Cлово "СВЕТ, СВЕТА"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: СВЕТЕ, СВЕТОМ, СВЕТУ

1. Бледное пламя. Поэма в четырех песнях
Входимость: 13.
2. Бледное пламя. Комментарии (страница 2)
Входимость: 12.
3. Под знаком незаконнорожденных. страница 10
Входимость: 11.
4. Дар. (страница 9)
Входимость: 11.
5. Соглядатай
Входимость: 11.
6. Бледное пламя. Комментарии (страница 3)
Входимость: 10.
7. Дар. (страница 2)
Входимость: 10.
8. Дар. (страница 6)
Входимость: 9.
9. Бледное пламя. Комментарии
Входимость: 9.
10. Защита Лужина. (глава 11)
Входимость: 9.
11. Королек
Входимость: 9.
12. Приглашение на казнь. (страница 2)
Входимость: 9.
13. Память, говори (глава 5)
Входимость: 9.
14. Король, дама, валет. (глава 4)
Входимость: 8.
15. Машенька. (страница 5)
Входимость: 8.
16. Волшебник
Входимость: 8.
17. Бледное пламя. Комментарии (страница 4)
Входимость: 8.
18. Дар. (страница 5)
Входимость: 8.
19. Приглашение на казнь. (страница 5)
Входимость: 8.
20. Сестры Вэйн
Входимость: 8.
21. Другие берега. (глава 5)
Входимость: 8.
22. Дар. (страница 10)
Входимость: 8.
23. Король, дама, валет. (глава 6)
Входимость: 8.
24. Ужас
Входимость: 7.
25. Память, говори (глава 10)
Входимость: 7.
26. Пнин. (глава 2)
Входимость: 7.
27. Возвращение Чорба
Входимость: 7.
28. Камера Обскура. (страница 7)
Входимость: 7.
29. Незавершенный роман
Входимость: 6.
30. Память, говори (глава 6)
Входимость: 6.
31. Под знаком незаконнорожденных. страница 6
Входимость: 6.
32. Машенька. (страница 2)
Входимость: 6.
33. Пнин. (глава 6)
Входимость: 6.
34. Истребление тиранов
Входимость: 6.
35. Картофельный эльф
Входимость: 6.
36. Пнин. (глава 7)
Входимость: 6.
37. Защита Лужина. (глава 9)
Входимость: 6.
38. Дар
Входимость: 6.
39. Камера Обскура
Входимость: 6.
40. Дар. (страница 4)
Входимость: 6.
41. Приглашение на казнь. (страница 4)
Входимость: 6.
42. Звонок
Входимость: 5.
43. Другие берега. (глава 11)
Входимость: 5.
44. Отрывки, наброски пьес.
Входимость: 5.
45. Прозрачные вещи
Входимость: 5.
46. Под знаком незаконнорожденных
Входимость: 5.
47. Машенька. (страница 3)
Входимость: 5.
48. Университетская поэма
Входимость: 5.
49. Бледное пламя. Комментарии (страница 6)
Входимость: 5.
50. Дар. (страница 7)
Входимость: 5.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Бледное пламя. Поэма в четырех песнях
Входимость: 13. Размер: 44кб.
Часть текста: -- чьи пришпоренные ноги 20 Вписали строчку в чистый лист дороги? -- Дивится перл мороза. Снова мы Направо слева ясный шифр зимы Читаем: точка, стрелка вспять, штришок, Вновь точка, стрелка вспять... фазаний скок! Се гордый граус, родственник тетерки Китаем наши претворил задворки. Из "Хольмса", что ли: вспять уводит след, Когда башмак назад носком надет. Был люб мне, взоры грея, всякий цвет. 30 Я мог сфотографировать предмет В своем зрачке. Довольно было мне Глазам дать волю или, в тишине, Шепнуть приказ, -- и все, что видит взор, -- Паркет, гикори лиственный убор, Застрех, капели стылые стилеты На дне глазницы оседало где-то И сохранялось час, и два. Пока Все это длилось, стоило слегка Прикрыть глаза -- и заново узришь 40 Листву, паркет или трофеи крыш. Мне в толк не взять, как видеть нашу дверь Мальчишкой мог я с озера: теперь Хотя листва не застит, я не вижу От Лейк-роуд ни крыльцо, ни даже крышу. Должно быть, здесь пространственный извив Создал загиб иль борозду, сместив Непрочный вид, -- лужайку и потертый Домишко меж Вордсмитом и Гольдсвортом. Вот здесь пекан, былой любимец мой, 50 Стоял в те дни, нефритовой листвой Как встрепанной гирляндой оплетенный, И тощий ствол с корою исчервленной В луче закатном бронзой пламенел. Он возмужал, он в жизни преуспел. Под ним мучнистый цвет на бледносиний Сменяют мотыльки -- под ним доныне Дрожит качелей дочкиных фантом. Сам дом таков,...
