Cлово "ОСОБЫЙ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ОСОБОГО, ОСОБОЙ, ОСОБОЕ, ОСОБОМ

1. Волшебник
Входимость: 15. Размер: 83кб.
2. Незавершенный роман
Входимость: 8. Размер: 114кб.
3. Дар. (страница 3)
Входимость: 7. Размер: 72кб.
4. Лолита. (часть 2, главы 1-2)
Входимость: 7. Размер: 54кб.
5. Подвиг. (страница 7)
Входимость: 6. Размер: 40кб.
6. Истребление тиранов
Входимость: 6. Размер: 49кб.
7. Пнин
Входимость: 6. Размер: 37кб.
8. Память, говори (глава 4)
Входимость: 5. Размер: 28кб.
9. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 42)
Входимость: 5. Размер: 42кб.
10. Под знаком незаконнорожденных. страница 8
Входимость: 5. Размер: 28кб.
11. Бледное пламя. Комментарии (страница 5)
Входимость: 5. Размер: 56кб.
12. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 38)
Входимость: 5. Размер: 60кб.
13. Дар. (страница 4)
Входимость: 5. Размер: 68кб.
14. Ланс
Входимость: 5. Размер: 28кб.
15. Другие берега. (глава 9)
Входимость: 4. Размер: 23кб.
16. Отчаяние. (глава 4)
Входимость: 4. Размер: 20кб.
17. Дар. (страница 7)
Входимость: 4. Размер: 81кб.
18. Память, говори (глава 11)
Входимость: 4. Размер: 23кб.
19. Дар
Входимость: 4. Размер: 65кб.
20. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 3)
Входимость: 4. Размер: 26кб.
21. Соглядатай
Входимость: 4. Размер: 110кб.
22. Бледное пламя. Комментарии (страница 8)
Входимость: 4. Размер: 62кб.
23. Память, говори (глава 13)
Входимость: 4. Размер: 43кб.
24. Защита Лужина. (глава 6)
Входимость: 3. Размер: 43кб.
25. Лолита. (часть 2, главы 3-5)
Входимость: 3. Размер: 35кб.
26. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 13)
Входимость: 3. Размер: 23кб.
27. Круг
Входимость: 3. Размер: 21кб.
28. Память, говори (глава 3)
Входимость: 3. Размер: 47кб.
29. Другие берега. (глава 8)
Входимость: 3. Размер: 33кб.
30. Пнин. (глава 4)
Входимость: 3. Размер: 45кб.
31. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 27)
Входимость: 3. Размер: 17кб.
32. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 21)
Входимость: 3. Размер: 17кб.
33. Пнин. (глава 6)
Входимость: 3. Размер: 61кб.
34. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 16)
Входимость: 3. Размер: 24кб.
35. Под знаком незаконнорожденных. страница 10
Входимость: 3. Размер: 36кб.
36. Пнин. (глава 2)
Входимость: 3. Размер: 55кб.
37. Пнин. (глава 7)
Входимость: 3. Размер: 32кб.
38. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 3, глава 5)
Входимость: 3. Размер: 43кб.
39. Память, говори (глава 9)
Входимость: 3. Размер: 38кб.
40. Память, говори (глава 2)
Входимость: 3. Размер: 32кб.
41. Подлинная жизнь Себастьяна Найта
Входимость: 3. Размер: 17кб.
42. Камера Обскура
Входимость: 3. Размер: 62кб.
43. Память, говори (глава 12)
Входимость: 3. Размер: 42кб.
44. Приглашение на казнь. (страница 4)
Входимость: 3. Размер: 41кб.
45. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 7)
Входимость: 3. Размер: 16кб.
46. Бледное пламя. Комментарии (страница 2)
Входимость: 3. Размер: 66кб.
47. Под знаком незаконнорожденных. страница 11
Входимость: 3. Размер: 31кб.
48. Король, дама, валет. (глава 10)
Входимость: 3. Размер: 26кб.
49. Король, дама, валет. (глава 4)
Входимость: 2. Размер: 31кб.
50. Другие берега. (глава 11)
Входимость: 2. Размер: 33кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Волшебник
Входимость: 15. Размер: 83кб.
