Cлово "БЕЛЫЙ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: БЕЛЫЕ, БЕЛУЮ, БЕЛОЙ, БЕЛОМ

1. Король, дама, валет. (глава 13)
Входимость: 18. Размер: 29кб.
2. Память, говори (глава 12)
Входимость: 13. Размер: 42кб.
3. Машенька. (страница 3)
Входимость: 12. Размер: 42кб.
4. Дар. (страница 4)
Входимость: 12. Размер: 68кб.
5. Машенька. (страница 2)
Входимость: 11. Размер: 36кб.
6. Защита Лужина. (глава 8)
Входимость: 11. Размер: 39кб.
7. Король, дама, валет. (глава 9)
Входимость: 11. Размер: 29кб.
8. Другие берега. (глава 3)
Входимость: 11. Размер: 36кб.
9. Камера Обскура. (страница 6)
Входимость: 11. Размер: 34кб.
10. Обида
Входимость: 10. Размер: 20кб.
11. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 3, глава 8)
Входимость: 10. Размер: 49кб.
12. Дар. (страница 3)
Входимость: 10. Размер: 72кб.
13. Лолита. (часть 1, главы 10-11)
Входимость: 10. Размер: 49кб.
14. Приглашение на казнь. (страница 6)
Входимость: 9. Размер: 45кб.
15. Пнин. (глава 2)
Входимость: 9. Размер: 55кб.
16. Под знаком незаконнорожденных. страница 4
Входимость: 9. Размер: 37кб.
17. Дар. (страница 5)
Входимость: 9. Размер: 67кб.
18. Соглядатай
Входимость: 9. Размер: 110кб.
19. Дар. (страница 10)
Входимость: 9. Размер: 65кб.
20. Помощник режиссера
Входимость: 8. Размер: 35кб.
21. Лолита. (часть 2, глава 20-22)
Входимость: 8. Размер: 45кб.
22. Память, говори (глава 5)
Входимость: 8. Размер: 43кб.
23. Лолита. (часть 2, главы 1-2)
Входимость: 8. Размер: 54кб.
24. Король, дама, валет. (глава 2)
Входимость: 8. Размер: 35кб.
25. Весна в Фиальте
Входимость: 8. Размер: 41кб.
26. Король, дама, валет. (глава 4)
Входимость: 7. Размер: 31кб.
27. Звонок
Входимость: 7. Размер: 22кб.
28. Машенька. (страница 5)
Входимость: 7. Размер: 30кб.
29. Память, говори (глава 10)
Входимость: 7. Размер: 34кб.
30. Король, дама, валет
Входимость: 7. Размер: 27кб.
31. Возвращение Чорба
Входимость: 7. Размер: 17кб.
32. Другие берега. (глава 5)
Входимость: 7. Размер: 38кб.
33. Память, говори (глава 14)
Входимость: 7. Размер: 36кб.
34. Защита Лужина. (глава 10)
Входимость: 7. Размер: 22кб.
35. Рождество
Входимость: 7. Размер: 12кб.
36. Под знаком незаконнорожденных. страница 5
Входимость: 7. Размер: 38кб.
37. Король, дама, валет. (глава 6)
Входимость: 7. Размер: 29кб.
38. Незавершенный роман
Входимость: 6. Размер: 114кб.
39. Защита Лужина. (глава 6)
Входимость: 6. Размер: 43кб.
40. Другие берега. (глава 13)
Входимость: 6. Размер: 25кб.
41. Король, дама, валет. (глава 7)
Входимость: 6. Размер: 28кб.
42. Лолита. (часть 2, главы 14-16)
Входимость: 6. Размер: 31кб.
43. Лолита. (часть 2, главы 26-28)
Входимость: 6. Размер: 28кб.
44. Пнин. (глава 6)
Входимость: 6. Размер: 61кб.
45. Под знаком незаконнорожденных. страница 12
Входимость: 6. Размер: 42кб.
46. Порт
Входимость: 6. Размер: 13кб.
47. Приглашение на казнь. (страница 3)
Входимость: 6. Размер: 39кб.
48. Картофельный эльф
Входимость: 6. Размер: 43кб.
49. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 42)
Входимость: 6. Размер: 42кб.
50. Защита Лужина. (глава 14)
Входимость: 6. Размер: 52кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Король, дама, валет. (глава 13)
Входимость: 18. Размер: 29кб.
