Cлово "МГНОВЕНИЕ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: МГНОВЕНИЯ, МГНОВЕНИЕМ, МГНОВЕНИЙ, МГНОВЕНИЯМИ

1. Соглядатай
Входимость: 8.
2. Дар. (страница 2)
Входимость: 6.
3. Камера Обскура
Входимость: 6.
4. Приглашение на казнь. (страница 3)
Входимость: 5.
5. Подлец
Входимость: 5.
6. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 4)
Входимость: 5.
7. Король, дама, валет
Входимость: 4.
8. Прозрачные вещи
Входимость: 4.
9. Защита Лужина. (глава 8)
Входимость: 4.
10. Защита Лужина. (глава 13)
Входимость: 4.
11. Защита Лужина. (глава 14)
Входимость: 4.
12. Камера Обскура. (страница 7)
Входимость: 4.
13. Машенька. (страница 5)
Входимость: 3.
14. Бледное пламя. Комментарии
Входимость: 3.
15. Защита Лужина. (глава 11)
Входимость: 3.
16. Король, дама, валет. (глава 13)
Входимость: 3.
17. Весна в Фиальте
Входимость: 3.
18. Волшебник
Входимость: 3.
19. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 41)
Входимость: 3.
20. Машенька. (страница 3)
Входимость: 3.
21. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 5)
Входимость: 3.
22. Дар. (страница 9)
Входимость: 3.
23. Дар. (страница 5)
Входимость: 3.
24. Король, дама, валет. (глава 5)
Входимость: 3.
25. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 38)
Входимость: 3.
26. Рождество
Входимость: 3.
27. Камера Обскура. (страница 4)
Входимость: 3.
28. Король, дама, валет. (глава 4)
Входимость: 2.
29. Другие берега. (глава 9)
Входимость: 2.
30. Лолита. (часть 2, главы 3-5)
Входимость: 2.
31. Смерть ("...И эту власть над разумом чужим")
Входимость: 2.
32. Король, дама, валет. (глава 7)
Входимость: 2.
33. Обида
Входимость: 2.
34. На качелях
Входимость: 2.
35. Лолита. (часть 2, главы 14-16)
Входимость: 2.
36. Под знаком незаконнорожденных
Входимость: 2.
37. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 8)
Входимость: 2.
38. Защита Лужина. (глава 2)
Входимость: 2.
39. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 4)
Входимость: 2.
40. Лолита. (часть 1, главы 15-17)
Входимость: 2.
41. Возвращение Чорба
Входимость: 2.
42. Сказка
Входимость: 2.
43. Дар. (страница 3)
Входимость: 2.
44. Дар
Входимость: 2.
45. Память, говори (глава 12)
Входимость: 2.
46. Приглашение на казнь. (страница 4)
Входимость: 2.
47. Приглашение на казнь
Входимость: 2.
48. Камера Обскура. (страница 6)
Входимость: 2.
49. Бледное пламя. Комментарии (страница 2)
Входимость: 2.
50. Звонок
Входимость: 2.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Соглядатай
Входимость: 8. Размер: 110кб.
Часть текста: мальчишки. Я чувствовал в их присутствие унизительное стеснение. Они вели счет моим папиросам, и это их ровное любопытство так на меня действовало, что я странно, на отлете, держал папиросу, словно впервые курил, и все ронял пепел к себе на колени, и тогда их ясный взгляд внимательно переходил с моей дрожащей руки на бледно-серую, уже размазанную по ворсу пыльцу. Матильда бывала в гостях у их родителей и постоянно оставалась ужинать. Как-то раз шумел проливной дождь, ей дали зонтик, и она сказала: "Вот и отлично, большое спасибо, молодой человек меня проводит и принесет зонт обратно". С тех пор вошло в мои обязанности ее провожать. Она, пожалуй, нравилась мне, эта разбитная, полная, волоокая дама с большим ртом, который собирался в комок, когда она, пудрясь, смотрелась в зеркальце. У нее были тонкие лодыжки, легкая поступь, за которую многое ей прощалось. От нее исходило щедрое тепло, как только она появлялась, мне уже мнилось, что в комнате жарко натоплено, и, когда, отведя восвояси эту большую живую печь, я возвращался один среди чмоканья ртутного блеска безжалостной ночи, было мне холодно, холодно до омерзения. Потом приехал из Парижа ее муж и стал с ней бывать в гостях вместе, - муж как муж, я мало на него обратил внимание, только заметил его манеру коротко и гулко откашливаться в кулак, перед тем как заговорить, и тяжелую, черную, с блестящим набалдашником трость, которой он постукивал об пол, пока Матильда, восторженно захлебываясь, превращала прощание с хозяйкой в многословный монолог. Муж, спустя месяц, отбыл, и в первую же ночь, что я снова провожал Матильду, она предложила мне подняться к ней наверх, чтобы взять книжку, которую давно увещевала меня прочесть, - что-то по-французски о какой-то русской девице Ариадне (*1). Шел, как обычно, дождь, вокруг фонарей дрожали ореолы, правая моя рука утопала в жарком кротовом меху, левая держала раскрытый зонтик, в который ночь...
