Cлово "ВОСПОМИНАНИЕ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ВОСПОМИНАНИЯ, ВОСПОМИНАНИЙ, ВОСПОМИНАНИЕМ, ВОСПОМИНАНИЯМИ

1. Бледное пламя. Комментарии (страница 7)
Входимость: 9. Размер: 66кб.
2. Память, говори
Входимость: 7. Размер: 38кб.
3. Занятой человек
Входимость: 7. Размер: 23кб.
4. Защита Лужина. (глава 6)
Входимость: 6. Размер: 43кб.
5. Дар
Входимость: 6. Размер: 65кб.
6. Защита Лужина. (глава 5)
Входимость: 6. Размер: 13кб.
7. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 4)
Входимость: 6. Размер: 61кб.
8. Весна в Фиальте
Входимость: 6. Размер: 41кб.
9. Память, говори (глава 3)
Входимость: 5. Размер: 47кб.
10. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 5)
Входимость: 5. Размер: 39кб.
11. Истребление тиранов
Входимость: 5. Размер: 49кб.
12. Адмиралтейская игла
Входимость: 5. Размер: 22кб.
13. Камера Обскура. (страница 7)
Входимость: 5. Размер: 62кб.
14. Память, говори (глава 9)
Входимость: 5. Размер: 38кб.
15. Память, говори (глава 13)
Входимость: 5. Размер: 43кб.
16. Приглашение на казнь. (страница 6)
Входимость: 4. Размер: 45кб.
17. Память, говори (глава 6)
Входимость: 4. Размер: 40кб.
18. Возвращение Чорба
Входимость: 4. Размер: 17кб.
19. Соглядатай
Входимость: 4. Размер: 110кб.
20. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 38)
Входимость: 4. Размер: 60кб.
21. Дар. (страница 6)
Входимость: 3. Размер: 67кб.
22. Круг
Входимость: 3. Размер: 21кб.
23. Прозрачные вещи
Входимость: 3. Размер: 35кб.
24. Другие берега. (глава 8)
Входимость: 3. Размер: 33кб.
25. Лолита. (часть 1, главы 3-6)
Входимость: 3. Размер: 31кб.
26. Дар. (страница 7)
Входимость: 3. Размер: 81кб.
27. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 24)
Входимость: 3. Размер: 19кб.
28. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 10)
Входимость: 3. Размер: 11кб.
29. Дар. (страница 3)
Входимость: 3. Размер: 72кб.
30. Смотри на Арлекинов! (страница 4)
Входимость: 3. Размер: 28кб.
31. Память, говори (глава 12)
Входимость: 3. Размер: 42кб.
32. Защита Лужина. (глава 10)
Входимость: 3. Размер: 22кб.
33. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 2)
Входимость: 3. Размер: 16кб.
34. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 4)
Входимость: 3. Размер: 11кб.
35. Камера Обскура. (страница 3)
Входимость: 3. Размер: 27кб.
36. Память, говори (глава 8)
Входимость: 3. Размер: 36кб.
37. Лик
Входимость: 3. Размер: 45кб.
38. Под знаком незаконнорожденных. страница 2
Входимость: 2. Размер: 29кб.
39. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 9)
Входимость: 2. Размер: 16кб.
40. Событие. Пьеса в прозе
Входимость: 2. Размер: 46кб.
41. Волшебник
Входимость: 2. Размер: 83кб.
42. Дар. (страница 2)
Входимость: 2. Размер: 83кб.
43. Защита Лужина. (глава 11)
Входимость: 2. Размер: 23кб.
44. Смотри на Арлекинов! (страница 2)
Входимость: 2. Размер: 32кб.
45. Пнин. (глава 7)
Входимость: 2. Размер: 32кб.
46. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 3)
Входимость: 2. Размер: 27кб.
47. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 42)
Входимость: 2. Размер: 42кб.
48. Сцены из жизни двойного чудища
Входимость: 2. Размер: 19кб.
49. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 18)
Входимость: 2. Размер: 11кб.
50. Рождественский рассказ
Входимость: 2. Размер: 12кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Бледное пламя. Комментарии (страница 7)
Входимость: 9. Размер: 66кб.
