Cлово "ВАННЫЙ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ВАННОЙ, ВАННУЮ, ВАННЫХ, ВАННЫ, ВАННАЯ

1. Камера Обскура. (страница 5)
Входимость: 6. Размер: 27кб.
2. Лолита. (часть 1, главы 10-11)
Входимость: 6. Размер: 49кб.
3. Защита Лужина. (глава 11)
Входимость: 5. Размер: 23кб.
4. Под знаком незаконнорожденных. страница 10
Входимость: 4. Размер: 36кб.
5. Дар. (страница 5)
Входимость: 4. Размер: 67кб.
6. Лолита. (часть 1, главы 28-29)
Входимость: 4. Размер: 26кб.
7. Лолита. (часть 2, главы 1-2)
Входимость: 4. Размер: 54кб.
8. Камера Обскура. (страница 6)
Входимость: 4. Размер: 34кб.
9. Лолита. (часть 1, главы 26-27)
Входимость: 4. Размер: 32кб.
10. Подлец
Входимость: 3. Размер: 51кб.
11. Другие берега. (глава 4)
Входимость: 3. Размер: 26кб.
12. Камера Обскура
Входимость: 3. Размер: 62кб.
13. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 8)
Входимость: 3. Размер: 27кб.
14. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 6)
Входимость: 3. Размер: 16кб.
15. Король, дама, валет. (глава 8)
Входимость: 3. Размер: 29кб.
16. Лолита. (часть 1, главы 7-9)
Входимость: 2. Размер: 25кб.
17. Машенька. (страница 5)
Входимость: 2. Размер: 30кб.
18. Бледное пламя. Комментарии (страница 3)
Входимость: 2. Размер: 61кб.
19. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 23)
Входимость: 2. Размер: 10кб.
20. Бледное пламя. Комментарии
Входимость: 2. Размер: 61кб.
21. Память, говори (глава 4)
Входимость: 2. Размер: 28кб.
22. Лолита. (часть 2, главы 35-36)
Входимость: 2. Размер: 36кб.
23. Пнин. (глава 4)
Входимость: 2. Размер: 45кб.
24. Лолита. (часть 2, главы 26-28)
Входимость: 2. Размер: 28кб.
25. Пнин. (глава 7)
Входимость: 2. Размер: 32кб.
26. Под знаком незаконнорожденных. страница 8
Входимость: 2. Размер: 28кб.
27. Соглядатай
Входимость: 2. Размер: 110кб.
28. Лолита. (часть 2, главы 31-34)
Входимость: 2. Размер: 26кб.
29. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 38)
Входимость: 2. Размер: 60кб.
30. Уста к устам
Входимость: 1. Размер: 26кб.
31. Король, дама, валет. (глава 7)
Входимость: 1. Размер: 28кб.
32. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 19)
Входимость: 1. Размер: 15кб.
33. Дар. (страница 2)
Входимость: 1. Размер: 83кб.
34. Прозрачные вещи
Входимость: 1. Размер: 35кб.
35. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 6)
Входимость: 1. Размер: 12кб.
36. Машенька. (страница 2)
Входимость: 1. Размер: 36кб.
37. Лолита. (часть 2, глава 20-22)
Входимость: 1. Размер: 45кб.
38. Память, говори
Входимость: 1. Размер: 38кб.
39. Пнин. (глава 6)
Входимость: 1. Размер: 61кб.
40. Камера Обскура. (страница 2)
Входимость: 1. Размер: 42кб.
41. Подвиг. (страница 7)
Входимость: 1. Размер: 40кб.
42. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 8)
Входимость: 1. Размер: 15кб.
43. Пнин. (глава 2)
Входимость: 1. Размер: 55кб.
44. Подвиг. (страница 5)
Входимость: 1. Размер: 34кб.
45. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 3)
Входимость: 1. Размер: 27кб.
46. Под знаком незаконнорожденных. страница 4
Входимость: 1. Размер: 37кб.
47. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 3, глава 8)
Входимость: 1. Размер: 49кб.
48. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 4)
Входимость: 1. Размер: 17кб.
49. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 42)
Входимость: 1. Размер: 42кб.
50. Приглашение на казнь. (страница 2)
Входимость: 1. Размер: 45кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Камера Обскура. (страница 5)
Входимость: 6. Размер: 27кб.
