Cлово "ВИДНЫЙ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ВИДНО, ВИДЕН, ВИДНЫХ, ВИДНЫ, ВИДНА

1. Дар. (страница 6)
Входимость: 4.
2. Изобретение Вальса. Пьеса в прозе
Входимость: 4.
3. Весна в Фиальте
Входимость: 4.
4. Подлец
Входимость: 4.
5. Волшебник
Входимость: 4.
6. Хват
Входимость: 4.
7. Камера Обскура. (страница 4)
Входимость: 4.
8. Путеводитель по Берлину
Входимость: 3.
9. Пнин. (глава 2)
Входимость: 3.
10. Приглашение на казнь. (страница 2)
Входимость: 3.
11. Дар. (страница 3)
Входимость: 3.
12. Дедушка
Входимость: 3.
13. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 19)
Входимость: 3.
14. Приглашение на казнь
Входимость: 3.
15. Другие берега. (глава 13)
Входимость: 3.
16. Подвиг. (страница 8)
Входимость: 3.
17. Отрывки, наброски пьес.
Входимость: 3.
18. Камера Обскура. (страница 2)
Входимость: 3.
19. Terra incognita
Входимость: 3.
20. Камера Обскура. (страница 7)
Входимость: 3.
21. Машенька
Входимость: 3.
22. Изобретение Вальса. Пьеса в прозе. Действие 2
Входимость: 3.
23. Подвиг. (страница 6)
Входимость: 3.
24. Отчаяние. (глава 5)
Входимость: 2.
25. Под знаком незаконнорожденных. страница 2
Входимость: 2.
26. Обида
Входимость: 2.
27. Под знаком незаконнорожденных
Входимость: 2.
28. Пильграм
Входимость: 2.
29. Забытый поэт
Входимость: 2.
30. Пнин. (глава 7)
Входимость: 2.
31. Бледное пламя. Комментарии (страница 4)
Входимость: 2.
32. Лолита. (часть 1, главы 15-17)
Входимость: 2.
33. Под знаком незаконнорожденных. страница 3
Входимость: 2.
34. Дар
Входимость: 2.
35. Письмо в Россию
Входимость: 2.
36. Память, говори (глава 7)
Входимость: 2.
37. Соглядатай
Входимость: 2.
38. Память, говори (глава 14)
Входимость: 2.
39. Под знаком незаконнорожденных. страница 9
Входимость: 2.
40. Машенька. (страница 2)
Входимость: 2.
41. Память, говори
Входимость: 2.
42. Защита Лужина. (глава 4)
Входимость: 2.
43. Картофельный эльф
Входимость: 2.
44. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 12)
Входимость: 2.
45. Подвиг. (страница 9)
Входимость: 2.
46. Другие берега. (глава 12)
Входимость: 2.
47. Защита Лужина. (глава 10)
Входимость: 2.
48. Отчаяние. (глава 8)
Входимость: 2.
49. Король, дама, валет. (глава 10)
Входимость: 2.
50. Незавершенный роман
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Дар. (страница 6)
Входимость: 4. Размер: 67кб.
Часть текста: уже при звуках утра, он сразу попадал в самую гущу счастья, засасывающую сердце, и было весело жить, и теплилось в тумане восхитительное событие, которое вот-вот должно было случиться. Но как только он воображал Зину, он видел лишь бледный набросок, который голос ее за стеной не в силах был зажечь жизнью. А через час-другой он встречался с ней за столом, и всг восстанавливалось, и он снова понимал, что, не будь ее, не было бы этого утреннего тумана счастья. Как-то, спустя дней десять после знакомства, она вдруг вечером постучалась к нему и надменно-решительным шагом, с почти презрительным выражением на лице, вошла, держа в руке небольшую, спрятанную в розовой обертке, книгу. "У меня к вам просьба, - сказала она быстро и сухо. - Сделайте мне тут надпись"; Федор Константинович книгу взял - и узнал в ней приятно потрепанный, приятно размягченный двухлетним пользованием (это было ему совершенно внове) сборничек своих стихов. Он очень медленно стал откупоривать пузырек с чернилами, - хотя в иные минуты, когда хотелось писать, пробка выскакивала, как из бутылки шампанского; Зина же, посмотрев на его теребившие пробку пальцы, поспешно добавила: "Только фамилью, - пожалуйста, только фамилью". Он расписался, хотел было поставить дату, но почему то подумал, что в этом она может усмотреть вульгарную многозначительность "Ну вот, спасибо", - сказала она и, дуя на страницу, вышла. Через день было воскресенье, и около четырех...
2. Изобретение Вальса. Пьеса в прозе
Входимость: 4. Размер: 45кб.
Часть текста: тщательно старались не сбить старомодные складки былого воображения) звучат пророчески, даже дважды пророчески, предугадывая не только позднейшую атомистику, но и еще более поздние пародии на эту тему - что можно считать прямо-таки мрачным рекордом. Во-вторых, для того чтобы избавить современных читателей от неоправданных домыслов, я хотел бы самым решительным образом указать, что в моей пьесе не только нет никакого политического "послания" (если заимствовать это пошлое слово из жаргона шарлатанской реформы), но что нынешняя публикация английского варианта не содержит конкретного посыла. Я не стал бы пытаться сегодня изобрести моего беднягу Вальса в опасении, что часть меня, даже мою тень, даже часть моей тени могли бы счесть присоединившимися к тем "мирным" демонстрациям, руководимым старыми прохвостами или молодыми дурнями, единственная цель которых - дать душевное спокойствие безжалостным махинаторам из Томска или Атомска. Трудно, думаю, относиться с большей гадливостью, чем я, к кровопролитию, но еще труднее превзойти мое отвращение к самой природе тоталитарных государств, где резня есть лишь деталь администрирования. Главные изменения основаны на моих намерениях четвертьвековой давности, возникших летом 1939 г, (в Сейтенексе, Верхняя Вавойя, и Фрежюсе, Вар), когда в промежутках между ловлей...