Часть текста: с удовольствием побрился, чуть припудрил горящие щеки. Снова раскачается?" - и вместе с тем ее забавляло и как-то даже городскую шляпу. Из сумрака постели вдруг возник голос Марты. "Мы сейчас поедем кататься на лодке,- пробормотала она скороговоркой.- Ты встретишь нас у скалы,- поторопись... лоторопись..." Драйер, хлопая себя по бокам, проверяя, все ли он разложил по карманам, засмеялся: - Проснись, моя душа. Я уезжаю в город. Она что-то пробормотала еще, потом внятно сказала: - Дай мне воды. - Я спешу,-сказал он-сама возьмешь. Пора тебе вставать, купаться. Погода райская. Он склонился над туманной постелью, поцеловал ее в волосы и быстро вышел из спальни. До отхода автобуса нужно было еще успеть выпить кофе. Кофе он пил на террасе кургауза. Съел две булочки с медом. Посмотрел на часы и съел третью. Уже мелькали пестрые купальные халаты, разгоралось море. Закуривая на ходу, он поспешил к площади, где уже грохотал автобус. Поехали. Море осталось позади. Уже прыгали в воде, взмахивая голыми руками, купальщики. На всех балконах был нежный звон утренних завтраков. Франц. машинально захватив под мышку резиновый мяч, прошлепал по...
2. Память, говори (глава 12)
Входимость: 13. Размер: 42кб.
Часть текста: имя “Тамара”, прокравшись, являлось (с той напускной наивностью, которая так свойственна повадке судьбы, приступающей к важному делу) в разных местах нашего имения (“Вход Воспрещается”) и во владениях моего дяди (“Вход Строжайше Воспрещается”) на противоположном берегу Оредежи. Я находил его начерченным палочкой на красноватом песке аллеи, или написанным карандашом на беленом заборе, или недовырезанным на деревянной спинке какой-нибудь древней скамьи, точно сама Матушка-Природа таинственными знаками предуведомляла меня о существовании Тамары. В тот притихший июльский день, когда я увидел ее, стоящей совершенно неподвижно (двигались только зрачки) в березовой роще, она как бы зародилась здесь, среди настороженных деревьев, с беззвучным совершенством мифологического воплощения. Дождавшись того, чтобы сел овод, она прихлопнула его и пустилась догонять двух других, не таких красивых девушек, звавших ее. Немного позже, с удобного для наблюдения места над рекой, я увидел как они шли через мост, постукивая высокими каблучками, одинаково засунув руки в карманы темно-синих жакеток и, чтобы отогнать мух, то и дело встряхивая головами, убранными цветами и лентами. Очень скоро я проследил Тамару до скромной дачки, которую ее семья снимала в деревне. Верхом или на велосипеде я проезжал мимо, и на том или другом услужливом повороте дороги что-то ослепительно взрывалось под ложечкой (после чего сердце еще долго пешком возвращалось на место оттуда, куда его закинуло), и я...
3. Машенька. (страница 3)
Входимость: 12. Размер: 42кб.
Часть текста: прокатывали по всем комнатам. Ганин, остававшийся по утрам дома, обычно сам выметал сор, стелил постель. Он теперь спохватился, что второй день не убирал комнаты, и вышел в коридор в поисках щетки и тряпки. Лидия Николаевна с ведром в руке шуркнула мимо него, как мышь, и на ходу спросила: "Вам Эрика передала письмо?" Ганин молча кивнул и взял половую щетку, лежавшую на дубовом бауле. В зеркале прихожей он увидел отраженную глубину комнаты Алферова, дверь которой была настежь открыта. В этой солнечной глубине - день был на диво погожий - косой конус озаренной пыли проходил через угол письменного стола, и он с мучительной ясностью представил себе те фотографии, которые сперва ему показывал Алферов, и которые он потом с таким волненьем рассматривал один, когда помешала ему Клара. На этих снимках Машенька была совсем такой, какой он ее помнил, и теперь страшно было подумать, что его прошлое лежит в чужом столе. В зеркале отраженье захлопнулось: это Лидия Николаевна, мышиными шажками просеменив по коридору, толкнула открытую дверь. Ганин со щеткой в руке вернулся в свою комнату. На столе лежало сиреневое пятно. Он вспомнил по быстрому сочетанью мыслей, вызванных этим пятном и отраженьем стола в зеркале, те другие, очень старые письма, что хранились у него в черном бумажнике, лежащем рядом с крымским браунингом, на дне чемодана. Он загреб длинный конверт со стола, локтем отпахнул пошире оконную раму и сильными своими пальцами разорвал накрест письмо, разорвал опять каждую долю, пустил лоскутки по ветру, и бумажные снежинки полетели, сияя, в солнечную бездну. Один лоскуток порхнул на подоконник, Ганин прочел на нем несколько изуродованных строк: нечно, сумею теб юбовь. Я только про обы...
