Cлово "СЛОВО"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: СЛОВАМИ, СЛОВАМ, СЛОВА, СЛОВОМ

1. Бледное пламя. Комментарии (страница 8)
Входимость: 49.
2. Незавершенный роман
Входимость: 31.
3. Дар. (страница 5)
Входимость: 25.
4. Бледное пламя. Комментарии (страница 4)
Входимость: 22.
5. Дар. (страница 8)
Входимость: 22.
6. Дар. (страница 6)
Входимость: 17.
7. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 36)
Входимость: 17.
8. Дар. (страница 2)
Входимость: 16.
9. Дар. (страница 3)
Входимость: 16.
10. Изобретение Вальса. Пьеса в прозе. Действие 2
Входимость: 16.
11. Дар. (страница 9)
Входимость: 15.
12. Бледное пламя. Комментарии (страница 7)
Входимость: 14.
13. Приглашение на казнь. (страница 3)
Входимость: 13.
14. Дар. (страница 7)
Входимость: 13.
15. Память, говори (глава 11)
Входимость: 13.
16. Соглядатай
Входимость: 13.
17. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Примечания)
Входимость: 12.
18. Бледное пламя. Поэма в четырех песнях
Входимость: 12.
19. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 5)
Входимость: 11.
20. Под знаком незаконнорожденных. страница 12
Входимость: 11.
21. Подвиг. (страница 5)
Входимость: 11.
22. Защита Лужина. (глава 14)
Входимость: 11.
23. Изобретение Вальса. Пьеса в прозе. Действие 3
Входимость: 11.
24. Бледное пламя. Комментарии
Входимость: 10.
25. Отчаяние. (глава 2)
Входимость: 10.
26. Изобретение Вальса. Пьеса в прозе
Входимость: 10.
27. Бледное пламя. Комментарии (страница 6)
Входимость: 10.
28. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 26)
Входимость: 10.
29. Событие. Пьеса в прозе. Действие 2
Входимость: 10.
30. Бледное пламя. Комментарии (страница 5)
Входимость: 10.
31. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 9)
Входимость: 10.
32. Приглашение на казнь. (страница 7)
Входимость: 10.
33. Защита Лужина. (глава 6)
Входимость: 9.
34. Приглашение на казнь. (страница 6)
Входимость: 9.
35. Дар. (страница 10)
Входимость: 9.
36. Лик
Входимость: 9.
37. Отчаяние. (глава 5)
Входимость: 8.
38. Бледное пламя. Комментарии (страница 3)
Входимость: 8.
39. Под знаком незаконнорожденных. страница 6
Входимость: 8.
40. Подвиг. (страница 7)
Входимость: 8.
41. Пнин. (глава 2)
Входимость: 8.
42. Сестры Вэйн
Входимость: 8.
43. Дар
Входимость: 8.
44. Под знаком незаконнорожденных. страница 7
Входимость: 8.
45. Память, говори (глава 5)
Входимость: 8.
46. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 3)
Входимость: 8.
47. Подвиг. (страница 4)
Входимость: 8.
48. Подвиг
Входимость: 8.
49. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 4)
Входимость: 8.
50. Защита Лужина. (глава 10)
Входимость: 8.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Бледное пламя. Комментарии (страница 8)
Входимость: 49. Размер: 62кб.
Часть текста: куплета - героическими куплетами писал лишь Гольдсмит, Вордсворт их избегал. wodnaggen - помимо поверхностной этимологии этого слова (англ. woоd - "дерево", а форма naggen, напоминающая шведскую, имеет значение "обшитый" (ср. нем. n(hen - "шить"). Маленков - Георгий Максимилианович (1902-1988), председатель Совета Министров СССР с 1953 по 1955 гг. земной мальчик - картина П. Пикассо "Мальчик, ведущий коня" (1905-06). домицилий - от лат. domicilium: резиденция, жилище, местопребывание важной особы. день Св. Свитина - 15 июля. О. Спроулз обращает внимание на то, что когда король Генрих VIII в 1538 г. распорядился извлечь золото и драгоценности из могилы этого святого, то оказалось, что они фальшивые. Это обстоятельство обыгрывается позднее. См. примечания к стр. 433-435. Строка 49 пекан - дерево рода кария (или, что то же самое, гикори), семейства ореховых, дающее съедобные плоды. "Кубок Гебы" - название этого сборника отзывается последней строфой хрестоматийного стихотворения Ф. Тютчева "Весенняя гроза". гинкго - происходящее из Китая реликтовое дерево (Ginkgo biloba), которое широко разводят в качестве декоративного. Старинной бабочкой, неправою рукой / Распятой - Набоков...
2. Незавершенный роман
Входимость: 31. Размер: 114кб.