Часть текста: "Особенно сегодня нужно быть бодрым, - продолжала Магда, надувая губы. - Особенно сегодня. Подумай, ведь это начало моей карьеры, я буду знаменита". "Ах да, я и забыл. Это когда же? Сегодня разве?" Явился Горн. Он заходил в последнее время каждый день, и Кречмар несколько раз поговорил с ним по душам, сказал ему все то, что Магде он бы сказать не смел и не мог. Горн так хорошо слушал, высказывал такие мудрые мысли и с такой вдумчивостью сочувствовал ему, что недавность их знакомства казалась Кречмару чем-то совершенно условным, никак не связанным с внутренним - душевным - временем, за которое развилась и созрела их мужественная дружба. "Нельзя строить жизнь на песке несчастья, - говорил Горн. - Это грех против жизни. У меня был знакомый - скульптор, - который женился из жалости на пожилой, безобразной горбунье. Не знаю в точности, что случилось у них, но через год она пыталась отравиться, а его пришлось посадить в желтый дом. Художник, по моему мнению, должен руководиться только чувством прекрасного - оно никогда не обманывает". "Смерть, - говорил он еще, - представляется мне просто дурной привычкой, которую природа теперь уже не может в себе искоренить. У меня был приятель, юноша, полный жизни, с лицом ангела и с мускулами пантеры, - он порезался, откупоривая бутылку, и через несколько дней умер. Ничего глупее этой смерти нельзя было себе представить, но вместе с тем... вместе с тем, - да, странно сказать, но это так: было бы менее художественно, доживи он до старости... Изюминка, пуанта жизни заключается иногда именно в смерти". Горн в такие минуты говорил не останавливаясь - плавно выдумывая случаи с никогда не существовавшими знакомыми, подбирая мысли, не слишком глубокие для ума слушателя, придавая словам сомнительное изящество. Образование было у него пестрое, ум - хваткий и проницательный, тяга к разыгрыванию ближних - непреодолимая....
2. Лолита. (часть 1, главы 10-11)
Входимость: 6. Размер: 49кб.
Часть текста: по фамилии Мак-Ку, которые желали сдать верхний этаж, где до смерти своей чинно ютилась старая тетка. Он сказал, что у них две дочки, одна совсем маленькая, а другая двенадцати лет, и прекрасный сад невдалеке от прекрасного озера, и я сказал, что все это предвещает совершенно совершенное лето. Мы обменялись письмами, и я убедил господина МакКу, что не гажу в углах. Ночь в поезде была фантастическая: я старался представить себе со всеми возможными подробностями таинственную нимфетку, которую буду учить по-французски и ласкать по-гумбертски. Никто меня не встретил на игрушечном вокзальчике, где я вышел со своим новым дорогим чемоданом, и никто не отозвался на телефонный звонок. Через некоторое время, однако, в единственную гостиницу зелено-розового Рамздэля явился расстроенный, промокший Мак-Ку с известием, что его дом только что сгорел дотла - быть может, вследствие одновременного пожара, пылавшего у меня всю ночь в жилах. Мак-Ку объяснил, что его жена с дочками уехала на семейном автомобиле искать приюта на какой-то им принадлежавшей мызе, но что подруга жены, госпожа Гейз, прекрасная женщина, 342, Лоун Стрит, готова сдать мне комнату. Старуха, жившая как раз против госпожи Гейз, одолжила Мак-Ку свой лимузин, допотопную махину с прямоугольным верхом, которой управлял веселый негр. Я же подумал про себя, что раз исчезла единственная причина моего приезда именно в Рамздэль, новое устройство, предложенное мне - просто бред. Какое было мне дело до тога, что ему придется отстроить заново дом - ведь, наверно же, все было хорошо застраховано. Я чувствовал раздражение, разочарование и скуку, но будучи вежливым европейцем, не мог отказаться от того, чтобы быть отвезенным на Лоун Стрит в этом погребальном лимузине, да я, кроме того, чуял, что в противном случае Мак-Ку придумает какой-нибудь еще более сложный способ распорядиться моей...
3. Защита Лужина. (глава 11)
Входимость: 5. Размер: 23кб.
