Cлово "МНЕНИЕ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: МНЕНИЮ, МНЕНИЯ, МНЕНИЕМ, МНЕНИЙ

1. Изобретение Вальса. Пьеса в прозе
Входимость: 6.
2. Защита Лужина. (глава 6)
Входимость: 5.
3. Незавершенный роман
Входимость: 4.
4. Дар. (страница 8)
Входимость: 4.
5. Память, говори (глава 13)
Входимость: 4.
6. Дар. (страница 9)
Входимость: 4.
7. Дар. (страница 6)
Входимость: 3.
8. Дар. (страница 7)
Входимость: 3.
9. Защита Лужина. (глава 14)
Входимость: 3.
10. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 38)
Входимость: 3.
11. Василий Шишков
Входимость: 3.
12. Изобретение Вальса. Пьеса в прозе. Действие 2
Входимость: 3.
13. Дар. (страница 2)
Входимость: 2.
14. Другие берега. (глава 8)
Входимость: 2.
15. Камера Обскура. (страница 5)
Входимость: 2.
16. Дар. (страница 10)
Входимость: 2.
17. Память, говори (глава 8)
Входимость: 2.
18. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 27)
Входимость: 2.
19. Другие берега. (глава 12)
Входимость: 2.
20. Уста к устам
Входимость: 1.
21. Король, дама, валет. (глава 3)
Входимость: 1.
22. Защита Лужина. (глава 8)
Входимость: 1.
23. Защита Лужина. (глава 2)
Входимость: 1.
24. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 16)
Входимость: 1.
25. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 3, глава 6)
Входимость: 1.
26. Бледное пламя. Комментарии (страница 6)
Входимость: 1.
27. Другие берега. (глава 14)
Входимость: 1.
28. Под знаком незаконнорожденных. страница 3
Входимость: 1.
29. Соглядатай
Входимость: 1.
30. Другие берега. (глава 5)
Входимость: 1.
31. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 9)
Входимость: 1.
32. Лолита. (часть 1, главы 10-11)
Входимость: 1.
33. Дар. (страница 4)
Входимость: 1.
34. Бледное пламя. Комментарии (страница 8)
Входимость: 1.
35. Весна в Фиальте
Входимость: 1.
36. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 6)
Входимость: 1.
37. Лолита
Входимость: 1.
38. Лик
Входимость: 1.
39. Звонок
Входимость: 1.
40. Событие. Пьеса в прозе
Входимость: 1.
41. Лолита. (часть 2, главы 35-36)
Входимость: 1.
42. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 3, глава 8)
Входимость: 1.
43. Машенька
Входимость: 1.
44. Бледное пламя. Комментарии (страница 7)
Входимость: 1.
45. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 1)
Входимость: 1.
46. Память, говори (глава 9)
Входимость: 1.
47. Лолита. (часть 1, главы 18-20)
Входимость: 1.
48. Лолита. (часть 1, главы 23-25)
Входимость: 1.
49. Памяти Л.И.Шигаева
Входимость: 1.
50. Защита Лужина. (глава 5)
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Изобретение Вальса. Пьеса в прозе
Входимость: 6. Размер: 45кб.
Часть текста: Ривьера) в сентябре 1938 г., эта пьеса под двусмысленным названием "Изобретение Вальса" - которое означает не только "изобретение, сделанное Вальсом", но также "изобретение вальса" - появилась в ноябре того же года в "Русских записках", эмигрантском журнале, выходившем в Париже. Русская труппа предполагала поставить ее там в следующем сезоне, и под руководством талантливого Анненкова начались было репетиции, прервавшиеся с началом второй мировой войны. Читатели этого несколько запоздалого перевода должны иметь в виду две вещи: во-первых, телетаназия1 в 30-х годах была значительно менее модной темой, чем ныне, так что некоторые места (в которых мы с сыном особо тщательно старались не сбить старомодные складки былого воображения) звучат пророчески, даже дважды пророчески, предугадывая не только позднейшую атомистику, но и еще более поздние пародии на эту тему - что можно считать прямо-таки мрачным рекордом. Во-вторых, для того чтобы избавить современных читателей от неоправданных домыслов, я хотел бы самым решительным образом указать, что в моей пьесе не только нет никакого политического "послания" (если заимствовать это пошлое слово из жаргона шарлатанской реформы), но что нынешняя публикация английского варианта не содержит конкретного посыла. Я не стал бы пытаться сегодня...
2. Защита Лужина. (глава 6)
Входимость: 5. Размер: 43кб.
Часть текста: век, по чуть раскрывшемуся рту, словно он собирался зевнуть, она заключила, что ему стало скучно, что вспоминать надоело. Да и вспоминал-то он равнодушно,- ей было странно, что вот, он месяц тому назад потерял отца и сейчас без слез может смотреть на дом, где он в детстве жил с ним вместе. Но даже в этом равнодушии, в его неуклюжих словах, в тяжелых движениях его души, как бы поворачивавшейся спросонья и засыпавшей снова, ей мерещилось что-то трогательное, трудно определимая прелесть, которую она в нем почувствовала с первого дня их знакомства. И как таинственно было то, что, несмотря на очевидную вялость его отношения к отцу, он все-таки выбрал именно этот курорт, именно эту гостиницу, как будто ждал от когда-то уже виденных предметов и пейзажей того содрогания, которого он без чужой помощи испытать не мог. А приехал он чудесно, в зеленый и серый день, под моросящим дождем, в безобразной, черной, мохнатой шляпе, в огромных галошах,- и, глядя из окна на его фигуру, грузно вылезавшую из отельного автобуса, она почувствовала, что этот неизвестный приезжий - кто-то совсем особенный, непохожий на всех других жителей курорта. В тот же вечер она узнала, кто он. Все в столовой смотрели на этого полного, мрачного человека, который жадно и неряшливо ел и иногда задумывался, водя пальцем по скатерти. Она в шахматы не играла, никогда шахматными турнирами не интересовалась, но каким-то образом его имя было ей знакомо, бессознательно въелось в память, и она не могла вспомнить, когда впервые услышала его. Фабрикант, страдавший давним запором, о котором охотно говорил, человек об одной мысли, но добродушный, приятный, не без вкуса одетый,- вдруг забыл о запоре и в галерее, где пили целебную воду, сообщил ей несколько удивительных вещей о мрачном господине, который, переменив мохнатую шляпу на старое канотье, ...