2. Дар. (страница 2)
Входимость: 6. Размер: 83кб.
Часть текста: в аллее", - там, где велосипед?" Федор Константинович скорее жестами, чем словами, показал: знаете, - когда учишься ездить и страшно виляешь. "Сомнительное выражение", - заметил Васильев. "Мне больше всего понравилось о детских болезнях, да, - сказала Александра Яковлевна, кивнув самой себе, - это хорошо: рождественская скарлатина и пасхальный дифтерит". "Почему не наоборот?" - полюбопытствовала Тамара. Господи, как он любил стихи! Стеклянный шкапчик в спальне был полон его книг: Гумилев и Эредиа, Блок и Рильке, - и сколько он знал наизусть! А тетради... Нужно будет когда-нибудь решиться и всг просмотреть. Она это может, а я не могу. Как это странно случается, что со дня на день откладываешь. Разве, казалось бы, не наслаждение, - единственное, горькое наслаждение, - перебирать имущество мертвого, а оно однако так и остается лежать нетронутым (спасительная лень души?); немыслимо, чтобы чужой дотронулся до него, но какое облегчение, если бы нечаянный пожар уничтожил этот драгоценный маленький шкал. Александр Яковлевич вдруг встал и, как бы случайно, так переставил стул около письменного стола, чтобы ни он, ни тень книг никак не могли служить темой для призрака. Разговор тем временем перешел на какого-то советского деятеля, потерявшего после смерти Ленина власть. "Ну, в те годы, когда я видал его, он был в зените славы и добра", - говорил Васильев, профессионально перевирая цитату. Молодой человек, похожий на Федора Константиновича (к которому именно поэтому так...
3. Камера Обскура
Входимость: 6. Размер: 62кб.
Часть текста: своей пухлостью, теплотой, ужимками, но еще входит как бы в азарт - распинает живьем и кромсает куда больше особей, чем в действительности ей необходимо. "Знаете что, - сказал он Горну, - вот вы так славно рисуете всякие занятные штучки для журналов; возьмите-ка и пустите, так сказать, на волны моды какого-нибудь многострадального маленького зверя, например, морскую свинку. Придумайте к этим картинкам шуточные надписи, где бы этак вскользь, легко упоминалось о трагической связи между свинкой и лабораторией. Удалось бы, я думаю, не только создать очень своеобразный и забавный тип, но и окружить свинку некоторым ореолом модной ласки, что и обратило бы общее внимание на несчастную долю этой, в сущности, милейшей твари". "Не знаю, - ответил Горн, - они мне напоминают крыс. Бог с ними. Пускай пищат под скальпелем". Но как-то раз, спустя месяц после этой беседы, Горн в поисках темы для серии картинок, которую просило у него издательство иллюстрированного журнала, вспомнил совет чувствительного физиолога - и в тот же вечер легко и быстро родилась первая морская свинка Чипи. Публику сразу привлекло, мало что привлекло - очаровало, хитренькое выражение этих блестящих бисерных глаз, круглота форм, толстый задок и гладкое темя, манера сусликом стоять на задних лапках, прекрасный крап, черный, кофейный и золотой, а главное - неуловимое прелестное - смешное нечто, фантастическая, но весьма определенная жизненность, - ибо Горну посчастливилось найти ту карикатурную линию в облике данного животного,...
