Cлово "ОЩУЩЕНИЕ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ОЩУЩЕНИИ, ОЩУЩЕНИЯ, ОЩУЩЕНИЕМ, ОЩУЩЕНИЙ

1. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 4)
Входимость: 8. Размер: 61кб.
2. Дар. (страница 5)
Входимость: 6. Размер: 67кб.
3. Незавершенный роман
Входимость: 5. Размер: 114кб.
4. Память, говори (глава 2)
Входимость: 5. Размер: 32кб.
5. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 16)
Входимость: 4. Размер: 10кб.
6. Соглядатай
Входимость: 4. Размер: 110кб.
7. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 7)
Входимость: 4. Размер: 16кб.
8. Пнин
Входимость: 4. Размер: 37кб.
9. Дар. (страница 10)
Входимость: 4. Размер: 65кб.
10. Дар
Входимость: 3. Размер: 65кб.
11. Король, дама, валет. (глава 2)
Входимость: 3. Размер: 35кб.
12. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 5)
Входимость: 3. Размер: 16кб.
13. Другие берега. (глава 2)
Входимость: 3. Размер: 30кб.
14. Король, дама, валет. (глава 4)
Входимость: 2. Размер: 31кб.
15. Ужас
Входимость: 2. Размер: 14кб.
16. Другие берега. (глава 13)
Входимость: 2. Размер: 25кб.
17. Король, дама, валет
Входимость: 2. Размер: 27кб.
18. Волшебник
Входимость: 2. Размер: 83кб.
19. Пнин. (глава 5)
Входимость: 2. Размер: 42кб.
20. Пнин. (глава 4)
Входимость: 2. Размер: 45кб.
21. Защита Лужина. (глава 4)
Входимость: 2. Размер: 30кб.
22. Приглашение на казнь. (страница 3)
Входимость: 2. Размер: 39кб.
23. Под знаком незаконнорожденных. страница 4
Входимость: 2. Размер: 37кб.
24. Дар. (страница 9)
Входимость: 2. Размер: 72кб.
25. Сцены из жизни двойного чудища
Входимость: 2. Размер: 19кб.
26. Лолита. (часть 1, главы 15-17)
Входимость: 2. Размер: 25кб.
27. Король, дама, валет. (глава 9)
Входимость: 2. Размер: 29кб.
28. Набор
Входимость: 2. Размер: 11кб.
29. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 20)
Входимость: 2. Размер: 23кб.
30. Камера Обскура. (страница 7)
Входимость: 2. Размер: 62кб.
31. Дар. (страница 7)
Входимость: 2. Размер: 81кб.
32. Другие берега. (глава 3)
Входимость: 2. Размер: 36кб.
33. Память, говори (глава 7)
Входимость: 2. Размер: 20кб.
34. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 38)
Входимость: 2. Размер: 60кб.
35. Память, говори (глава 14)
Входимость: 2. Размер: 36кб.
36. Камера Обскура
Входимость: 2. Размер: 62кб.
37. Король, дама, валет. (глава 12)
Входимость: 2. Размер: 29кб.
38. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 30)
Входимость: 2. Размер: 11кб.
39. Лолита. (часть 1, главы 30-32)
Входимость: 2. Размер: 19кб.
40. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 4)
Входимость: 2. Размер: 11кб.
41. Бледное пламя. Комментарии (страница 2)
Входимость: 2. Размер: 66кб.
42. Лик
Входимость: 2. Размер: 45кб.
43. Под знаком незаконнорожденных. страница 2
Входимость: 1. Размер: 29кб.
44. Лолита. (часть 2, главы 3-5)
Входимость: 1. Размер: 35кб.
45. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 18)
Входимость: 1. Размер: 16кб.
46. Круг
Входимость: 1. Размер: 21кб.
47. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 39)
Входимость: 1. Размер: 34кб.
48. Бледное пламя. Комментарии (страница 3)
Входимость: 1. Размер: 61кб.
49. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 10)
Входимость: 1. Размер: 18кб.
50. Под знаком незаконнорожденных. страница 9
Входимость: 1. Размер: 25кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 4)
Входимость: 8. Размер: 61кб.