Часть текста: пламя Комментарии (страница 7) Строка 1000 [= Строке 1: Я тень, я свиристель, убитый влет] Сквозь тонкую ткань бумажной рубашки Джона различались сзади розоватые пятна там, где она прилегала к коже над и вокруг ошейка смешной одежки, которую он надевал под рубашку, как всякий порядочный американец. С какой мучительной ясностью я вижу, как перекатывается одно тучное плечо, как приподымается другое, вижу седую копну волос, складчатый затылок, красный в горошек платок, вяло свисающий из одного кармана, припухлость бумажника в другом, широкий бесформенный зад, травяное пятно на седалище старых защитного цвета штанов, истертые задники мокасин, слышу приятный рокоток, когда он оглядывается и, не останавливаясь, произносит что-нибудь вроде: "Вы смотрите там, ничего не рассыпьте, - не фантики все-таки" или (наморщась): "Придется опять писать Бобу Уэльсу [наш мэр] про эти чертовы ночные грузовики по вторникам". Мы уже добрались до гольдсвортовой части проулка и до мощеной плиточной дорожки, что ползла вдоль бокового газона к гравийному подъездному пути, поднимавшемуся от Далвичского тракта к парадной двери Гольдсвортов, как вдруг Шейд заметил: "А у вас гость". На крыльце боком к нам стоял приземистый, плотный, темно-волосатый мужчина в коричневом костюме, придерживая за глупую хватку мятый и тертый портфель и еще указуя скрюченным пальцем на только что отпущенную кнопку звонка. - Убью, - пробормотал я. Недавно какая-то девица в чепце всучила мне кипу религиозных брошюр, пообещав, что ее брат, которого я невесть почему вообразил себе хрупким и нервным юношей, заглянет, чтобы обсудить со мной Промысел Божий и разъяснить все, чего я не пойму из брошюр. Ничего себе, юноша! - Ну я же его убью, - шепотом повторил я, так несносна...
2. Память, говори
Входимость: 7. Размер: 38кб.
Часть текста: В Америке, куда я перебрался 28 мая 1940-го года, “Mademoiselle O” была переведена покойной Хильдой Уорд на английский, пересмотрена мною и опубликована Эдвардом Уиксом в январском, 1943-го года, номере журнала “Атлантик Мансли” (ставшего также первым журналом, печатавшим мои, написанные в Америке, рассказы). Моя связь с “Нью-Йоркер” началась (при посредстве Эдмунда Уилсона) с напечатанного в апреле 1942-го года стихотворения, за которым последовали другие перемещенные стихи; однако первое прозаическое сочинение появилось здесь только 3 января 1948-го года, им был “Портрет Моего Дяди” (глава третья в окончательной редакции книги), написанный в июне 1947-го года в Коламбайн Лодж, Эстес-Парк, Колорадо, где мы с женой и сыном вряд ли смогли бы задержаться надолго, если бы призрак моего прошлого не произвел на Гарольда Росса столь сильного впечатления. Тот же самый журнал напечатал главу четвертую (“Мое Английское Образование”, 27 марта 1948), главу шестую (“Бабочки”, 12 июня 1948), главу седьмую (“Колетт”, 31 июля 1948) и главу девятую (“Мое Русское Образование”, 18 сентября 1948), – все они были написаны в Кембридже, Массачусетс, в пору огромного душевного и физического напряжения, в то время как главы десятая (“Прелюдия”, 1 января 1949), вторая (“Портрет Моей Матери”, 9 апреля 1949), двенадцатая (“Тамара”, 10 декабря 1949), восьмая (“Картинки из Волшебного Фонаря”, 11 февраля 1950; вопрос Г.Р.: “А что, в семье Набоковых были только одни щипцы для орехов?”), первая (“Совершенное Прошлое”,...
3. Занятой человек
Входимость: 7. Размер: 23кб.
Часть текста: при грустном, но любопытном явлении, а именно при том: как вдруг умирает пустяшное воспоминание, по случайному поводу вызванное из той отдаленной скромной богадельни, где доживало оно свой незаметный век. Оно мигает, оно еще пульсирует и отсвечивает,- но тут же на ваших глазах, разок вздохнув, протягивает ножки, не выдержав слишком быстрого перехода в резкий свет настоящего. Отныне остается в распоряжении вашем лишь отражение его, краткий пересказ, лишенный, увы, обаятельной убедительности подлинника. Нежный и смертобоязненный Граф Ит, вспоминая отроческий сон, заключавший лаконическое пророчество, уже давно не чувствовал кровной связи между собой и этим воспоминанием, ибо, при одном из первых вызовов, оно осунулось и умерло,- и то, что он теперь помнил, являлось лишь воспоминанием о воспоминании. Когда это было? "Неизвестно",- ответил Граф, отодвинув стеклянный горшочек со следами югурта и облокотившись на стол. Когда это было,- ну, приблизительно? Давно. Должно быть, между десятью и пятнадцатью годами: он в ту пору много думал о смерти,- особенно по ночам. Теперь: вот он,- тридцатидвухлетний, маленький, но широкоплечий мужчина, с отстающими, прозрачными ушами, полуактер, полулитератор, помещающий в зарубежных газетах юмористические стишки,- под не очень острым псевдонимом (неприятно напоминающим бессмертного Каран д-Аша). Вот он. Лицо его состоит из темных, со слепым бликом, очков в роговой оправе и шелковистой бородавки на щеке. Он лысеет, и в прямых, белесых, зачесанных...
