Cлово "ЭКСПРЕСС"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ЭКСПРЕССА, ЭКСПРЕССУ, ЭКСПРЕССЕ, ЭКСПРЕССОМ

1. Другие берега. (глава 7)
Входимость: 5.
2. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 2)
Входимость: 5.
3. Память, говори (глава 3)
Входимость: 4.
4. Подвиг. (страница 2)
Входимость: 4.
5. Другие берега. (глава 8)
Входимость: 3.
6. Память, говори (глава 7)
Входимость: 3.
7. Подлинная жизнь Себастьяна Найта
Входимость: 3.
8. Король, дама, валет
Входимость: 2.
9. Пассажир
Входимость: 2.
10. Весна в Фиальте
Входимость: 2.
11. Подвиг. (страница 8)
Входимость: 2.
12. Защита Лужина. (глава 14)
Входимость: 2.
13. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 38)
Входимость: 2.
14. Случайность
Входимость: 2.
15. Экспресс
Входимость: 2.
16. Под знаком незаконнорожденных. страница 2
Входимость: 1.
17. Машенька. (страница 5)
Входимость: 1.
18. Другие берега. (глава 4)
Входимость: 1.
19. Память, говори (глава 4)
Входимость: 1.
20. Стихи
Входимость: 1.
21. Другие берега
Входимость: 1.
22. Лолита. (часть 1, главы 3-6)
Входимость: 1.
23. Возвращение Чорба
Входимость: 1.
24. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 24)
Входимость: 1.
25. Король, дама, валет. (глава 11)
Входимость: 1.
26. Король, дама, валет. (глава 13)
Входимость: 1.
27. Память, говори (глава 8)
Входимость: 1.
28. Бледное пламя. Комментарии (страница 3)
Входимость: 1.
29. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 3, глава 1)
Входимость: 1.
30. Волшебник
Входимость: 1.
31. Хват
Входимость: 1.
32. Пнин. (глава 4)
Входимость: 1.
33. Подвиг. (страница 7)
Входимость: 1.
34. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 42)
Входимость: 1.
35. Камера Обскура. (страница 7)
Входимость: 1.
36. Бледное пламя. Комментарии (страница 7)
Входимость: 1.
37. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 1)
Входимость: 1.
38. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 3, глава 3)
Входимость: 1.
39. Другие берега. (глава 3)
Входимость: 1.
40. Подвиг. (страница 9)
Входимость: 1.
41. Память, говори (глава 5)
Входимость: 1.
42. Подвиг
Входимость: 1.
43. Подвиг. (страница 6)
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Другие берега. (глава 7)
Входимость: 5. Размер: 21кб.
Часть текста: и туннелем в горах. Снаружи сквозь витрину модель была доступнее влюбленному взгляду, чем изнутри магазина, где мешали какие-то плакаты... Можно было разглядеть в проймах ее окон голубую обивку диванчиков, красноватую шлифовку и тисненую кожу внутренних стенок, вделанные в них зеркала, тюльпанообразные лампочки... Широкие окна чередовались с более узкими, то одиночными, то парными. В некоторых отделениях уже были сделаны на ночь постели. Тогдашний величественный Норд-Экспресс (после Первой мировой войны он уже был не тот), состоявший исключительно из таких же международных вагонов, ходил только два раза в неделю и доставлял пассажиров из Петербурга в Париж; я сказал бы, прямо в Париж, если бы не нужно было - о, не пересаживаться, а быть переводимым - в совершенно такой же коричневый состав на русско-немецкой границе (Вержболово-Эйдкунен), где бокастую русскую колею заменял узкий европейский путь, а березовые дрова -уголь. В памяти я могу распутать по крайней мере пять таких путешествий в Париж, с Ривьерой или Биаррицем в конце. Выбираю относящееся к 1909-му году. Мне кажется,...
2. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 2)
Входимость: 5. Размер: 18кб.
Часть текста: 2 Адины письма дышали, корчились, жили; Вановы “Письма с Терры” (“философский роман”) никаких решительно признаков жизни не подавали. (Несогласна, это милая, милая книжка! Пометка Ады.) Он написал ее словно бы непроизвольно, нимало не заботясь о литературной известности. Да и выбранный им псевдоним не щекотал задним числом тщеславия – как щекотал, приплясывая, ладонь. И хотя “чванливость Вана Вина” то и дело всплывала в пересудах дам, помавающих веерами по светским гостиным, на сей раз ее длинные, синие, спесивые перья остались сложенными. Что же, в таком случае, побудило его состряпать роман на тему, истертую почти до незримости разного рода “Звездными взводнями” и “Либидо болида”? Мы – кем бы эти “мы” ни были – в состоянии указать в качестве навязчивого мотива приятный позыв дать в словесных образах сводку некоторых необъяснимо связанных странностей, с которыми Ван с первого его года в Чусе время от времени сталкивался, наблюдая душевнобольных. К безумию он питал такую же страсть, какую иные питают к арахнидам и орхидеям. У Вана имелись основательные причины для того, чтобы, очерчивая двустороннюю связь между Террой Прекрасной и нашей отвратительной Антитеррой, сторониться технических тонкостей. Все, что он знал из физики, механики и прочего в этом роде, легко поместилось бы в углу аспидной доски, стоящей в классе приготовительной школы. Он утешался мыслью, что ни единый цензор – ни в Америке, ни в Великобритании – все равно не пропустил бы даже мимолетного упоминания о “магнитных” мелочах. Тихо-мирно он позаимствовал то, что успели навоображать по части движущей силы пилотируемых капсул величайшие из его предшественников (например,...
