Cлово "ОТЧАЯНИЕ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ОТЧАЯНИЯ, ОТЧАЯНИИ, ОТЧАЯНИЕМ, ОТЧАЯНИЮ

1. Волшебник
Входимость: 6.
2. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 5)
Входимость: 3.
3. Незавершенный роман
Входимость: 2.
4. Другие берега. (глава 8)
Входимость: 2.
5. Пнин. (глава 2)
Входимость: 2.
6. Бледное пламя. Комментарии (страница 5)
Входимость: 2.
7. Дар. (страница 8)
Входимость: 2.
8. Отчаяние. (глава 3)
Входимость: 2.
9. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 9)
Входимость: 2.
10. Пнин. (глава 5)
Входимость: 2.
11. Лолита. (часть 2, глава 20-22)
Входимость: 2.
12. Камера Обскура. (страница 2)
Входимость: 2.
13. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 5)
Входимость: 2.
14. Истребление тиранов
Входимость: 2.
15. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 3, глава 5)
Входимость: 2.
16. Дар. (страница 5)
Входимость: 2.
17. Пнин
Входимость: 2.
18. Отчаяние. (глава 5)
Входимость: 1.
19. Другие берега. (глава 9)
Входимость: 1.
20. Машенька. (страница 5)
Входимость: 1.
21. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 39)
Входимость: 1.
22. Король, дама, валет. (глава 3)
Входимость: 1.
23. Бледное пламя. Комментарии
Входимость: 1.
24. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 19)
Входимость: 1.
25. Король, дама, валет
Входимость: 1.
26. Дар. (страница 2)
Входимость: 1.
27. Прозрачные вещи
Входимость: 1.
28. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 21)
Входимость: 1.
29. Пнин. (глава 6)
Входимость: 1.
30. Пильграм
Входимость: 1.
31. Отчаяние. (глава 7)
Входимость: 1.
32. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 3, глава 6)
Входимость: 1.
33. Забытый поэт
Входимость: 1.
34. Приглашение на казнь. (страница 3)
Входимость: 1.
35. Юбилей (Эссе)
Входимость: 1.
36. Пнин. (глава 7)
Входимость: 1.
37. Отчаяние. (глава 2)
Входимость: 1.
38. Отчаяние. (глава 9)
Входимость: 1.
39. Лолита. (часть 1, главы 3-6)
Входимость: 1.
40. Под знаком незаконнорожденных. страница 3
Входимость: 1.
41. Защита Лужина. (глава 12)
Входимость: 1.
42. Лолита. (часть 2, главы 31-34)
Входимость: 1.
43. Король, дама, валет. (глава 13)
Входимость: 1.
44. Камера Обскура
Входимость: 1.
45. Дар. (страница 4)
Входимость: 1.
46. Бледное пламя. Комментарии (страница 8)
Входимость: 1.
47. Приглашение на казнь
Входимость: 1.
48. Лолита
Входимость: 1.
49. Ланс
Входимость: 1.
50. Камера Обскура. (страница 6)
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Волшебник
Входимость: 6. Размер: 83кб.
