Cлово "ЖИЗНЕННЫЙ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ЖИЗНЕННЫХ, ЖИЗНЕННОЙ, ЖИЗНЕННОМУ, ЖИЗНЕННЫЕ

1. Лолита. (часть 2, главы 3-5)
Входимость: 2. Размер: 35кб.
2. Защита Лужина. (глава 14)
Входимость: 2. Размер: 52кб.
3. Лик
Входимость: 2. Размер: 45кб.
4. * * * ("Когда, мечтательно склонившись у дверей")
Входимость: 1. Размер: 1кб.
5. Отчаяние. (глава 3)
Входимость: 1. Размер: 22кб.
6. Знаки и символы
Входимость: 1. Размер: 13кб.
7. Смерть ("...И эту власть над разумом чужим")
Входимость: 1. Размер: 23кб.
8. Пьер Ронсар. Сонет
Входимость: 1. Размер: 1кб.
9. Прозрачные вещи
Входимость: 1. Размер: 35кб.
10. Отчаяние. (глава 7)
Входимость: 1. Размер: 20кб.
11. Альфред де Мюссе. Майская ночь
Входимость: 1. Размер: 9кб.
12. Забытый поэт
Входимость: 1. Размер: 25кб.
13. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 12)
Входимость: 1. Размер: 17кб.
14. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 42)
Входимость: 1. Размер: 42кб.
15. Ю. Р.
Входимость: 1. Размер: 1кб.
16. Дар. (страница 5)
Входимость: 1. Размер: 67кб.
17. Лолита. (часть 2, главы 29-30)
Входимость: 1. Размер: 32кб.
18. Дар. (страница 7)
Входимость: 1. Размер: 81кб.
19. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 1)
Входимость: 1. Размер: 18кб.
20. Дар. (страница 3)
Входимость: 1. Размер: 72кб.
21. Иоганн Вольфганг Гете. Посвящение к "Фаусту"
Входимость: 1. Размер: 2кб.
22. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 17)
Входимость: 1. Размер: 13кб.
23. Дар. (страница 4)
Входимость: 1. Размер: 68кб.
24. Дар. (страница 8)
Входимость: 1. Размер: 95кб.
25. Под знаком незаконнорожденных. страница 5
Входимость: 1. Размер: 38кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Лолита. (часть 2, главы 3-5)
Входимость: 2. Размер: 35кб.
Часть текста: собственно говоря, делаешь?") был мне единственной наградой за все старания ее растормошить. Чудесному миру, предлагаемому ей, моя дурочка предпочитала пошлейший фильм, приторнейший сироп. Подумать только, что выбирая между сосиской и Гумбертом - она неизменно и беспощадно брала в рот первое. Не помню, упомянул ли я название бара, где я завтракал, в предыдущей главке? Он назывался так: "Ледяная Королева". Улыбаясь не без грусти, я сказал Лолите: "А ты - моя ледяная принцесса". Она не поняла этой жалкой шуточки. О, не хмурься, читатель! Я вовсе не стремлюсь создать впечатление, что мне не давалось счастье. Милый читатель должен понять, что странник, обладающий нимфеткой, очарованный и порабощенный ею, находится как бы за пределом счастья! Ибо нет на земле второго такого блаженства, как блаженство нежить нимфетку. Оно "вне конкурса", это блаженство, оно принадлежит к другому классу, к другому порядку чувств. Да, мы ссорились, да, она бывала прегадкой, да, она чинила мне всякие препятствия, но невзирая на ее гримасы, невзирая на грубость жизни, опасность, ужасную безнадежность, я все-таки жил на самой глубине избранного мной рая - рая, небеса которого рдели как адское пламя, - но все-таки, рая. Иной опытный психиатр, который сейчас изучает мой труд - и которого д-р Гумберт успел погрузить, надеюсь, в состояние кроличьего гипноза - несомненно очень хотел бы, чтобы рассказчик повез свою Лолиту на берег моря и там бы нашел по крайней мере "гратификацию" давнего позыва, а именно избавление от "подсознательного" наваждения незавершенного детского романа с изначальной маленькой мисс Ли. Что ж, товарищ доктор, позвольте вам сказать, что я действительно искал пляжа, хотя должен вдобавок признаться, что к тому времени, как мы добрались до этого миража серой воды, моя спутница уже подарила мне столько услад, что мечта о "Приморском Королевстве", о "Сублимированной Ривьере" и тому подобном давно перестала быть глубинным порывом и свелась к рассудочной погоне за чисто...
2. Защита Лужина. (глава 14)
Входимость: 2. Размер: 52кб.