3. Незавершенный роман
Входимость: 4. Размер: 114кб.
Часть текста: эту незаконченную вещь я уничтожил. Первая глава, под названием "Ultima Thule", появилась в печати в 1942 году... Глава вторая, "Solus Rex", вышла ранее... Быть может, закончи я эту книгу, читателям не пришлось бы гадать: шарлатан ли Фальтер? Подлинный ли он провидец? Или же он медиум, посредством которого умершая жена рассказчика пытается донести смутный абрис фразы, узнанной или неузнанной ее мужем. Как бы то ни было, ясно одно: создавая воображаемую страну (занятие, которое поначалу было для него только способом отвлечься от горя, но со временем переросло в самодовлеющую художественную манию), вдовец настолько вжился в Туле, что оно стало постепенно обретать самостоятельное существование. В первой главе Синеусов говорит между прочим, что перебирается с Ривьеры в Париж, на свою прежнюю квартиру; на самом же деле он переезжает в угрюмый дворец на дальнем северном острове. Искусство позволяет ему воскресить покойную жену в облике королевы Белинды - жалкое свершение, которое не приносит ему торжества над смертью даже в мире вольного вымысла. В третьей главе 'ей предстояло снова погибнуть от бомбы, предназначавшейся ее мужу, на Эгельском мосту, буквально через несколько минут после возвращения с Ривьеры. Вот, пожалуй, и все, что удается рассмотреть в пыли и мусоре моих давних вымыслов... Истинный читатель несомненно узнает искаженные отголоски моего последнего русского романа в книге "Под знаком незаконнорожденных" (1947) и особенно в "Бледном огне" (1962). Меня эти отзвуки слегка раздражают, но больше всего я сожалею о его незавершенности потому, что он, как кажется, должен был...
4. Дар. (страница 8)
Входимость: 4. Размер: 95кб.
Часть текста: что с ними делали, как скручивали и мучили их, хохоча (так хохочут русалки на речках, протекающих невдалеке от скитов и прочих мест спасения) дочки доктора Васильева. Вкусы его были вполне добротны. Его эпатировал Гюго. Ему импонировал Суинберн (что совсем не странно, если вдуматься). В списке книг, прочитанных им в крепости, фамилия Флобера написана по-французски через "о", и действительно, он его ставил ниже Захер-Мазоха и Шпильгагена. Он любил Беранже, как его любили средние французы. "Помилуйте, - восклицает Стеклов, - вы говорите, что этот человек был не поэтичен? Да знаете ли вы, что он со слезами восторга декламировал Беранже и Рылеева!" Его вкусы только окаменели в Сибири, - и по странной деликатности исторической судьбы, Россия за двадцать лет его изгнания не произвела (до Чехова) ни одного настоящего писателя, начала которого он не видел воочию в деятельный период жизни. Из разговоров с ним в Астрахани выясняется: "да-с, графский-то титул и сделал из Толстого...
5. Память, говори (глава 13)
Входимость: 4. Размер: 43кб.
Часть текста: матери из Петербурга в 1917-ом году, смела с туалетного столика в nйcessaire, и которые какое-то время были погребены или, возможно, претерпели процесс некоего таинственного созревания в крымском саду. Мы покинули наш северный дом ради краткой, как мы полагали, передышки, благоразумной отсидки на южной окраине России; однако бешеное неистовство нового режима стихать никак не желало. Два проведенных в Греции весенних месяца я посвятил, снося неизменное негодование пастушьих псов, поискам оранжевой белянки Грюнера, желтянки Гельдриха, белянки Крюпера: поискам напрасным, ибо я попал не в ту часть страны. На палубе кьюнардовского лайнера “Паннония”, 18 мая 1919 года отплывшего от берегов Греции, направляясь (на двадцать один год раньше, чем требовалось, – что касается меня) в Нью-Йорк, но нас высадившего в Марселе, я учился плясать фокстрот. Франция прогремела мимо в угольно черной ночи. Бледный “канал” еще качался внутри нас, когда поезд Дувр-Лондон тихо затормозил и встал. Картинки с изображением серой груши, там и сям висевшие на угрюмых стенах вокзала “Виктория”, рекламировали мыло для ванн, которым меня в детстве намыливала английская гувернантка. Уже через неделю я лощил пол на благотворительном балу, щека к щеке с моей первой английской душечкой, ветренной, гибкой девушкой, старшей меня на пять лет. Отец и раньше бывал в Англии – в последний раз он приезжал туда в феврале 1916-го года, с пятью другими видными деятелями русской печати, по приглашению британского правительства, желавшего показать им свою военную деятельность (которая, как им намекнули, недостаточно оценивалась русским общественным мнением). По дороге туда поэт и романист Алексей Толстой (не родственник графа Льва Николаевича), вызванный отцом и Корнеем Чуковским на соревнование – требовалось придумать рифму ...

© 2000- NIV