Часть текста: единственным пламенем? Так как же? Не математика же восточного сластолюбия: нежность добычи обратно пропорциональна возрасту. О нет, это для меня не степень общего, а нечто совершенно отдельное от общего; не более драгоценное, а бесценное. Что же тогда? Болезнь, преступность? Но совместимы ли с ними совесть и стыд, щепетильность и страх, власть над собой и чувствительность - ибо и в мыслях допустить не могу, что причиню боль или вызову незабываемое отвращение. Вздор; я не растлитель. В тех ограничениях, которые ставлю мечтанию, в тех масках, которые придумываю ему, когда, в условиях действительности, воображаю незаметнейший метод удовлетворения страсти, есть спасительная софистика. Я карманный вор, а не взломщик. Хотя, может быть, на круглом острове, с маленькой Пятницей (не просто безопасность, а права одичания, или это - порочный круг с пальмой в центре?). Рассудком зная, что Эвфратский абрикос вреден только в консервах; что грех неотторжим от гражданского быта; что у всех гигиен есть свои гиены; зная, кроме того, что этот самый рассудок не прочь опошлить то, что иначе ему не дается... Сбрасываю и поднимаюсь выше. ЧтО, если прекрасное именно-то и доступно сквозь тонкую оболочку, то есть пока она еще не затвердела, не заросла, не утратила аромата и мерцания, через которые проникаешь к дрожащей звезде прекрасного? Ведь даже и в этих пределах я изысканно разборчив: далеко не всякая школьница привлекает меня, - сколько их на серой утренней улице, плотненьких, жиденьких, в бисере прыщиков или в очках, - *такие* мне столь же интересны в рассуждении любовном, как иному - сырая женщина-друг. Вообще же, независимо от особого чувства, мне хорошо со всякими детьми, по-простому - знаю, был бы страстным отцом в ходячем образе слова - и вот, до сих пор не могу решить, естественное ли это дополнение или бесовское противоречие. Тут взываю к закону степени, который отверг там, где он был оскорбителен: часто пытался я поймать себя на переходе от...
2. Незавершенный роман
Входимость: 8. Размер: 114кб.
Часть текста: провидец? Или же он медиум, посредством которого умершая жена рассказчика пытается донести смутный абрис фразы, узнанной или неузнанной ее мужем. Как бы то ни было, ясно одно: создавая воображаемую страну (занятие, которое поначалу было для него только способом отвлечься от горя, но со временем переросло в самодовлеющую художественную манию), вдовец настолько вжился в Туле, что оно стало постепенно обретать самостоятельное существование. В первой главе Синеусов говорит между прочим, что перебирается с Ривьеры в Париж, на свою прежнюю квартиру; на самом же деле он переезжает в угрюмый дворец на дальнем северном острове. Искусство позволяет ему воскресить покойную жену в облике королевы Белинды - жалкое свершение, которое не приносит ему торжества над смертью даже в мире вольного вымысла. В третьей главе 'ей предстояло снова погибнуть от бомбы, предназначавшейся ее мужу, на Эгельском мосту, буквально через несколько минут после возвращения с Ривьеры. Вот, пожалуй, и все, что удается рассмотреть в пыли и мусоре моих давних вымыслов... Истинный читатель несомненно узнает искаженные отголоски моего последнего русского романа в книге "Под знаком незаконнорожденных" (1947) и особенно в "Бледном огне" (1962). Меня эти отзвуки слегка раздражают, но больше всего я сожалею о его незавершенности потому, что он, как кажется, должен был решительно отличаться от всех остальных моих русских вещей качеством расцветки, диапазоном стиля, чем-то не поддающимся определению в его мощном подводном течении..." (Цит. по: Набоков В. Рассказы. Приглашение на казнь. Эссе, интервью, рецензии.- М.: Книга, 1989-С. 501- 502). Глава 1. Ultima Thule Помнишь, мы как-то завтракали (принимали пищу) года за два до твоей смерти? Если, конечно, память может жить без головного убора. Кстатическая мысль: вообразим новейший письмовник. К безрукому: крепко...
3. Дар. (страница 3)
Входимость: 7. Размер: 72кб.