Часть текста: бесследно трехнедельное пребывание дамы из России. В суждениях дамы была ложь и глупость,- но как это докажешь? Она ужаснулась тому, что в продолжение последних лет так мало занималась наукой изгнания, равнодушно принимая лаком и золотой вязью блещущие воззрения своих родителей и без внимания слушая речи на собраниях, которые одно время полагалось посещать. Ей пришло в голову что и Лужин, быть может, найдет вкус в гражданственных изысканиях, быть может, увлечется, как, по-видимому увлекаются этим миллионы умных людей. А новое занятие для Лужина было необходимо. Он стал странен, появилась знакомая ей хмурость, и бывало у него часто такое скользящее выражение глаз, будто он что-то от нее скрывает. Ее волновало, что еще ни к чему он по-настоящему не пристрастился, и она корила себя, что, по узости умственного зрения, не может найти ту область, ту идею, тот предмет, которые дали бы работу и пищу бездействующим талантам Лужина. Она знала, что нужно спешить, что каждая пустующая минута лужинской жизни - лазейка для призраков. До отъезда в живописные страны надобно было найти для Лужина занимательную игру, а уж потом обратиться к бальзаму путешествий, решительному средству, которым лечатся от хандры романтические миллионеры. Началось с газет. Она стала выписывать "Знамя", "Россиянина", "Зарубежный Голос", "Объединение", "Клич", купила последние номера эмигрантских журналов и, для сравнения, несколько советских журналов и газет. Было решено, что ежедневно, после обеда, они будут друг Другу читать вслух. Заметив, что в...
3. Лик
Входимость: 2. Размер: 45кб.
Часть текста: к молодому русскому, Igor,- Игорю, случайно попавшему к ней в усадьбу и полюбившему ее дочь Анжелику. Старый друг семьи,- волевая личность, угрюмый ханжа, ходко сбитый автором из мистики и похотливости, ревнует героиню к Игорю, которого она в свой черед ревнует к Анжелике,- словом, все весьма интересно, весьма жизненно, на каждой реплике штемпель серьезной фирмы, и уж, конечно, ни один толчок таланта не нарушает законного хода действия, нарастающего там, где ему полагается нарастать, и, где следует, прерванного лирической сценкой или бесстыдно пояснительным диалогом двух старых слуг. Яблоко раздора - обычно плод скороспелый, кислый, его нужно варить; так и с молодым человеком пьесы: он бледноват; стараясь его подкрасить, автор и сделал его русским,- со всеми очевидными последствиями такого мошенничества. По авторскому оптимистическому замыслу, это - беглый русский аристократ, недавно усыновленный богатой старухой,- русской женой соседнего шатлена. В разгар ночной грозы Игорь стучится к нам в дом, входит к нам со стеком в руке; волнуясь, докладывает, что в имении его благодетельницы горит красный лес и что наш сосняк может тоже заняться. Нас это менее поражает, чем юношеский блеск ночного гостя, и мы склонны опуститься на пуф, задумчиво играя ожерельем, когда наш друг-ханжа замечает, что отблеск огня подчас бывает опаснее самого пожара. Завязка, что и говорить, крепкая, добротная: уже ясно, что русский станет тут завсегдатаем, и действительно: второй акт- это солнечный день и белые панталоны. Судя по тексту пьесы, на первых порах, т. е. пока автору это не надоело, Игорь выражается не то чтобы неправильно, а с запинкой,...
4. * * * ("Когда, мечтательно склонившись у дверей")
Входимость: 1. Размер: 1кб.
Часть текста: * * * ("Когда, мечтательно склонившись у дверей") x x x Когда, мечтательно склонившись у дверей, ночь придает очарованье печалям жизненным, я чувствую острей свое ненужное призванье. Ненужное тебе, рабыня губ моих, и от тебя его я скрою, и скрою от друзей, нечистых и пустых, полузавистливых порою. Деревья вешние в мерцающих венцах, улыбка нищего, тень дыма, тень думы - вижу все; в природе и в сердцах мне ясно то, что вам незримо. От счастья плачет ночь, и вся земля в цвету... Благоговею, вспоминаю, творю - и этот свет на вашу слепоту я никогда не променяю! Кембридж, 12. 5. 20.
5. Отчаяние. (глава 3)
Входимость: 1. Размер: 22кб.
Часть текста: Варiантъ первый, - онъ встрeчается часто въ романахъ, ведущихся отъ лица настоящаго или подставного автора: День нынче солнечный, но холодный, все такъ же бушуетъ вeтеръ, ходуномъ ходитъ вeчно-зеленая листва за окнами, почтальонъ идетъ по шоссе задомъ напередъ, придерживая фуражку. Мнe тягостно... {42} Отличительныя черты этого варiанта довольно очевидны: вeдь ясно, что пока человeкъ пишетъ, онъ находится гдe-то въ опредeленномъ мeстe, - онъ не просто нeкiй духъ, витающiй надъ страницей. Пока онъ вспоминаетъ и пишетъ, что-то происходитъ вокругъ него, - вотъ какъ сейчасъ этотъ вeтеръ, эта пыль на шоссе, которую вижу въ окно (почтальонъ повернулся и, согнувшись, продолжая бороться, пошелъ впередъ). Варiантъ прiятный, освeжительный, передышка, переходъ къ личному, это придаетъ разсказу жизненность, особенно когда первое лицо такое же выдуманное, какъ и всe остальныя. То-то и оно: этимъ прiемомъ злоупотребляютъ, литературные выдумщики измочалили его, онъ не подходитъ мнe, ибо я сталъ правдивъ. Обратимся теперь ко второму варiанту. Онъ состоитъ въ томъ, чтобы сразу ввести новаго героя, - такъ и начать главу: Орловiусъ былъ недоволенъ. Когда онъ бывалъ недоволенъ, или озабоченъ, или просто не зналъ, что отвeтить, онъ тянулъ себя за ...

© 2000- NIV