Cлово "ЭКЗЕМПЛЯР"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ЭКЗЕМПЛЯРОВ, ЭКЗЕМПЛЯРА, ЭКЗЕМПЛЯРЫ, ЭКЗЕМПЛЯРАХ

1. Память, говори (глава 6)
Входимость: 5.
2. Уста к устам
Входимость: 4.
3. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 2)
Входимость: 4.
4. Память, говори (глава 12)
Входимость: 3.
5. Дар. (страница 5)
Входимость: 3.
6. Другие берега. (глава 6)
Входимость: 3.
7. Пильграм
Входимость: 2.
8. Под знаком незаконнорожденных. страница 4
Входимость: 2.
9. Дар. (страница 3)
Входимость: 2.
10. Под знаком незаконнорожденных. страница 3
Входимость: 2.
11. Дар. (страница 4)
Входимость: 2.
12. Память, говори (глава 13)
Входимость: 2.
13. Подлец
Входимость: 2.
14. Бледное пламя. Комментарии (страница 3)
Входимость: 2.
15. Память, говори (глава 9)
Входимость: 2.
16. Дар. (страница 6)
Входимость: 1.
17. Другие берега. (глава 9)
Входимость: 1.
18. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 39)
Входимость: 1.
19. Память, говори (глава 3)
Входимость: 1.
20. Дар. (страница 2)
Входимость: 1.
21. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 16)
Входимость: 1.
22. Забытый поэт
Входимость: 1.
23. Бледное пламя. Комментарии (страница 4)
Входимость: 1.
24. Бледное пламя. Комментарии (страница 6)
Входимость: 1.
25. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 17)
Входимость: 1.
26. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 3)
Входимость: 1.
27. Бледное пламя. Поэма в четырех песнях
Входимость: 1.
28. Соглядатай
Входимость: 1.
29. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника.
Входимость: 1.
30. Бледное пламя. Комментарии (страница 5)
Входимость: 1.
31. Память, говори (глава 14)
Входимость: 1.
32. Дар. (страница 10)
Входимость: 1.
33. Подвиг. (страница 3)
Входимость: 1.
34. Приглашение на казнь
Входимость: 1.
35. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 15)
Входимость: 1.
36. Другие берега. (глава 11)
Входимость: 1.
37. Волшебник
Входимость: 1.
38. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 5)
Входимость: 1.
39. Истребление тиранов
Входимость: 1.
40. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 3, глава 5)
Входимость: 1.
41. Под знаком незаконнорожденных. страница 8
Входимость: 1.
42. Бледное пламя. Поэма в четырех песнях
Входимость: 1.
43. Лолита. (часть 2, главы 1-2)
Входимость: 1.
44. Смотри на Арлекинов! (страница 4)
Входимость: 1.
45. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 7)
Входимость: 1.
46. Рождество
Входимость: 1.
47. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 8)
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Память, говори (глава 6)
Входимость: 5. Размер: 40кб.
Часть текста: сверканья, я тотчас принуждал окно отдать свое сокровище: одним махом комната раскалывалась на свет и тень. Пропитанная солнцем березовая листва поражала взгляд прозрачностью, которая бывает у светло-зеленого винограда; еловая же хвоя бархатно выделялась на синеве, и эта синева была такой насыщенности, какую мне довелось опять отыскать только много лет спустя в горноборовой зоне Колорадо. С семилетнего возраста все, что я чувствовал, завидя прямоугольник обрамленного солнечного света, подчинялось одной-единственной страсти. Первая моя мысль при блеске утра в окне была о бабочках, которых припасло для меня это утро. Началось все с довольно пустякового случая. На жимолости, нависшей поверх гнутого прислона скамьи, что стояла против парадного крыльца, мой ангел-наставник (чьи крылья, хоть и лишенные флорентийского ободка, очень походят на крылья Гавриила у Фра Анджелико) указал мне редкого гостя, великолепное, бледно-желтое животное в черных и синих ступенчатых пятнах, с киноварным глазком над каждой из парных черно-палевых шпор. Свешиваясь с наклоненного цветка и упиваясь им, оно слегка изгибало словно припудренное тельце и все время судорожно хлопало своими громадными крыльями. Я стонал от желания, острее которого ничего с тех пор не испытывал. Проворный Устин, который был швейцаром у нас в Петербурге, но по комического свойства причине (объясненной в другом месте) оказался тем летом в деревне, ухитрился поймать бабочку в мою фуражку, после чего ее вместе с фуражкой заперли в платяном шкапу, где, по благодушному домыслу Mademoiselle, пленнице полагалось за ночь умереть от нафталина. Однако когда на следующее утро Mademoiselle отперла шкап, чтобы взять что-то, мой махаон с мощным шорохом вылетел ей в лицо, затем устремился к растворенному окну, и вот, ныряя и рея, уже стал превращаться в золотую точку, и ...
2. Уста к устам
Входимость: 4. Размер: 26кб.
