Cлово "ВЗРОСЛЫЙ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ВЗРОСЛЫХ, ВЗРОСЛОГО, ВЗРОСЛОМУ, ВЗРОСЛОЙ

1. Память, говори
Входимость: 4. Размер: 38кб.
2. Обида
Входимость: 3. Размер: 20кб.
3. Память, говори (глава 6)
Входимость: 3. Размер: 40кб.
4. Волшебник
Входимость: 3. Размер: 83кб.
5. Другие берега
Входимость: 3. Размер: 26кб.
6. Лолита. (часть 1, главы 3-6)
Входимость: 3. Размер: 31кб.
7. Лолита. (часть 1, главы 28-29)
Входимость: 3. Размер: 26кб.
8. Память, говори (глава 5)
Входимость: 3. Размер: 43кб.
9. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 10)
Входимость: 2. Размер: 18кб.
10. Пнин. (глава 4)
Входимость: 2. Размер: 45кб.
11. Защита Лужина. (глава 2)
Входимость: 2. Размер: 20кб.
12. Приглашение на казнь. (страница 2)
Входимость: 2. Размер: 45кб.
13. Другие берега. (глава 5)
Входимость: 2. Размер: 38кб.
14. Лолита. (часть 2, главы 1-2)
Входимость: 2. Размер: 54кб.
15. Приглашение на казнь. (страница 4)
Входимость: 2. Размер: 41кб.
16. Другие берега. (глава 6)
Входимость: 2. Размер: 29кб.
17. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 37)
Входимость: 2. Размер: 11кб.
18. Лик
Входимость: 2. Размер: 45кб.
19. Незавершенный роман
Входимость: 1. Размер: 114кб.
20. Защита Лужина. (глава 6)
Входимость: 1. Размер: 43кб.
21. Лебеда
Входимость: 1. Размер: 14кб.
22. Звонок
Входимость: 1. Размер: 22кб.
23. Лолита. (часть 1, главы 7-9)
Входимость: 1. Размер: 25кб.
24. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 13)
Входимость: 1. Размер: 23кб.
25. Знаки и символы
Входимость: 1. Размер: 13кб.
26. Другие берега. (глава 4)
Входимость: 1. Размер: 26кб.
27. Память, говори (глава 4)
Входимость: 1. Размер: 28кб.
28. Король, дама, валет
Входимость: 1. Размер: 27кб.
29. Пнин. (глава 5)
Входимость: 1. Размер: 42кб.
30. Дар. (страница 2)
Входимость: 1. Размер: 83кб.
31. Защита Лужина. (глава 11)
Входимость: 1. Размер: 23кб.
32. Лолита. (часть 2, главы 26-28)
Входимость: 1. Размер: 28кб.
33. Красавица
Входимость: 1. Размер: 10кб.
34. Пнин. (глава 6)
Входимость: 1. Размер: 61кб.
35. Другие берега. (глава 7)
Входимость: 1. Размер: 21кб.
36. Защита Лужина. (глава 4)
Входимость: 1. Размер: 30кб.
37. Приглашение на казнь. (страница 3)
Входимость: 1. Размер: 39кб.
38. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Примечания)
Входимость: 1. Размер: 39кб.
39. Под знаком незаконнорожденных. страница 4
Входимость: 1. Размер: 37кб.
40. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 4)
Входимость: 1. Размер: 17кб.
41. Сцены из жизни двойного чудища
Входимость: 1. Размер: 19кб.
42. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 3, глава 5)
Входимость: 1. Размер: 43кб.
43. Лолита. (часть 2, главы 29-30)
Входимость: 1. Размер: 32кб.
44. Бледное пламя. Комментарии (страница 7)
Входимость: 1. Размер: 66кб.
45. Пассажир
Входимость: 1. Размер: 12кб.
46. Другие берега. (глава 3)
Входимость: 1. Размер: 36кб.
47. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 5)
Входимость: 1. Размер: 12кб.
48. Подвиг. (страница 2)
Входимость: 1. Размер: 34кб.
49. Лолита. (часть 1, главы 18-20)
Входимость: 1. Размер: 38кб.
