Cлово "ВЕСЕЛЫЙ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ВЕСЕЛО, ВЕСЕЛЫХ, ВЕСЕЛЫЕ, ВЕСЕЛАЯ

1. Защита Лужина. (глава 2)
Входимость: 6.
2. Соглядатай
Входимость: 6.
3. Память, говори (глава 12)
Входимость: 6.
4. Король, дама, валет. (глава 3)
Входимость: 5.
5. Дар. (страница 2)
Входимость: 5.
6. Машенька. (страница 4)
Входимость: 5.
7. Весна в Фиальте
Входимость: 5.
8. Волшебник
Входимость: 5.
9. Машенька. (страница 3)
Входимость: 5.
10. Незавершенный роман
Входимость: 4.
11. Дар. (страница 6)
Входимость: 4.
12. Пнин. (глава 6)
Входимость: 4.
13. Король, дама, валет. (глава 9)
Входимость: 4.
14. Камера Обскура. (страница 5)
Входимость: 4.
15. Дар. (страница 3)
Входимость: 4.
16. Дар. (страница 10)
Входимость: 4.
17. Приглашение на казнь
Входимость: 4.
18. Бледное пламя. Комментарии (страница 2)
Входимость: 4.
19. Лолита. (часть 1, главы 26-27)
Входимость: 4.
20. Защита Лужина. (глава 13)
Входимость: 4.
21. Лолита. (часть 2, глава 20-22)
Входимость: 4.
22. Красавица
Входимость: 4.
23. Картофельный эльф
Входимость: 4.
24. Машенька
Входимость: 4.
25. Бледное пламя. Поэма в четырех песнях
Входимость: 4.
26. Король, дама, валет. (глава 12)
Входимость: 4.
27. Драка
Входимость: 4.
28. Король, дама, валет. (глава 4)
Входимость: 3.
29. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 39)
Входимость: 3.
30. Король, дама, валет. (глава 7)
Входимость: 3.
31. Бледное пламя. Комментарии
Входимость: 3.
32. Прозрачные вещи
Входимость: 3.
33. Защита Лужина. (глава 8)
Входимость: 3.
34. Приглашение на казнь. (страница 2)
Входимость: 3.
35. Бледное пламя. Комментарии (страница 6)
Входимость: 3.
36. Дар
Входимость: 3.
37. Пнин. (глава 3)
Входимость: 3.
38. Дар. (страница 8)
Входимость: 3.
39. Подвиг. (страница 3)
Входимость: 3.
40. Другие берега. (глава 11)
Входимость: 3.
41. Отчаяние. (глава 3)
Входимость: 3.
42. Подвиг. (страница 8)
Входимость: 3.
43. Скитальцы (1-е действие)
Входимость: 3.
44. Хват
Входимость: 3.
45. Пнин. (глава 5)
Входимость: 3.
46. Камера Обскура. (страница 2)
Входимость: 3.
47. Катастрофа
Входимость: 3.
48. Защита Лужина. (глава 4)
Входимость: 3.
49. Лолита. (часть 2, главы 1-2)
Входимость: 3.
50. Смотри на Арлекинов! (страница 4)
Входимость: 3.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Защита Лужина. (глава 2)
Входимость: 6. Размер: 20кб.
Часть текста: "Угар", были написаны для отроков, юношей, учеников среднеучебных заведений и продавались в крепких, красочных переплетах,- постоянно мелькал образ белокурого мальчика, и взбалмошного, и задумчивого, который превращался в скрипача или живописца, не теряя при этом нравственной своей красоты. Едва уловимую особенность, отличавшую его сына от всех тех детей, которые, по его мнению, должны были стать людьми, ничем не замечательными (если предположить, что существуют такие люди), он понимал, как тайное волнение таланта, и, твердо помня, что покойный тесть был композитором (довольно, впрочем, сухим и склонным, в зрелые годы, к сомнительному блистанию виртуозности), он не раз, в приятной мечте, похожей на литографию, спускался ночью со свечой в гостиную, где вундеркинд в белой рубашонке до пят играет на огромном черном рояле. Ему казалось, что все должны видеть недюжинность его сына; ему казалось, что, быть может, люди со стороны лучше в ней разбираются, чем он сам. Школа, которую он для сына выбрал, особенно славилась внимательностью к так называемой "внутренней" жизни ученика, гуманностью, вдумчивостью, дружеским проникновением. Преданье говорило, что, в первое время ее существования, учителя в час большой перемены возились с ребятами,- физик мял, глядя через плечо,...
