11)
Входимость: 4. Размер: 28кб.
Часть текста: тонкобровая, как говорится-"стильная",- и сверкнула текучими серьгами. - Придется посидеть, моя душа,- обратился Драйер к жене: - Я все еще не вспомнил. - Верю,- сказал Вилли, пыхтя и расплываясь в кресле,- верю. что анекдот - мастерской. Но его, по-видимому, нельзя вспомнить. - ...Или, например, ликера? -сказала госпожа Грюн. Драйер постучал себя по лбу кулаком: "Начало- есть, средняя часть- тоже, но конец, конец!.." - Бросьте,- сказал Вилли,- а то вашей супруге станет еще скучнее. Она суровая. Я ее боюсь. - ...Завтра, в это время, мы уже будем по пути в Париж,- плавно разбежалась госпожа Грюн, но муж ее перебил: - Она везет меня в Париж! Не город, а шампанское,- но у меня от него всегда изжога. Однако я еду. Кстати: - вы так до сих пор и не удосужились мне ответить, куда вы собираетесь этим летом? Знаете, был случай: вспоминал человек анекдот - и вдруг лопнул. - Мне не то обидно, что я не могу вспомнить,- жалобно протянул Драйер,-мне обидно, что я вспомню, как только расстанемся... Мы еще не решили. Не правда ли, моя душа, мы еще не решили? Мы даже и не говорили об этом вовсе. Там была какая-то закавыка в конце - такая забавная... - Я говорю вам,-бросьте,-пыхтел Вилли.-И как это вы еще не решили? Уже конец июня. Пора. - Я думаю,- сказал Драйер, вопросительно взглянув на жену,- что мы поедем к морю. - Вода,- кивнул Вилли.- Вода. Это хорошо. Я бы тоже. с удовольствием. ...
4. Память, говори (глава 13)
Входимость: 3. Размер: 43кб.
Часть текста: скорее во искупление наших политических бед, чем в виде признания интеллектуальных достоинств. Предполагалось, что вся остальная семья пока поселится в Лондоне. Житейские расходы должны были оплачиваться горсткой драгоценностей, которые Наташа, дальновидная старая горничная, перед самым отъездом матери из Петербурга в 1917-ом году, смела с туалетного столика в nйcessaire, и которые какое-то время были погребены или, возможно, претерпели процесс некоего таинственного созревания в крымском саду. Мы покинули наш северный дом ради краткой, как мы полагали, передышки, благоразумной отсидки на южной окраине России; однако бешеное неистовство нового режима стихать никак не желало. Два проведенных в Греции весенних месяца я посвятил, снося неизменное негодование пастушьих псов, поискам оранжевой белянки Грюнера, желтянки Гельдриха, белянки Крюпера: поискам напрасным, ибо я попал не в ту часть страны. На палубе кьюнардовского лайнера “Паннония”, 18 мая 1919 года отплывшего от берегов Греции, направляясь (на двадцать один год раньше, чем требовалось, – что касается меня) в Нью-Йорк, но нас высадившего в Марселе, я учился плясать фокстрот. Франция прогремела мимо в угольно черной ночи. Бледный “канал” еще качался внутри нас, когда поезд Дувр-Лондон тихо затормозил и встал. Картинки с изображением серой груши, там и сям висевшие на угрюмых стенах вокзала “Виктория”, рекламировали мыло для ванн, которым меня в детстве намыливала английская гувернантка. Уже через неделю я лощил пол на благотворительном балу, щека к щеке с моей первой английской душечкой, ветренной, гибкой девушкой, старшей меня на пять лет. Отец и раньше бывал в Англии – в последний раз он приезжал туда в феврале 1916-го года, с пятью другими видными деятелями русской печати, по приглашению британского правительства, желавшего показать им свою военную деятельность (которая, как им намекнули, недостаточно оценивалась русским общественным...
5. Защита Лужина. (глава 14)
Входимость: 3. Размер: 52кб.
Часть текста: скользящее выражение глаз, будто он что-то от нее скрывает. Ее волновало, что еще ни к чему он по-настоящему не пристрастился, и она корила себя, что, по узости умственного зрения, не может найти ту область, ту идею, тот предмет, которые дали бы работу и пищу бездействующим талантам Лужина. Она знала, что нужно спешить, что каждая пустующая минута лужинской жизни - лазейка для призраков. До отъезда в живописные страны надобно было найти для Лужина занимательную игру, а уж потом обратиться к бальзаму путешествий, решительному средству, которым лечатся от хандры романтические миллионеры. Началось с газет. Она стала выписывать "Знамя", "Россиянина", "Зарубежный Голос", "Объединение", "Клич", купила последние номера эмигрантских журналов и, для сравнения, несколько советских журналов и газет. Было решено, что ежедневно, после обеда, они будут друг Другу читать вслух. Заметив, что в некоторых газетах попадается шахматный отдел, она сперва подумала, не вырезать ли эти места, но побоялась этим обидеть Лужина. Раза два, как пример интересной игры, мелькнули старые лужинские партии. Это было неприятно и опасно. Прятать номера с шахматным отделом не удавалось, так как Лужин копил газеты, желая впоследствии их переплести в виде больших книг. Когда...

© 2000- NIV