50. Защита Лужина. (глава 12)
Входимость: 1. Размер: 24кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Память, говори
Входимость: 4. Размер: 38кб.
Часть текста: личных воспоминаний, простирающихся, географически, от Санкт-Петербурга до Сен-Назера и охватывающих тридцать семь лет, с августа 1903-го по май 1940-го, с лишь немногими вылазками в более позднее пространство-время. Очерк, с которого началась вся серия, соответствует тому, что стало теперь пятой главой. Я написал его по-французски, озаглавив “Mademoiselle O”, тридцать лет назад, в Париже, где Жан Полан опубликовал его во втором номере журнала “Мезюр”, 1936 год. Фотография (напечатанная недавно в книге Гизель Френд “Джеймс Джойс в Париже”) напоминает об этом событии, впрочем, я (один из членов группы “Мезюр”, расположившихся вокруг каменного садового столика) ошибочно обозначен в этой книге как Одиберти. В Америке, куда я перебрался 28 мая 1940-го года, “Mademoiselle O” была переведена покойной Хильдой Уорд на английский, пересмотрена мною и опубликована Эдвардом Уиксом в январском, 1943-го года, номере журнала “Атлантик Мансли” (ставшего также первым журналом, печатавшим мои, написанные в Америке, рассказы). Моя связь с “Нью-Йоркер” началась (при посредстве Эдмунда Уилсона) с напечатанного в апреле 1942-го года стихотворения, за которым последовали другие перемещенные стихи; однако первое прозаическое сочинение появилось здесь только 3 января 1948-го года, им был “Портрет Моего Дяди” (глава третья в окончательной редакции книги), написанный в июне 1947-го года в Коламбайн Лодж, Эстес-Парк, Колорадо, где мы с женой и сыном вряд ли смогли бы задержаться надолго, если бы призрак моего прошлого не произвел на Гарольда Росса столь сильного впечатления. Тот же самый журнал напечатал главу четвертую (“Мое Английское Образование”, 27 марта 1948), главу шестую (“Бабочки”, 12 июня 1948), главу седьмую (“Колетт”, 31 июля 1948) и главу девятую (“Мое Русское Образование”,...
2. Обида
Входимость: 3. Размер: 20кб.
Часть текста: пышно похлестывая хвостами, бежала ровной плещущей рысью, и мучительно было наблюдать, как, несмотря на движение хвостов и подергивание нежных ушей, несмотря также на густой дегтярный запах мази от мух, тусклый слепень или овод с переливчатыми глазами навыкате присасывался к атласной шерсти. У кучера Степана, мрачного пожилого человека в черной безрукавке поверх малиновой рубахи, была крашеная борода клином и коричневая шея в тонких трещинках. Путе было неловко, сидя с ним рядом, молчать; поэтому он пристально смотрел на постромки, на дышло, придумывая любознательный вопрос или дельное замечание. Изредка у той или другой лошади приподнимался напряженный корень хвоста, под ним надувалась темная луковица, выдавливая круглый золотой ком, второй, третий, и затем складки темной кожи вновь стягивались, опадал вороной хвост. В коляске сидела, заложив нога на ногу, путина сестра, смуглая молодая дама (ей было всего девятнадцать лет, но она уже успела развестись), в светлом платье, в высоких белых сапожках на шнурках с блестящими черными носками и в широкополой шляпе, броса.вшей кружевную тень на лицо. У нее с утра настроение было дурное, и когда Путя в третий раз обернулся к ней, она в него нацелилась концом цветного зонтика и сказала: "Пожалуйста, не вертись!" Сначала ехали лесом. Скользящие по синеве великолепные облака только прибавляли блеска и...
3. Память, говори (глава 6)
Входимость: 3. Размер: 40кб.