4. Дар. (страница 4)
Входимость: 12. Размер: 68кб.
Часть текста: и широкими полосками полупрозрачной бумаги плоско закрепить на дощечках как-то откровенно-беззащитно-изящно распахнутую красоту, да подложить под брюшко ватку, да выправить черные сяжки, - чтобы она так высохла навеки. Навеки? В берлинском музее многочисленные бабочки отцовского улова так же свежи сегодня, как были в восьмидесятых, девяностых годах. Бабочки из собрания Линнея хранятся в Лондоне с восемнадцатого века. В пражском музее есть тот самый экземпляр популярной бабочки-атлас, которым любовалась Екатерина Великая. Отчего же мне стало так грустно? Его поимки, наблюдения, звук голоса в ученых словах, всг это, думается мне, я сберегу. Но это так еще мало. Мне хотелось бы с такой же относительной вечностью удержать то, что быть может я всего более любил в нем: его живую мужественность, непреклонность и независимость его, холод и жар его личности, власть над всем, за что он ни брался. Точно играючи, точно желая мимоходом запечатлеть свою силу на всем, он, там и сям выбирая предмет из области вне энтомологии, оставил след почти во всех отраслях естествоведения: есть только одно растение, описанное им, из всех им собранных, но это зато - замечательный вид березы; одна птица - дивнейший фазан; одна летучая мышь - но самая крупная в мире. И во всех концах природы бесконечное число раз отзывается наша фамилия, ибо другие натуралисты именем его называли кто паука, кто рододендрон, кто горный хребет, - последнее, кстати сказать, его сердило: "Выяснить и сохранить давнее туземное название перевала, - писал он, - всегда и научнее и благороднее, ...
5. Машенька. (страница 2)
Входимость: 11. Размер: 36кб.
Часть текста: за другой над черной крышей, семенили гуськом и разом пропадали во тьме. "Неужели... это... возможно..." - огненным осторожным шепотом проступали буквы, и ночь одним бархатным ударом смахивала их. "Неужели... это..." - опять начинали они, крадясь по небу. И снова наваливалась темнота. Но они настойчиво разгорались и наконец, вместо того чтобы исчезнуть сразу, остались сиять на целых пять минут, как и было условлено между бюро электрических реклам и фабрикантом. Впрочем, черт его знает, что на самом деле играло там, в темноте, над домами, световая ли реклама или человеческая мысль, знак, зов, вопрос, брошенный в небо и получающий вдруг самоцветный, восхитительный ответ. А по улицам, ставшим широкими, как черные блестящие моря, в этот поздний час, когда последний кабак .закрывается, и русский человек, забыв о сне, без шапки, без пиджака, под старым макинтошем, как ясновидящий, вышел на улицу блуждать,- в этот поздний час, по этим широким улицам, расхаживали миры друг Другу неведомые,- не гуляка, не женщина, не просто прохожий,- а наглухо заколоченный мир, полный чудес и преступлении. Пять извозчичьих пролеток стояли вдоль бульвара рядом с огромным барабаном уличной уборной,- пять сонных, теплых, седых миров в кучерских ливреях, и пять других миров на больных копытах, спящих и видящих во сне только овес, что с тихим треском льется из мешка. Бывают такие мгновения, когда все становится чудовищным, бездонно-глубоким, когда кажется так страшно жить и еще страшнее умереть. И вдруг, пока мчишься так по ночному городу, сквозь слезы глядя на огни и ловя в них дивное ослепительное воспоминанье счастья,- женское лицо, всплывшее опять после многих лет житейского забвенья,- вдруг, пока мчишься и безумствуешь ...

© 2000- NIV