Часть текста: не взломщик. Хотя, может быть, на круглом острове, с маленькой Пятницей (не просто безопасность, а права одичания, или это - порочный круг с пальмой в центре?). Рассудком зная, что Эвфратский абрикос вреден только в консервах; что грех неотторжим от гражданского быта; что у всех гигиен есть свои гиены; зная, кроме того, что этот самый рассудок не прочь опошлить то, что иначе ему не дается... Сбрасываю и поднимаюсь выше. ЧтО, если прекрасное именно-то и доступно сквозь тонкую оболочку, то есть пока она еще не затвердела, не заросла, не утратила аромата и мерцания, через которые проникаешь к дрожащей звезде прекрасного? Ведь даже и в этих пределах я изысканно разборчив: далеко не всякая школьница привлекает меня, - сколько их на серой утренней улице, плотненьких, жиденьких, в бисере прыщиков или в очках, - *такие* мне столь же интересны в рассуждении любовном, как иному - сырая женщина-друг. Вообще же, независимо от особого чувства, мне хорошо со всякими детьми, по-простому - знаю, был бы страстным отцом в ходячем образе слова - и вот, до сих пор не могу решить, естественное ли это дополнение или бесовское противоречие. Тут взываю к закону степени, который отверг там, где он был оскорбителен: часто пытался я поймать себя на переходе от одного вида нежности к другому, от простого к особому - очень хотелось бы знать, вытесняют ли они друг друга, надо ли все-таки разводить их по разным родам, или *то* - редкое цветение *этого* в Иванову ночь моей темной души, - потому что, если их два, значит, есть две красоты, и тогда приглашенная эстетика шумно садится между двух стульев (судьба всякого дуализма). Зато обратный путь, от особого к...
2. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 5)
Входимость: 3. Размер: 39кб.
Часть текста: Степан Нуткин, Виолета Нокс, Рональд Оранжер. Сегодня мне исполняется девяносто семь лет, и я, сидя в дивном новом кресле модели “Вечный покой”, слышу скрежет лопаты и скрип шагов в искрящемся снегом парке, слышу, как в гардеробной мой старый русский слуга, куда более тугоухий, чем ему представляется, вытягивает и задвигает ящики комода, похожие на дикарские рожи с кольцами в носу. Эта “Пятая часть” вовсе не эпилог; она – самое что ни на есть вступление к моей на девяносто семь процентов правдивой и на три процента правдоподобной книге “Ада, или Радости страсти: Семейная хроника”. Из множества их домов в Европе и тропиках это, недавно выстроенное в Эксе, что в Швейцарских Альпах, шато с колоннами по фронтону и крепостными башенками, стало любимым их обиталищем, особенно в самом разливе зимы, когда знаменитый сверкающий воздух, le cristal d'Ex, “как бы становится вровень с высшими проявлениями человеческой мысли – чистой математикой и разгадыванием шифров” (из неопубликованного рекламного объявления). По меньшей мере два раза в год наша счастливая чета отправлялась в сказочно долгие путешествия. Ада больше не вскармливала и не собирала бабочек, но во всю свою здоровую, прекрасную старость увлеченно снимала на пленку их жизнь в естественной среде – на нижней оконечности своего парка или на самом конце света, – как они плывут и вспархивают, опускаются на гроздья цветов или в грязь, скользят поверх травы или гранита, сражаются или спрягаются. Ван сопровождал ее во время съемок в Бразилии, Конго, Новой Гвинее, но втайне предпочитал сидение с долгим стаканом под тентом долгому бдению под деревом в ожидании, покуда некая редкость не опустится на приманку и не позволит заснять себя в цвете. Потребовалась бы еще одна книга, чтобы описать...
3. Незавершенный роман
Входимость: 2. Размер: 114кб.
Часть текста: (занятие, которое поначалу было для него только способом отвлечься от горя, но со временем переросло в самодовлеющую художественную манию), вдовец настолько вжился в Туле, что оно стало постепенно обретать самостоятельное существование. В первой главе Синеусов говорит между прочим, что перебирается с Ривьеры в Париж, на свою прежнюю квартиру; на самом же деле он переезжает в угрюмый дворец на дальнем северном острове. Искусство позволяет ему воскресить покойную жену в облике королевы Белинды - жалкое свершение, которое не приносит ему торжества над смертью даже в мире вольного вымысла. В третьей главе 'ей предстояло снова погибнуть от бомбы, предназначавшейся ее мужу, на Эгельском мосту, буквально через несколько минут после возвращения с Ривьеры. Вот, пожалуй, и все, что удается рассмотреть в пыли и мусоре моих давних вымыслов... Истинный читатель несомненно узнает искаженные отголоски моего последнего русского романа в книге "Под знаком незаконнорожденных" (1947) и особенно в "Бледном огне" (1962). Меня эти отзвуки слегка раздражают, но больше всего я сожалею о его незавершенности потому, что он, как кажется,...