2. Соглядатай
Входимость: 6. Размер: 110кб.
Часть текста: я познакомился в мою первую берлинскую осень. Мне только что нашли место гувернера - в русской семье, еще не успевшей обнищать, еще жившей призраками своих петербургских привычек. Я детей никогда не воспитывал, совершенно не знал, о чем с детьми говорить, как держаться. Их было двое, мальчишки. Я чувствовал в их присутствие унизительное стеснение. Они вели счет моим папиросам, и это их ровное любопытство так на меня действовало, что я странно, на отлете, держал папиросу, словно впервые курил, и все ронял пепел к себе на колени, и тогда их ясный взгляд внимательно переходил с моей дрожащей руки на бледно-серую, уже размазанную по ворсу пыльцу. Матильда бывала в гостях у их родителей и постоянно оставалась ужинать. Как-то раз шумел проливной дождь, ей дали зонтик, и она сказала: "Вот и отлично, большое спасибо, молодой человек меня проводит и принесет зонт обратно". С тех пор вошло в мои обязанности ее провожать. Она, пожалуй, нравилась мне, эта разбитная, полная, волоокая дама с большим ртом, который собирался в комок, когда она, пудрясь, смотрелась в зеркальце. У нее были тонкие лодыжки, легкая поступь, за которую многое ей прощалось. От нее исходило щедрое тепло, как только она появлялась, мне уже мнилось, что в комнате жарко натоплено, и, когда, отведя восвояси эту большую живую печь, я возвращался один среди чмоканья ртутного блеска безжалостной ночи, было мне холодно, холодно до омерзения. Потом приехал из Парижа ее муж и стал с ней бывать в гостях вместе, - муж как муж, я мало на него обратил внимание, только заметил его манеру коротко и гулко откашливаться в кулак, перед тем как заговорить, и тяжелую, черную, с блестящим набалдашником трость, которой он постукивал об пол, пока Матильда, восторженно захлебываясь, превращала прощание с хозяйкой в многословный...
3. Память, говори (глава 12)
Входимость: 6. Размер: 42кб.
Часть текста: лета, и в течение всего предыдущего, имя “Тамара”, прокравшись, являлось (с той напускной наивностью, которая так свойственна повадке судьбы, приступающей к важному делу) в разных местах нашего имения (“Вход Воспрещается”) и во владениях моего дяди (“Вход Строжайше Воспрещается”) на противоположном берегу Оредежи. Я находил его начерченным палочкой на красноватом песке аллеи, или написанным карандашом на беленом заборе, или недовырезанным на деревянной спинке какой-нибудь древней скамьи, точно сама Матушка-Природа таинственными знаками предуведомляла меня о существовании Тамары. В тот притихший июльский день, когда я увидел ее, стоящей совершенно неподвижно (двигались только зрачки) в березовой роще, она как бы зародилась здесь, среди настороженных деревьев, с беззвучным совершенством мифологического воплощения. Дождавшись того, чтобы сел овод, она прихлопнула его и пустилась догонять двух других, не таких красивых девушек, звавших ее. Немного позже, с удобного для наблюдения места над рекой, я увидел как они шли через мост, постукивая высокими каблучками, одинаково засунув руки в карманы темно-синих жакеток и, чтобы отогнать мух, то и дело встряхивая головами, убранными цветами и лентами. Очень скоро я проследил Тамару до скромной дачки, которую ее семья снимала в деревне. Верхом или на велосипеде я проезжал мимо, и на том или другом услужливом повороте дороги что-то ослепительно взрывалось под ложечкой (после чего сердце еще долго пешком возвращалось на место оттуда,...