Часть текста: и невеста долго щипала соответствующее сукно, которое портной бросил с глухим стуком на прилавок, молниеносно развернул и, выпятившись, прижал к груди, словно прикрывая наготу. Она нашла, что сукно склонно мяться, и тогда лавина плотных свертков стала заносить прилавок, и портной, моча палец о нижнюю губу, разворачивал, разворачивал. Выбрано было наконец сукно, тоже темно-серое, но гибкое и нежное, даже как будто чуть мохнатое, и теперь Лужин, распределенный в трюмо по частям, по разрезам, словно для наглядного обучения (...вот чисто выбритое, полное лицо, вот то же лицо в профиль, а вот редко самим субъектом видаемый затылок, довольно коротко подстриженный, со складочками на шее и слегка оттопыренными, розовым светом пронизанными ушами...), посматривал на себя и на материю, не узнавая в ней прежней гладкой и щедрой целины. "Я думаю, что нужно спереди чуточку уже",- сказала невеста, и портной, отойдя на шаг, прищурился на лужинскую фигуру, промурлыкал с вежливым смешком, что господин несколько в теле, а потом взялся за новорожденные отвороты, что-то подтянул, что-то подколол, меж тем, как Лужин, с жестом, свойственным всем людям в его положении, слегка отводил руку или сгибал ее в локте, глядя себе на кисть и стараясь свыкнуться с рукавом. Мимоходом портной полоснул его мелом по сердцу, намечая карманчик, после чего безжалостно сорвал уже как будто готовый рукав и стал проворно вынимать булавки из лужинского живота. Кроме хорошего костюма, Лужину был сделан и фрак; старомодный же смокинг, найденный на дне его сундучка, был тем же портным изменен к лучшему. Его невеста не смела спросить, боясь возбудить шахматные воспоминания, зачем нужны были Лужину в прежние дни смокинг и шапокляк, и поэтому никогда не узнала о некоем большом обеде в Бирмингаме, на котором, между прочим, Валентинов... Ну да Бог с ним. Обновление лужинской оболочки этим...
4. Под знаком незаконнорожденных. страница 10
Входимость: 4. Размер: 36кб.
Часть текста: пора в постель. - Скорее же, папа. Залазь. Поезд отправляется! - Послушай, душка -- - Ну пожалуйста. Присядь хоть на минуту. - Нет, душка, - я же сказал. - Но ведь на минуту только. Ну папа! Мариэтта не хочет, ты не хочешь. Никто не хочет ехать со мной в моем суперпоезде. - Не сейчас. Право же, время -- Отправляться в постель, отправляться в школу, - время сна, время обеда, время купания и ни единого разу просто "время"; время вставать, время гулять, время возвращаться домой, время гасить свет, время умирать. И какая же мука, думал мыслитель Круг, так безумно любить крохотное существо, созданное каким-то таинственным образом (таинственным для нас еще более, чем для самых первых мыслителей в их зеленых оливковых рощах) слияньем двух таинств или, вернее, двух множеств по триллиону таинств в каждом; созданное слияньем, которое одновременно и дело выбора, и дело случая, и дело чистейшего волшебства; созданное упомянутым образом и после отпущенное на волю - накапливать триллионы собственных тайн; проникнутое сознанием - единственной реальностью мира и величайшим его таинством. Он увидел Давида, ставшим старше на год или два, сидящим на чемодане в ярких наклейках - на пирсе, у здания таможни. Он увидел его катящим на велосипеде между сверкающих кустов форситий и тонких, голых стволов берез, по дорожке со знаком "Велосипедам запрещено". Он увидел его на краю плавательного бассейна в черных и мокрых купальных трусах, лежащим на животе, резко выступала лопатка, откинутая рука...
5. Дар. (страница 5)
Входимость: 4. Размер: 67кб.
Часть текста: между собой с произношением ссоры. Голоса были схожи, оба смуглые и гладкие, но один был грубее и как бы теснее, другой - вольнее и чище. В рокоте материнского была просьба, даже виноватая просьба; в укорачивающихся ответах дочери звенела злость. Под эту невнятную утреннюю бурю Федор Константинович опять мирно засыпал. В редеющей местами дремоте он различал звуки уборки; стена вдруг рушилась на него: это половая щетка поехала и хлопнулась у его двери. Раз в неделю толстая, тяжело переводившая дух, пахнувшая кислым потом швейцариха приходила с пылесосом, и тогда начинался ад, мир рвался на части, адский скрежет проникал в самую душу, разрушая ее, и гнал Федора Константиновича из постели, из комнаты, из дома. Обычно же, около десяти Марианна Николаевна в свою очередь занимала ванную, а после нее, уже харкая на ходу, туда следовал Иван Борисович. Воду он спускал до пяти раз; ванной не пользовался, удовлетворяясь лепетом маленького умывальника. К половине одиннадцатого всг в доме стихало: Марианна Николаевна уходила за хозяйственными покупками, Щеголев - по своим темным делам. Федор Константинович погружался в блаженную бездну, в которой теплые остатки дремоты мешались с чувством счастья, вчерашнего и предстоящего. Довольно часто теперь он день начинал стихотворением. Лежа навзничь, с первой, утоляюще-вкусной, крупной и длительной папиросой между запекшихся губ, он снова, после перерыва почти в десять лет, сочинял того особого рода стихи, которые в ближайший же вечер дарятся, чтобы отразиться в волне, вынесшей их. Он сравнивал строй этих со строем тех. Слова тех были забыты. Только кое-где среди стертых букв еще сохранились рифмы, богатенькие вперемешку с нищими: поцелуя-тоскуя, лип-скрип,...

© 2000- NIV