3. Весна в Фиальте
Входимость: 4. Размер: 41кб.
Часть текста: на цветные снимки с нее, которые тут же туриста ожидают (с тысяча девятьсот десятого года, примерно, судя по шляпам дам и молодости извозчиков), теснясь в застывшей карусели своей стойки между оскалом камня в аметистовых кристаллах и морским рококо раковин. Ветра нет, воздух тепл, отдает гарью. Море, опоенное и опресненное дождем, тускло оливково; никак не могут вспениться неповоротливые волны. Именно в один из таких дней раскрываюсь, как глаз, посреди города на крутой улице, сразу вбирая все: и прилавок с открытками, и витрину с распятиями, и объявление заезжего цирка, с углом, слизанным со стены, и совсем еще желтую апельсинную корку на старой, сизой панели, сохранившей там и сям, как сквозь сон, старинные следы мозаики. Я этот городок люблю; потому ли, что во впадине его названия мне слышится сахаристо-сырой запах мелкого, темного, самого мятого из цветов, и не в тон, хотя внятное, звучание Ялты; потому ли, что его сонная весна особенно умащивает душу, не знаю; но как я был рад очнуться в нем, и вот шлепать вверх, навстречу ручьям, без шапки, с...
4. Подлец
Входимость: 4. Размер: 51кб.
Часть текста: Берг был необходим. Берг звонил ему по телефону раз пять в день, Берг стал бывать у них,- и острил, острил,- боже мой, как он любил острить. При первом его посещении, Таня, жена Антона Петровича, нашла, что он похож на англичанина и очень забавен. "Антон, здравствуй!" - рявкал Берг, топыря пальцы и сверху, с размаху, по русскому обычаю, коршуном налетая на его руку и крепко пожимая ее. Был Берг плечист, строен, чисто выбрит, и сам про себя говорил, что похож на мускулистого ангела. Антону Петровичу он однажды показал старую, черную записную книжку: страницы были сплошь покрыты крестиками, и таких крестиков было ровным счетом пятьсот двадцать три. "Времен Деникина и покоренья Крыма,- усмехнулся Берг и спокойно добавил: - Я считал, конечно, только тех, которых бил наповал". И то, что Берг бывший офицер, вызывало в Антоне Петровиче зависть, и он не любил, когда Берг при Тане рассказывал о конных разведках и ночных атаках. Сам он был коротконог, кругловат и носил монокль, который в свободное время, когда не был ввинчен в глазницу, висел на черной ленточке, а когда Антон Петрович сидел развалясь, блестел, как глупый глаз, у него на брюшке. Фурункул, вырезанный два года тому назад, оставил на левой щеке шрам, и этот шрам, и жесткие подстриженные усы, и пухлый расейский нос напряженно шевелились, когда Антон Петрович вдавливал стеклышко себе под бровь. "Напрасно ты пыжишься,- говорил Берг,- краше не станешь". В стаканах легкий пар млел над поверхностью чая; жирный...
5. Волшебник
Входимость: 4. Размер: 83кб.
Часть текста: ему, когда, в условиях действительности, воображаю незаметнейший метод удовлетворения страсти, есть спасительная софистика. Я карманный вор, а не взломщик. Хотя, может быть, на круглом острове, с маленькой Пятницей (не просто безопасность, а права одичания, или это - порочный круг с пальмой в центре?). Рассудком зная, что Эвфратский абрикос вреден только в консервах; что грех неотторжим от гражданского быта; что у всех гигиен есть свои гиены; зная, кроме того, что этот самый рассудок не прочь опошлить то, что иначе ему не дается... Сбрасываю и поднимаюсь выше. ЧтО, если прекрасное именно-то и доступно сквозь тонкую оболочку, то есть пока она еще не затвердела, не заросла, не утратила аромата и мерцания, через которые проникаешь к дрожащей звезде прекрасного? Ведь даже и в этих пределах я изысканно разборчив: далеко не всякая школьница привлекает меня, - сколько их на серой утренней улице, плотненьких, жиденьких, в бисере прыщиков или в очках, - *такие* мне столь же интересны в рассуждении любовном, как иному - сырая женщина-друг. Вообще же, независимо от особого чувства, мне хорошо со всякими детьми, по-простому - знаю, был бы страстным отцом в ходячем образе слова - и вот, до сих пор не могу решить, естественное ли это дополнение или бесовское противоречие. Тут взываю к закону степени, который отверг там, где он был оскорбителен: часто пытался я поймать себя на переходе от одного вида нежности к другому, от простого к особому - очень хотелось бы знать, вытесняют ли они друг друга, надо ли все-таки разводить их по разным родам, или *то* - ...

© 2000- NIV