4. Король, дама, валет. (глава 3)
Входимость: 5. Размер: 32кб.
Часть текста: с отчетливым шашечным кантом по дверце. Там и сям синий почтовый ящик был заново покрашен,- блестящий и липкий по-осеннему. Улицы в этом квартале были тихие, какими, собственно говоря, не полагалось быть улицам столицы. Он старался запомнить их названия, местонахождение аптеки, полиции. Ему не нравилось, что так много простора, муравчатых скверов, сосен и берез, строящихся домов, огородов, пустырей. Это слишком напоминало провинцию. В собаке, гулявшей с горничной, ему показалось, что он узнал Тома. Дети играли в мяч или хлестали по своим волчкам прямо на мостовой: так и он играл когда-то, в родном городке. В общем, только одно говорило ему, что он действительно в столице: некоторые прохожие были чудесно, прямо чудесно одеты! Например: клетчатые шаровары, подобранные мешком ниже колена, так что особенно тонкой казалась голень в шерстяном чулке; такого покроя, именно такого, он еще не видал. Затем был щеголь в двубортном пиджаке, очень широком в плечах и донельзя обтянутом на бедрах, и в штанах неимоверных, просторных, безобразных, скрывающих сапоги - хоть воплощай в бродячем цирке передние ноги клоунского слона. И превосходные были шляпы, и галстуки, как пламя, и какие-то голубиные гетры, Драйер добр. Он шел медленно, болтая руками, поминутно оглядываясь; "Ах, какие дамочки,-почти вслух думал он и легонько стискивал зубы...- Какие икры,- с ума сойти!..." В родном городке, гуляя по приторно-знакомым улицам, он, конечно, сто раз в день испытывал то же самое,- но тогда он не смел слишком...
5. Дар. (страница 2)
Входимость: 5. Размер: 83кб.
Часть текста: - единственное, горькое наслаждение, - перебирать имущество мертвого, а оно однако так и остается лежать нетронутым (спасительная лень души?); немыслимо, чтобы чужой дотронулся до него, но какое облегчение, если бы нечаянный пожар уничтожил этот драгоценный маленький шкал. Александр Яковлевич вдруг встал и, как бы случайно, так переставил стул около письменного стола, чтобы ни он, ни тень книг никак не могли служить темой для призрака. Разговор тем временем перешел на какого-то советского деятеля, потерявшего после смерти Ленина власть. "Ну, в те годы, когда я видал его, он был в зените славы и добра", - говорил Васильев, профессионально перевирая цитату. Молодой человек, похожий на Федора Константиновича (к которому именно поэтому так привязались Чернышевские), теперь очутился у двери, где, прежде чем выйти, остановился в полоборота к отцу, - и, несмотря на свой чисто умозрительный состав, ах, как он был сейчас плотнее всех сидящих в комнате! Сквозь Васильева и бледную барышню просвечивал диван, инженер Керн был представлен одним лишь блеском пенснэ, Любовь Марковна - тоже, сам Федор Константинович держался лишь благодаря смутному совпадению с покойным, - но Яша был совершенно настоящий и живой и только чувство самосохранения мешало вглядеться в его черты. "А может быть, - подумал Федор Константинович, - может быть, это всг не так, и он (Александр Яковлевич) вовсе сейчас не представляет себе мертвого сына, а действительно занят разговором, и если у него бегают глаза, так это потому, что он вообще нервный, Бог с ним. Мне тяжело, мне скучно, это всг не то, - и я не знаю, почему ...

© 2000- NIV