• Наши партнеры
    Otzyvy52.ru - Источник: http://www.otzyvy52.ru/avangard-as-torgovo-montazhnaya-kompaniya.html.
  • Cлово "ВТОРАЯ"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  

    Варианты слова: ВТОРЫХ, ВТОРОГО, ВТОРОЙ, ВТОРОМ

    1. Событие. Пьеса в прозе. Действие 3
    Входимость: 48.
    2. Незавершенный роман
    Входимость: 12.
    3. Бледное пламя. Комментарии (страница 7)
    Входимость: 12.
    4. Изобретение Вальса. Пьеса в прозе
    Входимость: 10.
    5. Дар. (страница 7)
    Входимость: 10.
    6. Примечания к стихам из разных сборников
    Входимость: 10.
    7. Бледное пламя. Комментарии (страница 8)
    Входимость: 9.
    8. Другие берега. (глава 4)
    Входимость: 8.
    9. Бледное пламя. Комментарии
    Входимость: 8.
    10. Дар. (страница 8)
    Входимость: 8.
    11. Память, говори
    Входимость: 8.
    12. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 42)
    Входимость: 8.
    13. Король, дама, валет
    Входимость: 7.
    14. Бледное пламя. Комментарии (страница 5)
    Входимость: 7.
    15. Дар. (страница 10)
    Входимость: 7.
    16. Дар. (страница 2)
    Входимость: 6.
    17. Приглашение на казнь
    Входимость: 6.
    18. Лик
    Входимость: 6.
    19. Истребление тиранов
    Входимость: 6.
    20. Память, говори (глава 9)
    Входимость: 6.
    21. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 11)
    Входимость: 6.
    22. Другие берега. (глава 9)
    Входимость: 5.
    23. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 26)
    Входимость: 5.
    24. Дар
    Входимость: 5.
    25. Смотри на Арлекинов! (страница 3)
    Входимость: 5.
    26. Лолита. (часть 1, главы 10-11)
    Входимость: 5.
    27. Бледное пламя. Комментарии (страница 2)
    Входимость: 5.
    28. Бледное пламя. Комментарии (страница 3)
    Входимость: 5.
    29. Волшебник
    Входимость: 5.
    30. Под знаком незаконнорожденных. страница 12
    Входимость: 5.
    31. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 3, глава 8)
    Входимость: 5.
    32. Дар. (страница 6)
    Входимость: 4.
    33. Уста к устам
    Входимость: 4.
    34. Пнин. (глава 6)
    Входимость: 4.
    35. Пнин. (глава 7)
    Входимость: 4.
    36. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 7)
    Входимость: 4.
    37. Память, говори (глава 14)
    Входимость: 4.
    38. Пнин. (глава 3)
    Входимость: 4.
    39. Подвиг. (страница 3)
    Входимость: 4.
    40. Память, говори (глава 10)
    Входимость: 4.
    41. Событие. Пьеса в прозе
    Входимость: 4.
    42. Память, говори (глава 6)
    Входимость: 4.
    43. Хват
    Входимость: 4.
    44. Машенька. (страница 2)
    Входимость: 4.
    45. Машенька. (страница 3)
    Входимость: 4.
    46. Дар. (страница 9)
    Входимость: 4.
    47. Другие берега. (глава 3)
    Входимость: 4.
    48. Подлинная жизнь Себастьяна Найта
    Входимость: 4.
    49. Другие берега. (глава 12)
    Входимость: 4.
    50. Случайность
    Входимость: 4.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Событие. Пьеса в прозе. Действие 3
    Входимость: 48. Размер: 45кб.