Часть текста: и удавкой, облегает и Прошлое, и Настоящее со всех постижимых сторон, являясь характерной чертой не Времени как такового, но органического упадка, прирожденного всякой вещи независимо от того, наделена она сознанием Времени или нет. Да, я знаю, что другие умирают, но это не относится к делу. Я знаю еще, что вы и, вероятно, я тоже появились на свет, но это отнюдь не доказывает, будто мы с вами прошли через хрональную фазу, именуемую Прошлым: это мое Настоящее, малая пядь сознания твердит, будто так оно и было, а вовсе не глухая гроза бесконечного бессознания, приделанная к моему рождению, происшедшему пятьдесят два года и сто девяносто пять дней назад. Первое мое воспоминание восходит к середине июля 1870 года, т.е. к седьмому месяцу моей жизни (разумеется, у большинства людей способность к сознательной фиксации проявляется несколько позже, в возрасте трех-четырех лет), когда однажды утром на нашей ривьерской вилле в мою колыбель обрушился огромный кусок зеленого гипсового орнамента, отодранный от потолка землетрясением. Сто девяносто пять дней, предваривших это событие, не следует включать в перцептуальное время по причине их неотличимости от бесконечного бессознания, и стало быть, в том, что касается моего разума и моей гордости таковым, мне сегодня (в середине июля 1922 года) исполнилось ровно пятьдесят два et trкve de mon style plafond peint. В подобном ...
2. Дар. (страница 5)
Входимость: 6. Размер: 67кб.
Часть текста: валика, потом - спуск воды, захлебывающейся, стонущей и вдруг пропадавшей, потом - загадочный внутренний вой ванного крана, превращавшийся наконец в шорох душа. Звякала задвижка, мимо двери удалялись шаги. К ним навстречу шли другие, темно-тяжелые, с пришлепом: это Марианна Николаевна спешила на кухню варить дочке кофе. Было слышно, как сначала газ не брал спички, шумно лопаясь; укрощенный, вспыхивал и ровно шипел. Первые шаги возвращались, уже на каблуках; на кухне начинался скорый, сердито взволнованный разговор. Как иные говорят с южным или московским акцентом, так мать и дочь неизменно говорили между собой с произношением ссоры. Голоса были схожи, оба смуглые и гладкие, но один был грубее и как бы теснее, другой - вольнее и чище. В рокоте материнского была просьба, даже виноватая просьба; в укорачивающихся ответах дочери звенела злость. Под эту невнятную утреннюю бурю Федор Константинович опять мирно засыпал. В редеющей местами дремоте он различал звуки уборки; стена вдруг рушилась на него: это половая щетка поехала и хлопнулась у его двери. Раз в неделю толстая, тяжело переводившая дух, пахнувшая кислым потом швейцариха приходила с пылесосом, и тогда начинался ад, мир рвался на части, адский скрежет проникал в самую душу, разрушая ее, и гнал Федора Константиновича из постели, из комнаты, из дома. Обычно же, около десяти Марианна Николаевна в свою очередь занимала ванную, а после нее, уже харкая на ходу, туда следовал Иван...
3. Незавершенный роман
Входимость: 5. Размер: 114кб.
Часть текста: 1942-No 1. SOLUS REX. Впервые: Современные записки.-1940.-No 70. История этого текста изложена самим автором: "Зима 1939-40 годов оказалась последней для моей русской прозы... Среди написанного в эти прощальные парижские месяцы был роман, который я не успел закончить до отъезда и к которому уже не возвращался. За вычетом двух глав и нескольких заметок эту незаконченную вещь я уничтожил. Первая глава, под названием "Ultima Thule", появилась в печати в 1942 году... Глава вторая, "Solus Rex", вышла ранее... Быть может, закончи я эту книгу, читателям не пришлось бы гадать: шарлатан ли Фальтер? Подлинный ли он провидец? Или же он медиум, посредством которого умершая жена рассказчика пытается донести смутный абрис фразы, узнанной или неузнанной ее мужем. Как бы то ни было, ясно одно: создавая воображаемую страну (занятие, которое поначалу было для него только способом отвлечься от горя, но со временем переросло в самодовлеющую художественную манию), вдовец настолько вжился в Туле, что оно стало постепенно обретать самостоятельное существование. В первой главе Синеусов ...