Часть текста: была такой насыщенности, какую мне довелось опять отыскать только много лет спустя в горноборовой зоне Колорадо. С семилетнего возраста все, что я чувствовал, завидя прямоугольник обрамленного солнечного света, подчинялось одной-единственной страсти. Первая моя мысль при блеске утра в окне была о бабочках, которых припасло для меня это утро. Началось все с довольно пустякового случая. На жимолости, нависшей поверх гнутого прислона скамьи, что стояла против парадного крыльца, мой ангел-наставник (чьи крылья, хоть и лишенные флорентийского ободка, очень походят на крылья Гавриила у Фра Анджелико) указал мне редкого гостя, великолепное, бледно-желтое животное в черных и синих ступенчатых пятнах, с киноварным глазком над каждой из парных черно-палевых шпор. Свешиваясь с наклоненного цветка и упиваясь им, оно слегка изгибало словно припудренное тельце и все время судорожно хлопало своими громадными крыльями. Я стонал от желания, острее которого ничего с тех пор не испытывал. Проворный Устин, который был швейцаром у нас в Петербурге, но по комического свойства причине (объясненной в другом месте) оказался тем летом в деревне, ухитрился поймать бабочку в мою фуражку, после чего ее вместе с фуражкой заперли в платяном шкапу, где, по благодушному домыслу Mademoiselle, пленнице полагалось за ночь умереть от нафталина. Однако когда на следующее утро...
4. Волшебник
Входимость: 3. Размер: 83кб.
Часть текста: нормальных романов, чтО бледная случайность их по сравнению с моим единственным пламенем? Так как же? Не математика же восточного сластолюбия: нежность добычи обратно пропорциональна возрасту. О нет, это для меня не степень общего, а нечто совершенно отдельное от общего; не более драгоценное, а бесценное. Что же тогда? Болезнь, преступность? Но совместимы ли с ними совесть и стыд, щепетильность и страх, власть над собой и чувствительность - ибо и в мыслях допустить не могу, что причиню боль или вызову незабываемое отвращение. Вздор; я не растлитель. В тех ограничениях, которые ставлю мечтанию, в тех масках, которые придумываю ему, когда, в условиях действительности, воображаю незаметнейший метод удовлетворения страсти, есть спасительная софистика. Я карманный вор, а не взломщик. Хотя, может быть, на круглом острове, с маленькой Пятницей (не просто безопасность, а права одичания, или это - порочный круг с пальмой в центре?). Рассудком зная, что Эвфратский абрикос вреден только в консервах; что грех неотторжим от гражданского быта; что у всех гигиен есть свои гиены; зная, кроме того, что этот самый рассудок не прочь опошлить то, что иначе ему не дается... Сбрасываю и поднимаюсь выше. ЧтО, если прекрасное именно-то и доступно сквозь тонкую оболочку, то есть пока она еще не затвердела, не заросла, не утратила аромата и мерцания, через которые проникаешь к дрожащей звезде прекрасного? Ведь даже и в этих пределах я изысканно разборчив: далеко не всякая...
5. Другие берега
Входимость: 3. Размер: 26кб.
Часть текста: ИЗДАНИЮ Предлагаемая читателю автобиография обнимает период почти в сорок лет-с первых годов века по май 1940 года, когда автор переселился из Европы в Соединенные Штаты. Ее цель- описать прошлое с предельной точностью и отыскать в нем полнозначные очертания, а именно: развитие и повторение тайных тем в явной судьбе. Я попытался дать Мнемозине не только волю, но и закон. Основой и отчасти подлинником этой книги послужило ее американское издание, "Conclusive Evidence" ("Убедительное доказательство" (англ.)). Совершенно владея с младенчества и английским и французским, я перешел бы для нужд сочинительства с русского на иностранный язык без труда, будь я, скажем, Джозеф Конрад, который, до того, как начал писать по-английски, никакого следа в родной (польской) литературе не оставил, а на избранном языке (английском) искусно пользовался готовыми формулами. Когда, в 1940 году, я решил перейти на английский язык, беда моя заключалась в том, что перед тем, в течение пятнадцати с лишком лет, я писал по-русски и за эти годы наложил собственный отпечаток на свое орудие, на своего посредника. Переходя на другой язык, я отказывался таким образом не от языка Аввакума, Пушкина, Толстого-или Иванова, няни, русской публицистики- словом, не от общего языка, а от индивидуального, кровного наречия. Долголетняя привычка выражаться по-своему не позволяла довольствоваться на новоизбранном языке трафаретами,- и чудовищные трудности предстоявшего перевоплощения, и ужас расставанья с живым, ручным существом ввергли меня сначала в состояние, о котором...

© 2000- NIV