Часть текста: Отец однажды, в Ордосе, поднимаясь после грозы на холм, ненароком вошел в основу радуги, - редчайший случай! - и очутился в цветном воздухе, в играющем огне, будто в раю. Сделал еще шаг - и из рая вышел. Она уже бледнела. Дождь совсем перестал, пекло, овод с шелковыми глазами сел на рукав. В роще закуковала кукушка, тупо, чуть вопросительно: звук вздувался куполком и опять - куполком, никак не разрешаясь. Бедная толстая птица вероятно перелетела дальше, ибо всг повторялось сызнова, вроде уменьшенного отражения (искала, что-ли, где получается лучше, грустнее?). Громадная, плоская на лету бабочка, иссиня-черная с белой перевязью, описав сверхестественно-плавную дугу и опустившись на сырую землю, сложилась, тем самым исчезла. Такую иной раз приносит, зажав ее обеими руками в картуз, сопящий крестьянский мальчишка. Такая взмывает из-под семенящих копыт примерной докторской поньки, когда доктор, держа на коленях почти ненужные вожжи, а то просто прикрутив их к передку, задумчиво едет тенистой дорогой в больницу. А изредка четыре черно-белых крыла с кирпичной изнанкой находишь рассыпанными как игральные карты на лесной тропе: остальное съела неизвестная птица. Он перепрыгнул лужу, где два навозных жука, мешая друг другу, цеплялись за соломинку, и...
4. Лолита. (часть 2, главы 1-2)
Входимость: 7. Размер: 54кб.
Часть текста: подозрения, я охотно платил за обе половины двойного номера, из которых каждая содержала двуспальную кровать. Недоумеваю, для какого это квартета- предзначалось вообще такое устройство, ибо только очень фарисейская пародия уединения достигалась тем, что не доходящая до потолка перегородка разделяла комнату на два сообщающихся лмбовных уголка. Постепенно, однако, я осмелел, подбодренный странными возможностями, вытекающими из этой добросовестной совместности (можно было представить себе, например, две молодых четы, весело обменивающихся сожителями, или ребенка, притворяющегося спящим, с целью подслушать те же звуковые эффекты, какими сопровождалось его собственное зачатие), и я уже преспокойно брал однокомнатную кабинку с кроватью и койкой или двумя постелями, райскую келью с желтыми шторами, спущенными до конца, дабы создать утреннюю иллюзию солнца и Венеции, когда на самом деле за окном были Пенсильвания и дождь. Мы узнали - nous connumes, если воспользоваться флоберовской интонацией - коттеджи, под громадными шатобриановскими деревьями, каменные, кирпичные, саманные, штукатурные, расположенные на том, что путеводитель, издаваемый американской автомобильной ассоциацией, называл "тенистыми", "просторными", "планированными" участками. Были домики избяного типа, из узловатой сосны, балки которых своим золотисто-коричневым глянцем напоминали Лолите кожу жареной курицы. Мы научились презирать простые кабинки...
5. Подвиг. (страница 7)
Входимость: 6. Размер: 40кб.
Часть текста: лежали рядомъ на подушкахъ, размаянные, томные, опухшiе, и глядeли тремя глазами на небо, по которому изрeдка проходила темная вeтвь. И это небо, и вeтвь, и едва плещущая вода, и фигура Вадима, таинственно облагороженнаго любовью къ плаванiю, и цвeтные огни бумажныхъ фонарей на носахъ встрeчныхъ шлюпокъ, и мысль, что на-дняхъ конецъ Кембриджу, что въ послeднiй разъ, быть можетъ, они втроемъ скользятъ по узкой туманной рeкe, - все это для Мартына сливалось во что-то удивительное, очаровательное, а свинцовая боль въ головe и ломота въ плечахъ тоже казались ему возвышеннаго, романтическаго свойства: ибо такъ плылъ раненый Тристанъ самъ другъ съ арфой. Еще одна послeдняя излучина, и вотъ - берегъ. Берегъ, къ которому Мартынъ присталъ, былъ очень хорошъ, ярокъ, разнообразенъ. Онъ зналъ, однако, что, напримeръ, дядя Генрихъ твердо увeренъ, что эти три года плаванiя по кембриджскимъ водамъ пропали даромъ, {146} оттого что Мартынъ побаловался филологической прогулкой, не Богъ вeсть какой дальней, вмeсто того, чтобы изучить плодоносную профессiю. Мартынъ же по совeсти не понималъ, чeмъ знатокъ русской словесности хуже инженера...

© 2000- NIV