2. Бледное пламя. Комментарии (страница 2)
Входимость: 12. Размер: 66кб.
Часть текста: личико с выступающими скулами, ясные глаза и кудрявые темные волосы. Ходили слухи, что потратив месяцы на пустые блуждания с фарфоровой чашкой и туфелькой Сандрильоны, великосветский поэт и ваятель Арнор нашел в ней, что искал, и использовал груди ее и ступни для своей "Лилит, зовущей Адама вернуться", впрочем, я вовсе не знаток в этих деликатных делах. Отар, бывший ее любовником, говорил, что когда вы шли за нею, и она знала, что вы за нею идете, в покачивании и игре ее стройных бедер была напряженная артистичность, нечто такое, чему арабских девушек обучали в особой школе особые парижские сводни, которых затем удушали. Хрупкие эти щиколки, говорил он, которые так близко сводила ее грациозная и волнообразная поступь,- это те самые "осторожные сокровища" из стихотворения Арнора, воспевающего мирагаль (деву миража), за которую "король мечтаний дал бы в песчаных пустынях времен триста верблюдов и три родника". On sбgaren wйrem tremkнn tri stбna Verbбlala wod gйv ut trн phantбna (Я пометил ударения.) Весь этот душещипательный лепет (по всем вероятиям, руководимый ее мамашей) на принца впечатления не произвел, он, следует повторить, относился к ней как к единокровной сестре, благоуханной и светской, с подкрашенным ротиком и с maussade{1}, расплывчатой, галльской манерой выражения того немногого, что ей желательно было выразить. Ее безмятежная грубость в отношениях с нервной и словообильной графиней казалась ему забавной. Он любил танцевать с ней - и только с ней. Ничто, ничто совершенно не вздрагивало в нем, когда она гладила его руку или беззвучно касалась чуть приоткрытыми губами его щеки, уже покрытой нагаром погубившего бал рассвета. Она, казалось, не...
3. Под знаком незаконнорожденных. страница 10
Входимость: 11. Размер: 36кб.
Часть текста: Но ведь на минуту только. Ну папа! Мариэтта не хочет, ты не хочешь. Никто не хочет ехать со мной в моем суперпоезде. - Не сейчас. Право же, время -- Отправляться в постель, отправляться в школу, - время сна, время обеда, время купания и ни единого разу просто "время"; время вставать, время гулять, время возвращаться домой, время гасить свет, время умирать. И какая же мука, думал мыслитель Круг, так безумно любить крохотное существо, созданное каким-то таинственным образом (таинственным для нас еще более, чем для самых первых мыслителей в их зеленых оливковых рощах) слияньем двух таинств или, вернее, двух множеств по триллиону таинств в каждом; созданное слияньем, которое одновременно и дело выбора, и дело случая, и дело чистейшего волшебства; созданное упомянутым образом и после отпущенное на волю - накапливать триллионы собственных тайн; проникнутое сознанием - единственной реальностью мира и величайшим его таинством. Он увидел Давида, ставшим старше на год или два, сидящим на чемодане в ярких наклейках - на пирсе, у здания таможни. Он увидел его катящим на велосипеде между сверкающих кустов форситий и тонких, голых стволов берез, по дорожке со знаком "Велосипедам запрещено". Он увидел его на краю плавательного бассейна в черных и мокрых купальных трусах, лежащим на животе, резко выступала лопатка, откинутая рука вытряхивала радужную воду, налившуюся в игрушечный ...