4. Память, говори (глава 2)
Входимость: 5. Размер: 32кб.
Часть текста: совершенно мне не интересные, – английские или русские фразы, даже не ко мне обращенные и содержания столь плоского, что не решаюсь привести пример, дабы не заострить в передаче смыслом их тупость. Дурацкое это явление представляется звуковым эквивалентом некоторых предсонных видений, также хорошо мне знакомых. Я имею в виду не яркий мысленный образ (любимое лицо умершего родителя, например), вызываемый в воображении мощно ударившей крылами волей – одним из самых героических усилий, на какие способен человеческий дух. Не говорю я и о так называемых muscae volitantes– тенях, отбрасываемых на палочки сетчатки микроскопическими пылинками в стеклянистой жидкости глаза, проплывающими по зрительному полю прозрачными паутинками. Ближе к ним, к этим гипнотическим миражам, о которых идет речь, красочная рана продленного впечатления, которую наносит, прежде чем пасть, свет только что отсеченной лампы. Особого толчка, однако, не нужно для появления этих призраков, медленно и ровно развивающихся перед моими закрытыми глазами. Их движение и смена происходят без всякого участия наблюдателя, и в сущности отличаются от сновидений только тем, что он все еще вполне владеет своими чувствами. Они подчас уродливы: привяжется, бывало, жуликоватый профиль, какой-нибудь красномордый карл с раздутым ухом или ноздрей. Иногда, впрочем, фотизмы мои принимают скорее успокоительный, flou тон, – серые фигуры ходят между ульев, понемногу исчезают среди горных снегов маленькие черные попугаи, тает за плывущими мачтами лиловая даль. Сверх всего этого я наделен в редкой мере цветным слухом. Не знаю, впрочем, правильно ли говорить о “слухе”, цветное ощущение создается, по-моему, самим актом голосового воспроизведения буквы, пока воображаю ее зрительный узор. Долгое a английского алфавита (речь пойдет только о нем, если не оговорю иного) имеет у меня оттенок выдержанной древесины, меж тем как французское а отдает лаковым черным деревом. В эту черную группу...
5. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 16)
Входимость: 4. Размер: 10кб.
Часть текста: позорной и даже чудовищной сути. Несколько недель спустя оба взирали на этот период его ухаживания с усмешливым снисхождением; но в ту, начальную пору неявное малодушие оного удивляло ее и угнетало его – главным образом тем, что он остро ощущал ее удивление. И хотя Вану ни разу не довелось приметить в Аде – далеко не пугливой и не склонной к чрезмерной брезгливости (“Je raffole de tout ce qui rampe”) – чего-либо хоть отдаленно схожего с девическим отвращением, он мог при услужливом потворстве двух-трех пугающих снов, представить себе, как в реальной или хотя бы респектабельной жизни она, испуганно отпрянув, оставляет его наедине с неудачливой похотью и бежит за матерью, гувернанткой или великанского роста лакеем (не существующим в доме, но легко умертвляемым во сне – избиваемым шипастым кастетом, пробиваемым насквозь, словно он не человек, а наполненный кровью пузырь), вслед за чем, сознавал Ван, его навсегда изгонят из Ардиса... (Рукою Ады: Я решительно возражаю против формулы “не склонной к чрезмерной брезгливости”. Она не отвечает истине и сомнительна по вкусу. Ван, пометка на полях: Прости, киска, но ее придется оставить.) ...но если бы он и смог заставить себя посмеяться над этими страхами и выбросить их из головы, все равно гордиться в своем поведении ему было нечем: в тех действительных его потаенных посягательствах на Аду, в том, что и как он с ней делал, в этих негласных наслаждениях Ван представлялся себе не то злоупотребляющим ее невинностью, не то принуждающим Аду таить от него, таящегося, свое понимание того, что он таит. После того, как его мягкие губы впервые коснулись, так легко, так безмолвно, ее еще более нежной кожи – высоко, на крапчатом дереве, где их могла застать лишь легко роняющая...

© 2000- NIV