Cлово "НАЗЫВАЕМЫЙ, НАЗЫВАЕМОЙ, НАЗЫВАЕМЫЕ, НАЗЫВАЕМАЯ, НАЗЫВАЕМОЕ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: НАЗЫВАЕМЫХ

1. Бледное пламя. Комментарии
Входимость: 7.
2. Бледное пламя. Комментарии (страница 7)
Входимость: 5.
3. Бледное пламя. Комментарии (страница 2)
Входимость: 4.
4. Пнин. (глава 4)
Входимость: 4.
5. Память, говори (глава 2)
Входимость: 4.
6. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Примечания)
Входимость: 3.
7. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 7)
Входимость: 3.
8. Память, говори (глава 14)
Входимость: 3.
9. Пнин. (глава 5)
Входимость: 3.
10. Лолита. (часть 1, главы 18-20)
Входимость: 3.
11. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 38)
Входимость: 3.
12. Лолита. (часть 2, главы 1-2)
Входимость: 3.
13. Под знаком незаконнорожденных. страница 11
Входимость: 3.
14. Другие берега. (глава 2)
Входимость: 3.
15. Незавершенный роман
Входимость: 2.
16. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 13)
Входимость: 2.
17. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 39)
Входимость: 2.
18. Прозрачные вещи
Входимость: 2.
19. Пнин. (глава 6)
Входимость: 2.
20. Пнин. (глава 7)
Входимость: 2.
21. Бледное пламя. Комментарии (страница 6)
Входимость: 2.
22. Бледное пламя. Комментарии (страница 5)
Входимость: 2.
23. Лолита. (часть 1, главы 10-11)
Входимость: 2.
24. Память, говори (глава 12)
Входимость: 2.
25. Камера Обскура. (страница 6)
Входимость: 2.
26. Память, говори (глава 6)
Входимость: 2.
27. Другие берега. (глава 10)
Входимость: 2.
28. Дар. (страница 5)
Входимость: 2.
29. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 12)
Входимость: 2.
30. Лебеда
Входимость: 1.
31. Лолита. (часть 2, главы 3-5)
Входимость: 1.
32. Лолита. (часть 2, главы 10-13)
Входимость: 1.
33. Уста к устам
Входимость: 1.
34. Другие берега. (глава 4)
Входимость: 1.
35. Память, говори (глава 4)
Входимость: 1.
36. Дар. (страница 2)
Входимость: 1.
37. Лолита. (часть 2, главы 14-16)
Входимость: 1.
38. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 6)
Входимость: 1.
39. Событие. Пьеса в прозе. Действие 3
Входимость: 1.
40. Другие берега. (глава 8)
Входимость: 1.
41. Помощник режиссера
Входимость: 1.
42. Под знаком незаконнорожденных
Входимость: 1.
43. Лолита. (часть 2, главы 26-28)
Входимость: 1.
44. Защита Лужина. (глава 2)
Входимость: 1.
45. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 16)
Входимость: 1.
46. Забытый поэт
Входимость: 1.
47. Приглашение на казнь. (страница 3)
Входимость: 1.
48. Лолита. (часть 1, главы 3-6)
Входимость: 1.
49. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 24)
Входимость: 1.
50. Под знаком незаконнорожденных. страница 3
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Бледное пламя. Комментарии
Входимость: 7. Размер: 61кб.
Часть текста: свежая краска. Когда в последний год жизни Шейда мне выпало счастье соседствовать с ним в идиллических всхолмиях Нью-Вая (смотри Предисловие), я часто видел именно этих птиц, весьма компанейски пирующих среди меловато-сизых ягод можжевеловки, выросшей об угол с его домом (смотри также строки 181-182). Мои сведения о садовых Aves{1} ограничивались представителями северной Европы, однако молодой нью-вайский садовник, в котором я принимал участие (смотри примечание к строке 998), помог мне отождествить немалое число силуэтов и комических арий маленьких, с виду совсем тропических чужестранцев и, натурально, макушка каждого дерева пролагала пунктиром путь к труду по орнитологии на моем столе, к которому я кидался с лужайки в номенклатурной ажитации. Как тяжело я трудился, приделывая имя "зорянка" к самозванцу из предместий, к крупной птахе в помятом тускло-красном кафтане, с отвратным пылом поглощавшей длинных, печальных, послушных червей! Кстати, любопытно отметить, что хохлистая птичка, называемая по-земблянски sampel ("шелковый ...
2. Бледное пламя. Комментарии (страница 7)
Входимость: 5. Размер: 66кб.