4. Дар. (страница 9)
Входимость: 11. Размер: 72кб.
Часть текста: семинарию, а когда его отец, прожив святую жизнь, вдохновившую даже Некрасова, умер, мать отправила молодого человека учиться в Петербург, где он сразу, чуть ли не на вокзале, сблизился с тогдашними "властителями дум", как их звали, Писаревым и Белинским. Юноша поступил в университет, занимался техническими изобретениями, много работал и имел первое романтическое приключение с Любовью Егоровной Лобачевской, заразившей его любовью к искусству. После одного столкновения на романтической почве с каким-то офицером в Павловске, он однако принужден вернуться в Саратов, где делает предложение своей будущей невесте, на которой вскоре и женится. Он возвращается в Москву, занимается философией, участвует в журналах, много пишет (роман "Что нам делать"), дружит с выдающимися писателями своего времени. Постепенно его затягивает революционная работа, и после одного бурного собрания, где он выступает совместно с Добролюбовым и известным профессором Павловым, тогда еще совсем молодым человеком, Чернышевский принужден уехать заграницу. Некоторое время он живет в Лондоне, сотрудничая с Герценом, но затем возвращается в Россию и сразу арестован. Обвиненный в подготовке покушения на Александра Второго Чернышевский приговорен к смерти и публично казнен. Вот вкратце история жизни Чернышевского, и всг обстояло бы отлично, если б автор не нашел нужным снабдить свой рассказ о ней множеством ненужных подробностей, затемняющих смысл, и всякими длинными отступлениями на самые разнообразные темы. А хуже всего то, что, описав сцену повешения, и покончив со своим героем, он этим не удовлетворяется и на протяжении еще многих неудобочитаемых страниц рассуждает о том, что было бы, если бы - что, если бы Чернышевский, например, был не казнен, а сослан в Сибирь, как Достоевский. Автор пишет на языке, имеющем мало общего с русским. Он любит выдумывать слова. Он любит длинные запутанные фразы, как например: "Их сортирует (?) судьба в...
5. Соглядатай
Входимость: 11. Размер: 110кб.
Часть текста: к себе на колени, и тогда их ясный взгляд внимательно переходил с моей дрожащей руки на бледно-серую, уже размазанную по ворсу пыльцу. Матильда бывала в гостях у их родителей и постоянно оставалась ужинать. Как-то раз шумел проливной дождь, ей дали зонтик, и она сказала: "Вот и отлично, большое спасибо, молодой человек меня проводит и принесет зонт обратно". С тех пор вошло в мои обязанности ее провожать. Она, пожалуй, нравилась мне, эта разбитная, полная, волоокая дама с большим ртом, который собирался в комок, когда она, пудрясь, смотрелась в зеркальце. У нее были тонкие лодыжки, легкая поступь, за которую многое ей прощалось. От нее исходило щедрое тепло, как только она появлялась, мне уже мнилось, что в комнате жарко натоплено, и, когда, отведя восвояси эту большую живую печь, я возвращался один среди чмоканья ртутного блеска безжалостной ночи, было мне холодно, холодно до омерзения. Потом приехал из Парижа ее муж и стал с ней бывать в гостях вместе, - муж как муж, я мало на него обратил внимание, только заметил его манеру коротко и гулко откашливаться в кулак, перед тем как заговорить, и тяжелую, черную, с блестящим набалдашником трость, которой он постукивал об пол, пока Матильда, восторженно захлебываясь, превращала прощание с хозяйкой в многословный монолог. Муж, спустя месяц, отбыл, и в первую же ночь, что я снова провожал Матильду, она предложила мне подняться к ней наверх, чтобы взять книжку, которую давно увещевала меня прочесть, - что-то по-французски о какой-то русской девице Ариадне (*1). Шел, как обычно, дождь, вокруг фонарей дрожали ореолы, правая моя рука утопала в жарком кротовом меху, левая держала раскрытый зонтик, в который ночь била, как в барабан. Этот зонтик, - потом, в квартире у Матильды, - распятый...

© 2000- NIV