3. Память, говори (глава 3)
Входимость: 4. Размер: 47кб.
Часть текста: 1 Неопытный геральдик смахивает на средневекового путешественника, который приносит домой с Востока фаунистические фантазии, явственно отзывающие скорее домашним бестиарием, который он знает с измальства, чем прямыми зоологическими изысканиями. Так, в первом варианте этой главы, описывая набоковский герб (мельком виденный многие годы назад среди иных семейных мелочей), я каким-то образом умудрился обратить его в домашнее диво – двух медведей, подпирающих огромную шашечницу. К нынешнему времени я отыскал его, этот герб, и с разочарованием обнаружил, что сводится он всего-навсего к двум львам – буроватым, и возможно, чересчур лохматым, но с медведями все же нимало не схожим зверюгам, – удовлетворенно облизывающимся, вздыбленным, смотрящим назад, надменно предъявляющим щит невезучего рыцаря, всего лишь одной шестнадцатой частью схожий с шахматной доской из чередующихся лазурных и красных квадратов, с крестом серебряным, трилистниковым, в каждом. Поверх щита можно видеть то, что осталось от рыцаря: грубый шлем и несъедобный латный воротник, а с ними одну бравую руку, торчащую, еще сжимая короткий меч, из орнамента лиственного, лазурного с красным. ”За храбрость”, гласит девиз. По словам двоюродного брата отца моего, Владимира Викторовича Голубцова, любителя русских древностей, у которого я наводил в 1930 году справки, основателем нашего рода был Набок Мурза (floreat 1380), обрусевший в Московии татарский князек. Собственный мой двоюродный брат, Сергей Сергеевич Набоков, ученый генеалог, сообщает мне, что в пятнадцатом столетии наши предки владели землей в Московском княжестве. Он ссылается на документ (опубликованный Юшковым в “Актах XIII-XIV столетий”, Москва, 1899), касающийся деревенской...
4. Подвиг. (страница 2)
Входимость: 4. Размер: 34кб.
Часть текста: окна, наполовину срeзаннаго концомъ верхней койки, и поднявъ кожаную сторку, - для чего пришлось отстегнуть ее съ кнопки, а тогда она гладко поeхала вверхъ, - Мартынъ зябъ, ощущалъ ломоту въ колeнкахъ, но не могъ оторваться отъ окна, за которымъ косогорами бeжала ночь. И тогда-то онъ вдругъ увидeлъ то, что теперь вспомнилъ на Яйлe, {28} - горсть огней вдалекe, въ подолe мрака, между двухъ черныхъ холмовъ: огни то скрывались, то показывались опять, и потомъ заиграли совсeмъ въ другой сторонe, и вдругъ исчезли, словно ихъ кто-то накрылъ чернымъ платкомъ. Вскорe поeздъ затормозилъ и остановился во мракe. Стали доноситься странно безплотные вагонные звуки, чей-то бубнящiй голосъ, чей-то кашель, потомъ прошелъ по коридору голосъ матери, и, сообразивъ, что родители возвращаются изъ вагона-ресторана и по дорогe въ смежное отдeленiе могутъ къ нему заглянуть, Мартынъ проворно метнулся въ постель. Погодя поeздъ двинулся, но вскорe сталъ окончательно, издавъ длинный, тихо свистящiй вздохъ облегченiя, при чемъ по темному купэ медленно прошли блeдныя полосы свeта. Мартынъ снова поползъ къ стеклу, и былъ за окномъ освeщенный дебаркадеръ, и съ глухимъ стукомъ человeкъ катилъ мимо желeзную тачку, а на ней былъ ящикъ съ таинственной надписью "Fragile". Мошки и одна большущая бабочка кружились вокругъ газоваго фонаря; смутно шаркали по платформe, переговариваясь на ходу о неизвeстномъ, какiе-то люди; и затeмъ поeздъ лязгнулъ буферами и поплылъ, - прошли и ушли фонари, появился и тоже прошелъ ярко озаренный снутри стеклянный домикъ съ рядомъ рычаговъ, - качнуло, поeздъ перебралъ рельсы, и все потемнeло за окномъ, - опять бeгущая ночь. И снова, откуда ни возьмись,...
5. Другие берега. (глава 8)
Входимость: 3. Размер: 33кб.
Часть текста: отечественные воспитатели и репетиторы, причем, нанимая их, отец как будто следовал остроумному плану выбирать каждый раз представителя другого сословия или племени. Доисторическим элементом в этом списке был милейший Василий Мартынович, сельский учитель, приходивший знакомить нас с русской грамотой летом 1905-го года. Он помогает мне связать всю серию, ибо мое последнее воспоминание о нем относится к пасхальным каникулам 1915-го года, когда брат и я приехали заниматься лыжным спортом в оснеженную нашу Выру с отцом и с неким Волгиным, последним и худшим нашим гувернером. Добрый Василий Мартынович пригласил нас "закусить"; закуска оказалась настоящим пиршеством, им самим приготовленным, вплоть до великолепного, желтоватого сливочного мороженого, для производства которого у него был особый снаряд. Ярко возникают у меня в памяти лепные морщины его раскрасневшегося лба и прекрасно подделанное выражение удовольствия на лице у моего отца при появлении мясного блюда - жаренного в сметане зайца,- которого он не терпел. Комната Василия Мартыновича в каменном здании образцовой школы, выстроенной отцом, была жарко натоплена. Мои новые лыжные сапоги оказались по мере оттаивания не столь непромокаемыми, как предполагалось, и чувство сырости, сжимавшей щиколотки, неприятно совмещалось с теплом шерстяной рубашки. Глазами, еще слезившимися от...

© 2000- NIV