    Часть текста: Да что со мной может быть... Если вам больше сегодня ничего не нужно, Любовь Ивановна, я пойду. Любовь. Куда это вы собрались? Марфа. Переночую у брата, а завтра уж отпустите меня совсем на покой. Мне у вас оставаться страшно. Я старуха слабая, а у вас в доме нехорошо. Любовь. Ну, это вы недостаточно сочно сыграли. Я вам покажу, как надо. "Уж простите меня... Я старуха слабая, кволая... Боязно мне... Дурные тут ходют...". Вот так. Это, в общем, очень обыкновенная роль... По мне, можете убираться на все четыре стороны. Марфа. И уберусь, Любовь Ивановна, и уберусь. Мне с помешанными не житье. Любовь. А вам не кажется, что это большое свинство? Могли бы хоть эту ночь остаться. Марфа. Свинство? Свинств я навидалась вдосталь. Тут кавалер, там кавалер... Любовь. Совсем не так, совсем не так. Больше дрожи и негодования. Что-нибудь с "греховодницей". Марфа. Я вас боюсь, Любовь Ивановна. Вы бы доктора позвали. Любовь. Дохтура, дохтура, а не "доктора". Нет, я вами решительно недовольна. Хотела вам дать рекомендацию: годится для роли сварливой служанки, а теперь вижу, не могу дать. Марфа. И не нужно мне вашей рукомандации. Любовь. Ну, это немножко лучше... Но теперь - будет. Прощайте. Марфа. Убивцы ходют. Ночка недобрая. Любовь. Прощайте! Марфа. Ухожу, ухожу. А завтра вы мне заплатите за два последних месяца. (Уходит.) Любовь. Онегин, я тогда моложе... я лучше, кажется... Какая мерзкая старуха! Нет, вы видели что-нибудь подобное! Ах, какая... Справа входит Трощейкин. Трощейкин. Люба, все кончено! Только что звонил Баумгартен: денег не будет. Любовь. Я прошу тебя... Не волнуйся все время так. Это напряжение невыносимо. Трощейкин. Через неделю обещает. Очень нужно! Для чего? На том свете на чаи...
    2. Незавершенный роман
    Входимость: 12. Размер: 114кб.
    Часть текста: фразы, узнанной или неузнанной ее мужем. Как бы то ни было, ясно одно: создавая воображаемую страну (занятие, которое поначалу было для него только способом отвлечься от горя, но со временем переросло в самодовлеющую художественную манию), вдовец настолько вжился в Туле, что оно стало постепенно обретать самостоятельное существование. В первой главе Синеусов говорит между прочим, что перебирается с Ривьеры в Париж, на свою прежнюю квартиру; на самом же деле он переезжает в угрюмый дворец на дальнем северном острове. Искусство позволяет ему воскресить покойную жену в облике королевы Белинды - жалкое свершение, которое не приносит ему торжества над смертью даже в мире вольного вымысла. В третьей главе 'ей предстояло снова погибнуть от бомбы, предназначавшейся ее мужу, на Эгельском мосту, буквально через несколько минут после возвращения с Ривьеры. Вот, пожалуй, и все, что удается рассмотреть в пыли и мусоре моих давних вымыслов... Истинный читатель несомненно узнает искаженные отголоски моего последнего русского романа в книге "Под знаком незаконнорожденных" (1947) и особенно в "Бледном огне" (1962). Меня эти отзвуки слегка раздражают, но больше всего я сожалею о его незавершенности потому, что он, как кажется, должен был решительно отличаться от всех остальных моих русских вещей качеством расцветки, диапазоном стиля, чем-то не поддающимся определению в его мощном подводном течении..." (Цит. по: Набоков В. Рассказы. Приглашение на казнь. Эссе, интервью, рецензии.- М.: Книга, 1989-С. 501- 502). Глава 1. Ultima Thule Помнишь, мы как-то завтракали (принимали пищу) года за два до твоей смерти? Если, конечно, память может жить без головного убора. Кстатическая мысль: вообразим новейший письмовник. К безрукому: крепко жму вашу (многоточие). К покойнику: призрачно ваш. Но оставим эти виноватые виньетки. Если ты не помнишь, то я за тебя помню: память о тебе может сойти, хотя бы грамматически, за твою память, и ради крашеного слова вполне могу...
    3. Бледное пламя. Комментарии (страница 7)
    Входимость: 12. Размер: 66кб.