4. Защита Лужина. (глава 6)
Входимость: 6. Размер: 43кб.
Часть текста: обе руки на трость,- и, по выражению его лица, по сонному опусканию тяжелых век, по чуть раскрывшемуся рту, словно он собирался зевнуть, она заключила, что ему стало скучно, что вспоминать надоело. Да и вспоминал-то он равнодушно,- ей было странно, что вот, он месяц тому назад потерял отца и сейчас без слез может смотреть на дом, где он в детстве жил с ним вместе. Но даже в этом равнодушии, в его неуклюжих словах, в тяжелых движениях его души, как бы поворачивавшейся спросонья и засыпавшей снова, ей мерещилось что-то трогательное, трудно определимая прелесть, которую она в нем почувствовала с первого дня их знакомства. И как таинственно было то, что, несмотря на очевидную вялость его отношения к отцу, он все-таки выбрал именно этот курорт, именно эту гостиницу, как будто ждал от когда-то уже виденных предметов и пейзажей того содрогания, которого он без чужой помощи испытать не мог. А приехал он чудесно, в зеленый и серый день, под моросящим дождем, в безобразной, черной, мохнатой шляпе, в огромных галошах,- и, глядя из окна на его фигуру, грузно вылезавшую из отельного автобуса, она почувствовала, что этот неизвестный приезжий - кто-то совсем особенный, непохожий на всех других жителей курорта. В тот же вечер она узнала, кто он. Все в столовой смотрели на этого полного, мрачного человека, который жадно и неряшливо ел и иногда задумывался, водя пальцем по скатерти. Она в шахматы не играла, никогда шахматными турнирами не интересовалась, но каким-то образом его имя было ей знакомо, бессознательно въелось в память, и она не могла вспомнить, когда впервые услышала его. Фабрикант, страдавший давним запором, о котором охотно говорил, человек об одной мысли, но добродушный, приятный, не без вкуса одетый,- вдруг забыл о запоре и в...
5. Дар
Входимость: 6. Размер: 65кб.
Часть текста: содержащуюся в ней биографию (в третьей главе): прелестный пример того, как жизнь бывает вынуждена подражать тому самому искусству, которое она осуждает. Лишь в 1952-м году, спустя чуть ли не двадцать лет после того, как роман был начат, появился полный его текст, опубликованный самаритянской организацией: издательством имени Чехова. Занятно было бы представить себе режим, при котором "Дар" могли бы читать в России. Я жил тогда в Берлине с 1922-го года, т. е. одновременно с юным героем моей книги. Однако ни это обстоятельство, ни то, что у меня с ним есть некоторые общие интересы, как например, литература и чешуекрылые, ничуть не означает, что читатель должен воскликнуть "ага" и соединить творца и творение. Я не Федор Годунов-Чердынцев и никогда им не был; мой отец не был исследователем Средней Азии (которым я сам еще может быть когда-нибудь буду). Никогда я не ухаживал за Зиной Мерц; и меня нисколько не тревожило существование поэта Кончеева, или какого-либо другого писателя. Кстати, именно в Кончееве, да еще в другом случайном персонаже, беллетристе Владимирове, различаю некоторые четры себя самого, каким я был в 1925-м году. В те дни, когда я работал над этой книгой, у меня не было еще той хватки, которая позволила бы мне воссоздать эмигрантскую колонию столь радикально и беспощадно, как я это делывал в моих позднейших английских романах в отношении той или иной среды. История то тут, то там просвечивает сквозь искусство. Отношение Федора к Германии отражает быть может слишком примитивное и безрассудное презрение, которое русские эмигранты питали к "туземцам" (Берлина, Парижа или Праги). К тому же у моего молодого человека это усугубляется влиянием омерзительной диктатуры, принадлежащей к эпохе, когда роман писался, а не к той, которая в нем фрагментарно отразилась. Грандиозный отлив интеллигенции, составлявшей такую значительную часть общего исхода из Советской ...

© 2000- NIV