Часть текста: (занятие, которое поначалу было для него только способом отвлечься от горя, но со временем переросло в самодовлеющую художественную манию), вдовец настолько вжился в Туле, что оно стало постепенно обретать самостоятельное существование. В первой главе Синеусов говорит между прочим, что перебирается с Ривьеры в Париж, на свою прежнюю квартиру; на самом же деле он переезжает в угрюмый дворец на дальнем северном острове. Искусство позволяет ему воскресить покойную жену в облике королевы Белинды - жалкое свершение, которое не приносит ему торжества над смертью даже в мире вольного вымысла. В третьей главе 'ей предстояло снова погибнуть от бомбы, предназначавшейся ее мужу, на Эгельском мосту, буквально через несколько минут после возвращения с Ривьеры. Вот, пожалуй, и все, что удается рассмотреть в пыли и мусоре моих давних вымыслов... Истинный читатель несомненно узнает искаженные отголоски моего последнего русского романа в книге "Под знаком незаконнорожденных" (1947) и особенно в "Бледном огне" (1962). Меня эти отзвуки слегка раздражают, но больше всего я сожалею о его незавершенности потому, что он, как кажется, должен был решительно отличаться от всех остальных моих русских вещей качеством расцветки, диапазоном стиля, чем-то не поддающимся определению в его мощном подводном течении..." (Цит. по: Набоков В. Рассказы. Приглашение на казнь. Эссе, интервью, рецензии.- М.: Книга, 1989-С. 501- 502). Глава 1. Ultima Thule Помнишь, мы как-то завтракали (принимали пищу) года за два до твоей смерти? Если, конечно, память может жить без головного убора. Кстатическая мысль: вообразим новейший письмовник. К безрукому: крепко жму вашу (многоточие). К покойнику: призрачно ваш. Но оставим эти виноватые виньетки. Если ты не помнишь, то я за тебя помню: память о тебе может сойти, хотя бы грамматически, за твою память, и ради крашеного слова вполне могу допустить, что...
3. Дар. (страница 5)
Входимость: 25. Размер: 67кб.
Часть текста: схожи, оба смуглые и гладкие, но один был грубее и как бы теснее, другой - вольнее и чище. В рокоте материнского была просьба, даже виноватая просьба; в укорачивающихся ответах дочери звенела злость. Под эту невнятную утреннюю бурю Федор Константинович опять мирно засыпал. В редеющей местами дремоте он различал звуки уборки; стена вдруг рушилась на него: это половая щетка поехала и хлопнулась у его двери. Раз в неделю толстая, тяжело переводившая дух, пахнувшая кислым потом швейцариха приходила с пылесосом, и тогда начинался ад, мир рвался на части, адский скрежет проникал в самую душу, разрушая ее, и гнал Федора Константиновича из постели, из комнаты, из дома. Обычно же, около десяти Марианна Николаевна в свою очередь занимала ванную, а после нее, уже харкая на ходу, туда следовал Иван Борисович. Воду он спускал до пяти раз; ванной не пользовался, удовлетворяясь лепетом маленького умывальника. К половине одиннадцатого всг в доме стихало: Марианна Николаевна уходила за хозяйственными покупками, Щеголев - по своим темным делам. Федор Константинович погружался в блаженную бездну, в которой теплые остатки дремоты мешались с чувством счастья, вчерашнего и предстоящего. Довольно часто теперь он день начинал стихотворением. Лежа навзничь, с первой, утоляюще-вкусной, крупной и длительной папиросой между запекшихся губ, он снова, после...
4. Бледное пламя. Комментарии (страница 4)
Входимость: 22. Размер: 62кб.
Часть текста: удаленных от него в пространстве и времени, но что-то имелось в нем красочное и исконное, утешавшее Джона Шейда гораздо полнее провинциальных утонченностей английского отделения. Он, выказывавший столько разборчивой осмотрительности при выборе попутчиков для своих прогулок, любил через вечер на другой бродить с важным и жилистым немцем по лесным тропинкам Далвича и вкруг полей этого своего знакомца. Будучи охотником до точного слова, он ценил Гентцнера за то, что тот знал "как что называется", - хоть некоторые из предлагаемых тем названий несомненно были местными уродцами или германизмами, а то и чистой воды выдумками старого прохвоста. Теперь у него был иной спутник. Ясно помню чудный вечер, когда с языка моего блестящего друга так и сыпались макаронизмы, остроты и анекдоты, которые я браво парировал рассказами о Зембле, повестью о бегстве на волосок от гибели! На опушке Далвичского леса он перебил меня, чтобы показать естественную пещеру в поросшем диким мохом утесе, сбоку тропинки, под цветущим кизилом. В этом месте достойный фермер неизменно останавливался, а однажды, когда они гуляли вместе с его сынишкой, последний, семеня с ними рядом, указал в...
5. Дар. (страница 8)
Входимость: 22. Размер: 95кб.
Часть текста: Беранже, как его любили средние французы. "Помилуйте, - восклицает Стеклов, - вы говорите, что этот человек был не поэтичен? Да знаете ли вы, что он со слезами восторга декламировал Беранже и Рылеева!" Его вкусы только окаменели в Сибири, - и по странной деликатности исторической судьбы, Россия за двадцать лет его изгнания не произвела (до Чехова) ни одного настоящего писателя, начала которого он не видел воочию в деятельный период жизни. Из разговоров с ним в Астрахани выясняется: "да-с, графский-то титул и сделал из Толстого великого-писателя-земли-русской": когда же к нему приставали, кто же лучший современный беллетрист, то он называл Максима Белинского. Юношей он записал в дневнике: "Политическая литература - высшая литература". Впоследствии пространно рассуждая о Белинском (Виссарионе, конечно), о котором распространяться, собственно, не полагалось, он ему следовал, говоря, что "Литература не может не быть служительницей того или иного направления идей", и что писатели "неспособные искренне одушевляться участием к тому, что совершается силою исторического движения вокруг нас... великого ничего не произведут ни в каком случае", ибо "история не знает произведений искусства, которые были бы созданы исключительно идеей прекрасного". Тому же Белинскому, полагавшему, что "Жорж Занд безусловно может входить в реестр имен европейских...

© 2000- NIV