4. Другие берега. (глава 8)
Входимость: 2. Размер: 33кб.
Часть текста: 1 Сейчас тут будут показывать волшебный фонарь, но сперва позвольте сделать небольшое вступление. Я родился 10-го апреля 1899-го года по старому стилю в Петербурге; брат мой Сергей родился там же, 28-го февраля следующего года. При переходе нашем в отрочество, англичанок и француженок постепенно стали вытеснять отечественные воспитатели и репетиторы, причем, нанимая их, отец как будто следовал остроумному плану выбирать каждый раз представителя другого сословия или племени. Доисторическим элементом в этом списке был милейший Василий Мартынович, сельский учитель, приходивший знакомить нас с русской грамотой летом 1905-го года. Он помогает мне связать всю серию, ибо мое последнее воспоминание о нем относится к пасхальным каникулам 1915-го года, когда брат и я приехали заниматься лыжным спортом в оснеженную нашу Выру с отцом и с неким Волгиным, последним и худшим нашим гувернером. Добрый Василий Мартынович пригласил нас "закусить"; закуска оказалась настоящим пиршеством, им самим приготовленным, вплоть до великолепного, желтоватого сливочного мороженого, для производства которого у него был особый снаряд. Ярко возникают у меня в памяти лепные морщины его раскрасневшегося лба и прекрасно подделанное выражение удовольствия на лице у моего отца при появлении мясного блюда - жаренного в сметане зайца,- которого он не терпел. Комната Василия Мартыновича в каменном здании образцовой школы, выстроенной отцом, была жарко натоплена. Мои новые лыжные сапоги оказались по мере оттаивания не столь непромокаемыми, как предполагалось, и чувство сырости, сжимавшей щиколотки, неприятно совмещалось с теплом шерстяной рубашки. Глазами, еще слезившимися от ослепительного снега, я старался разобрать висевший на стене так называемый...
5. Пнин. (глава 2)
Входимость: 2. Размер: 55кб.
Часть текста: - белые тона, черный узор ветвей - выступал (как на детском рисунке - в примитивной, лишенной воздушной глубины перспективе) на сланцево-сером фоне холмов; всюду лежал нарядный иней; сияли лаковые плоскости запаркованных автомобилей; старый, похожий на цилиндрического кабанчика, скотч-терьер миссис Дингуолл отправился в свой обычный обход - вверх по Уоррен-стрит, вниз по Спелман-авеню и обратно; но ни дружеское участие соседей, ни красота ландшафта, ни переливчатый звон не делали это время года приятней: через две недели, с неохотой помедлив, учебный год вступал в свою самую суровую пору - в весенний семестр, и Клементсы чувствовали себя подавленно и одиноко в их милом, продуваемом сквозняками, старом доме, который, казалось, свисал с них ныне, будто дряблая кожа и просторный костюм какого-то дурня, ни с того ни с сего сбросившего треть своего веса. Все-таки Изабель еще так молода и рассеянна, и они ничего по сути не знают о родне ее мужа, они и видели-то лишь свадебный комплект марципановых лиц в снятом для торжества зале с воздушной новобрачной, совсем беспомощной без очков. Колокола, которыми вдохновенно управлял доктор Роберт Треблер, деятельный сотрудник музыкального отделения, все еще в полную силу звенели в ангельском небе, а над скудным завтраком из лимонов и апельсинов Лоренс, светловолосый, лысеватый, нездорово полный, поносил главу французского отделения, одного из тех, кого Джоан пригласила к ним сегодня на встречу с профессором Энтвислом из Голдвинского университета. - Чего это ради, - пыхтел он, -...

© 2000- NIV