Часть текста: грузовики по вторникам". Мы уже добрались до гольдсвортовой части проулка и до мощеной плиточной дорожки, что ползла вдоль бокового газона к гравийному подъездному пути, поднимавшемуся от Далвичского тракта к парадной двери Гольдсвортов, как вдруг Шейд заметил: "А у вас гость". На крыльце боком к нам стоял приземистый, плотный, темно-волосатый мужчина в коричневом костюме, придерживая за глупую хватку мятый и тертый портфель и еще указуя скрюченным пальцем на только что отпущенную кнопку звонка. - Убью, - пробормотал я. Недавно какая-то девица в чепце всучила мне кипу религиозных брошюр, пообещав, что ее брат, которого я невесть почему вообразил себе хрупким и нервным юношей, заглянет, чтобы обсудить со мной Промысел Божий и разъяснить все, чего я не пойму из брошюр. Ничего себе, юноша! - Ну я же его убью, - шепотом повторил я, так несносна была мне мысль, что упоенье поэмой может отсрочиться. В бешенстве, поспешая избыть докучного гостя, я обогнул Шейда, шагавшего до того впереди меня, и возглавил шествие к двойному наслаждению столом и стилем. Видел ли я когда-либо Градуса? Дайте подумать. Видел? Память мотает головой. И все же убийца уверял меня после, что однажды я, озирая из башни дворцовый сад, помахал ему, когда он с одним из бывших моих пажей, юношей, чьи волосы походили на мягкую стружку, тащил из теплицы к телеге стекленную раму; да и теперь, едва визитер поворотился к нам и...
3. Бледное пламя. Комментарии (страница 2)
Входимость: 4. Размер: 66кб.
Часть текста: ней, что искал, и использовал груди ее и ступни для своей "Лилит, зовущей Адама вернуться", впрочем, я вовсе не знаток в этих деликатных делах. Отар, бывший ее любовником, говорил, что когда вы шли за нею, и она знала, что вы за нею идете, в покачивании и игре ее стройных бедер была напряженная артистичность, нечто такое, чему арабских девушек обучали в особой школе особые парижские сводни, которых затем удушали. Хрупкие эти щиколки, говорил он, которые так близко сводила ее грациозная и волнообразная поступь,- это те самые "осторожные сокровища" из стихотворения Арнора, воспевающего мирагаль (деву миража), за которую "король мечтаний дал бы в песчаных пустынях времен триста верблюдов и три родника". On sбgaren wйrem tremkнn tri stбna Verbбlala wod gйv ut trн phantбna (Я пометил ударения.) Весь этот душещипательный лепет (по всем вероятиям, руководимый ее мамашей) на принца впечатления не произвел, он, следует повторить, относился к ней как к единокровной сестре, благоуханной и светской, с подкрашенным ротиком и с maussade{1}, расплывчатой, галльской манерой выражения того немногого, что ей желательно было выразить. Ее безмятежная...
4. Пнин. (глава 4)
Входимость: 4. Размер: 45кб.
Часть текста: половину тела, превращая его в подобие фигурной карты. По стенам огромной, в деревянных панелях, комнаты темнели портреты предков. В остальном она мало чем отличалась от кабинета директора школы Св. Варфоломея, находящейся на побережьи Атлантики - примерно в трех тысячах миль к западу от воображаемого Дворца. Обильный весенний ливень хлестал по французским окнам, за которыми, куда ни глянь, дрожала и дымилась зеленая молодая листва. Казалось, ничто, кроме пелены дождя, не отделяет и не защищает Дворец от революции, которая вот уже несколько дней сотрясала город. ... На самом деле отцом Виктора был чудаковатый беженец-доктор, которого он никогда особенно не любил и которого не видел теперь уже почти два года. Король, его более приемлемый отец, принял решение не отрекаться. Газеты не выходили. Восточный Экспресс со всеми его транзитными пассажирами застрял на пригородной станции, картинные пейзане стояли на дебаркадере, отражаясь в лужах и глазея на занавешенные окна длинных загадочных вагонов. Дворец с его террасными садами и город под дворцовым холмом, и главная площадь города, где, несмотря на погоду, уже рубили головы и плясал народ, - все это находилось в самом центре креста, поперечины коего обрывались в Триесте, Граце, Будапеште и Загребе, как показывает "Справочный атлас мира" Рэнда Мак-Нэлли. А в самом центре...
5. Память, говори (глава 2)
Входимость: 4. Размер: 32кб.
Часть текста: к действительному течению моей мысли. Равнодушный, посторонний, безличный голос произносит слова, совершенно мне не интересные, – английские или русские фразы, даже не ко мне обращенные и содержания столь плоского, что не решаюсь привести пример, дабы не заострить в передаче смыслом их тупость. Дурацкое это явление представляется звуковым эквивалентом некоторых предсонных видений, также хорошо мне знакомых. Я имею в виду не яркий мысленный образ (любимое лицо умершего родителя, например), вызываемый в воображении мощно ударившей крылами волей – одним из самых героических усилий, на какие способен человеческий дух. Не говорю я и о так называемых muscae volitantes– тенях, отбрасываемых на палочки сетчатки микроскопическими пылинками в стеклянистой жидкости глаза, проплывающими по зрительному полю прозрачными паутинками. Ближе к ним, к этим гипнотическим миражам, о которых идет речь, красочная рана продленного впечатления, которую наносит, прежде чем пасть, свет только что отсеченной лампы. Особого толчка, однако, не нужно для появления этих призраков, медленно и ровно развивающихся перед моими закрытыми глазами. Их движение и смена происходят без всякого участия наблюдателя, и в сущности отличаются от сновидений только тем, что он все еще вполне владеет своими чувствами. Они подчас уродливы: привяжется, бывало, жуликоватый профиль,...

© 2000- NIV