4. Приглашение на казнь. (страница 3)
Входимость: 5. Размер: 39кб.
Часть текста: у него с собой было, - и пока он натягивал белые шелковые чулки, которые на гала-представлениях имел право носить как педагог, - Родион внес мокрую хрустальную вазу со щекастыми пионами из директорского садика и поставил ее на стол, посередке, - нет, не совсем посередке; вышел, пятясь, а через минуту вернулся с табуретом и добавочным стулом, и мебель разместил не как-нибудь, - а с расчетом и вкусом. Входил он несколько раз, и Цинциннат не смел спросить "скоро ли?" - и как бывает в тот особенно бездеятельный час, когда, празднично выглаженный, ждешь гостей и ничем как-то нельзя заняться, - слонялся, то присаживаясь в непривычных углах, то поправляя в вазе цветы, - так что наконец Родион сжалился и сказал, что теперь уже скоро. Ровно в десять вдруг явился Родриг Иванович, в лучшем, монументальнейшем своем сюртуке, пышный, неприступный, сдержанно возбужденный; поставил массивную пепельницу и все осмотрел (за исключением одного только Цинцинната, поступая как поглощенный своим делом мажордом, внимание направляющий лишь на убранство мертвого инвентаря, живому же предоставляя самому украситься). Вернулся он, неся зеленый флакон, снабженный резиновой грушей, и с мощным шумом стал выдувать сосновое благовоние, довольно бесцеремонно оттолкнув Цинцинната, когда тот попался ему под ноги. Стулья Родриг Иванович поставил иначе, чем Родион, и долго смотрел выпученными глазами на спинки: они были разнородны, - одна лирой, другая покоем (*9). Наконец, надув щеки и выпустив со свистом воздух, повернулся к Цинциннату. - А вы-то готовы? - спросил он. - Все у вас нашлось? Пряжки целы? Почему у вас тут как-то смято? Эх вы... Покажите ладошки. Bon [*]. Теперь постарайтесь не замараться. Я думаю, что уже не долго. ----------------------------- [*] Хорошо (франц.). ----------------------------- Он вышел, и с перекатами зазвучал в коридоре его сочный,...
5. Подлец
Входимость: 5. Размер: 51кб.
Часть текста: и модный платок, и каждое утро, по дороге в банк, имел удовольствие встречать тот же галстук и тот же платок у двух-трех господ, как и он, спешащих на службу. С Бергом одно время у него были дела, Берг был необходим. Берг звонил ему по телефону раз пять в день, Берг стал бывать у них,- и острил, острил,- боже мой, как он любил острить. При первом его посещении, Таня, жена Антона Петровича, нашла, что он похож на англичанина и очень забавен. "Антон, здравствуй!" - рявкал Берг, топыря пальцы и сверху, с размаху, по русскому обычаю, коршуном налетая на его руку и крепко пожимая ее. Был Берг плечист, строен, чисто выбрит, и сам про себя говорил, что похож на мускулистого ангела. Антону Петровичу он однажды показал старую, черную записную книжку: страницы были сплошь покрыты крестиками, и таких крестиков было ровным счетом пятьсот двадцать три. "Времен Деникина и покоренья Крыма,- усмехнулся Берг и спокойно добавил: - Я считал, конечно, только тех, которых бил наповал". И то, что Берг бывший офицер, вызывало в Антоне Петровиче зависть, и он не любил, когда Берг при Тане рассказывал о конных разведках и ночных атаках. Сам он был коротконог, кругловат и носил монокль, который в свободное время, когда не был ввинчен в глазницу, висел на черной ленточке, а когда Антон Петрович сидел развалясь, блестел, как глупый глаз, у него на брюшке. Фурункул, вырезанный два года тому назад, оставил на левой щеке шрам, и этот шрам, и жесткие подстриженные усы, и пухлый расейский нос напряженно шевелились, когда Антон Петрович вдавливал стеклышко себе под бровь. "Напрасно ты пыжишься,- говорил Берг,- краше не станешь". В стаканах легкий пар млел над поверхностью чая; жирный шоколадный эклер, раздавленный ложкой, выпускал свое кремовое нутро; Таня, положив голые локти на стол и упирая...

© 2000- NIV