Часть текста: любви, но уже Ирина и взволнованный Долинин быстро направлялись к выходу из театра. Их манила весенняя ночь, манила тайна, которая напряженно встала между ними. Сердца их дрожали в унисон. - Дайте мне ваш номер от гардеробной вешалки,- промолвил Долинин (вычеркнуто). - Позвольте, я достану вашу шляпку и манто (вычеркнуто). - Позвольте,- промолвил Долинин,- я достану ваши вещи (между "ваши" и "вещи" вставлено "и свои"). Долинин подошел к гардеробу и, предъявив номерок (переделано: "оба номерка")... Тут Илья Борисович задумался. Неловко, неловко замешкать у гардероба. Только что был вдохновенный порыв, вспышка любви между одиноким, пожилым Долининым и случайной соседкой по ложе, девушкой в черном; они решили бежать из театра, подальше от мундиров и декольте. Впереди мерещился автору Купеческий или Царский сад, акации, обрывы, звездная ночь. Автору не терпелось дорваться вместе с героями до этой звездной ночи. Однако надо было получить вещи, а это нарушало эффект. Илья Борисович перечел написанное, надул щеки, уставился на ...
3. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 2)
Входимость: 4. Размер: 18кб.
Часть текста: в Чусе время от времени сталкивался, наблюдая душевнобольных. К безумию он питал такую же страсть, какую иные питают к арахнидам и орхидеям. У Вана имелись основательные причины для того, чтобы, очерчивая двустороннюю связь между Террой Прекрасной и нашей отвратительной Антитеррой, сторониться технических тонкостей. Все, что он знал из физики, механики и прочего в этом роде, легко поместилось бы в углу аспидной доски, стоящей в классе приготовительной школы. Он утешался мыслью, что ни единый цензор – ни в Америке, ни в Великобритании – все равно не пропустил бы даже мимолетного упоминания о “магнитных” мелочах. Тихо-мирно он позаимствовал то, что успели навоображать по части движущей силы пилотируемых капсул величайшие из его предшественников (например, Контркамоэнс), включая и остроумную идею, согласно которой начальная скорость, равная нескольким тысячам миль в час, возрастает под воздействием промежуточной (контркамоэнсова типа) среды, соединяющей родственные галактики, до нескольких триллионов световых лет в секунду, чтобы затем безвредным образом спасть до скорости ленивого парашютного спуска. Заново городить дурацкий огород, всю эту “сираниану” и “физическую” беллетристику, было бы не только скучно, но и нелепо, ибо никому не известно, как далеко Терра или иные несчетные планеты со своими коровами и коттеджами могут отстоять от нас во внешнем либо внутреннем космосе: “внутреннем”, поскольку никто не мешает нам предположить их микрокосмическое присутствие в золотистых глобулах, быстро-быстро всплывающих в тонком бокале моэта или в корпускулах моего, Вана Вина – (или моего, Ады Вин) – кровотока, или в гное созревшего фурункула господина Нектова, который только что вырезали в Некторе или Нектоне. Больше того, хотя на полках библиотек и стоят в общедоступном – и избыточном – изобилии разнообразные справочные издания, нет никакой возможности добраться до осужденных, а то и сожженных трудов трех космологов: Эксертиньи, Ютса и Ядова (все три имени –...
4. Память, говори (глава 12)
Входимость: 3. Размер: 42кб.
Часть текста: – выбираю ей псевдоним, окрашенный в цветочные тона ее настоящего имени, – когда ей было пятнадцать, а мне на год больше. Мы повстречались в сильно пересеченной, но милой местности (черные ели, белые березы, болота, покосы, пустоши), лежащей к югу от Петербурга. Тянулась далекая война. Двумя годами позже, явился пресловутый deus ex machina, Русская Революция, заставив меня покинуть эту незабываемую обстановку. Да собственно и тогда уже, в июле 1915-го, смутно зловещие знамения и погромыхивание закулисного грома, жаркое дыхание невиданных мятежей отзывалось в так называемой “символистской” школе русской поэзии – особенно в стихах Александра Блока. В начале того лета, и в течение всего предыдущего, имя “Тамара”, прокравшись, являлось (с той напускной наивностью, которая так свойственна повадке судьбы, приступающей к важному делу) в разных местах нашего имения (“Вход Воспрещается”) и во владениях моего дяди (“Вход Строжайше Воспрещается”) на противоположном берегу Оредежи. Я находил его начерченным палочкой на красноватом песке аллеи, или написанным карандашом на беленом заборе, или...
5. Дар. (страница 5)
Входимость: 3. Размер: 67кб.
Часть текста: не брал спички, шумно лопаясь; укрощенный, вспыхивал и ровно шипел. Первые шаги возвращались, уже на каблуках; на кухне начинался скорый, сердито взволнованный разговор. Как иные говорят с южным или московским акцентом, так мать и дочь неизменно говорили между собой с произношением ссоры. Голоса были схожи, оба смуглые и гладкие, но один был грубее и как бы теснее, другой - вольнее и чище. В рокоте материнского была просьба, даже виноватая просьба; в укорачивающихся ответах дочери звенела злость. Под эту невнятную утреннюю бурю Федор Константинович опять мирно засыпал. В редеющей местами дремоте он различал звуки уборки; стена вдруг рушилась на него: это половая щетка поехала и хлопнулась у его двери. Раз в неделю толстая, тяжело переводившая дух, пахнувшая кислым потом швейцариха приходила с пылесосом, и тогда начинался ад, мир рвался на части, адский скрежет проникал в самую душу, разрушая ее, и гнал Федора Константиновича из постели, из комнаты, из дома. Обычно же, около десяти Марианна Николаевна в свою очередь занимала ванную, а после нее,...

© 2000- NIV