    Часть текста: [= Строке 1: Я тень, я свиристель, убитый влет] Сквозь тонкую ткань бумажной рубашки Джона различались сзади розоватые пятна там, где она прилегала к коже над и вокруг ошейка смешной одежки, которую он надевал под рубашку, как всякий порядочный американец. С какой мучительной ясностью я вижу, как перекатывается одно тучное плечо, как приподымается другое, вижу седую копну волос, складчатый затылок, красный в горошек платок, вяло свисающий из одного кармана, припухлость бумажника в другом, широкий бесформенный зад, травяное пятно на седалище старых защитного цвета штанов, истертые задники мокасин, слышу приятный рокоток, когда он оглядывается и, не останавливаясь, произносит что-нибудь вроде: "Вы смотрите там, ничего не рассыпьте, - не фантики все-таки" или (наморщась): "Придется опять писать Бобу Уэльсу [наш мэр] про эти чертовы ночные грузовики по вторникам". Мы уже добрались до гольдсвортовой части проулка и до мощеной плиточной дорожки, что ползла вдоль бокового газона к гравийному подъездному пути, поднимавшемуся от Далвичского тракта к парадной двери Гольдсвортов, как вдруг Шейд заметил: "А у вас гость". На крыльце боком к нам стоял приземистый, плотный, ...
    4. Изобретение Вальса. Пьеса в прозе
    Входимость: 10. Размер: 45кб.
    Часть текста: иметь в виду две вещи: во-первых, телетаназия1 в 30-х годах была значительно менее модной темой, чем ныне, так что некоторые места (в которых мы с сыном особо тщательно старались не сбить старомодные складки былого воображения) звучат пророчески, даже дважды пророчески, предугадывая не только позднейшую атомистику, но и еще более поздние пародии на эту тему - что можно считать прямо-таки мрачным рекордом. Во-вторых, для того чтобы избавить современных читателей от неоправданных домыслов, я хотел бы самым решительным образом указать, что в моей пьесе не только нет никакого политического "послания" (если заимствовать это пошлое слово из жаргона шарлатанской реформы), но что нынешняя публикация английского варианта не содержит конкретного посыла. Я не стал бы пытаться сегодня изобрести моего беднягу Вальса в опасении, что часть меня, даже мою тень, даже часть моей тени могли бы счесть присоединившимися к тем "мирным" демонстрациям, руководимым старыми прохвостами или молодыми дурнями, единственная цель которых - дать душевное спокойствие безжалостным махинаторам из Томска или Атомска. Трудно, думаю, относиться с большей гадливостью, чем я, к кровопролитию, но еще труднее превзойти мое отвращение к самой природе тоталитарных государств, ...
    5. Дар. (страница 7)
    Входимость: 10. Размер: 81кб.
    Часть текста: колера, с вышитым поясом на большом животе о. Гавриил, и с ним, уже освещенный солнцем, весьма привлекательный мальчик розовый, неуклюжий, нежный. Подошли. Сними шляпу, Николя. Волосы с рыжинкой, веснушки на лобике, в глазах ангельская ясность, свойственная близоруким детям. Кипарисовы, Парадизовы, Златорунные не без удивления вспоминали потом (в тиши своих дальних и бедных приходов) его стыдливую красоту: херувим, увы, оказался наклееным на крепкий пряник; не всем пришедшийся по зубам. Поздоровавшись с нами, Николя вновь надевает шляпу - серенький пуховой цилиндр - и тихо отходит, очень миленький в своем домашне-сшитом сюртучке и нанковых брючках, - между тем как его отец, добрейший протоиерей, нечуждый садовничеству, занимает нас обсуждением саратовских вишень, слив, глив. Летучая знойная пыль застилает картину. Как неизменно отмечается в начале всех решительно писательских биографий, мальчик был пожирателем книг. Но отлично учился. "Государю твоему повинуйся, чти его и будь послушным законам", тщательно воспроизводил он первую пропись, и помятая подушечка указательного пальца так навсегда и осталась темною от чернил. Вот тридцатые годы кончились, пошли сороковые. В шестнадцать лет он...

    © 2000- NIV