Cлово "ЖИЛАЯ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ЖИЛА, ЖИЛЫ, ЖИЛЫЕ, ЖИЛОЙ, ЖИЛЫМ

1. Дар. (страница 2)
Входимость: 3.
2. Машенька. (страница 3)
Входимость: 3.
3. Память, говори (глава 2)
Входимость: 3.
4. Подвиг
Входимость: 3.
5. Дар. (страница 3)
Входимость: 2.
6. Другие берега. (глава 11)
Входимость: 2.
7. Отчаяние. (глава 3)
Входимость: 2.
8. Камера Обскура. (страница 2)
Входимость: 2.
9. Картофельный эльф
Входимость: 2.
10. Университетская поэма
Входимость: 2.
11. Приглашение на казнь. (страница 7)
Входимость: 2.
12. Другие берега. (глава 2)
Входимость: 2.
13. Незавершенный роман
Входимость: 1.
14. Защита Лужина. (глава 6)
Входимость: 1.
15. Под знаком незаконнорожденных. страница 2
Входимость: 1.
16. Смерть ("...И эту власть над разумом чужим")
Входимость: 1.
17. Бледное пламя. Комментарии
Входимость: 1.
18. К России ("Мою ладонь географ строгий")
Входимость: 1.
19. Память, говори (глава 3)
Входимость: 1.
20. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 6)
Входимость: 1.
21. Лолита. (часть 2, главы 26-28)
Входимость: 1.
22. Три шахматных сонета
Входимость: 1.
23. Королек
Входимость: 1.
24. Пнин. (глава 7)
Входимость: 1.
25. На смерть Ю. И. Айхенвальда
Входимость: 1.
26. Камера Обскура. (страница 5)
Входимость: 1.
27. Из Вильяма Шекспира
Входимость: 1.
28. Через века
Входимость: 1.
29. Дар
Входимость: 1.
30. Событие. Пьеса в прозе. Действие 2
Входимость: 1.
31. Под знаком незаконнорожденных. страница 7
Входимость: 1.
32. Соглядатай
Входимость: 1.
33. Камера Обскура
Входимость: 1.
34. Пнин. (глава 3)
Входимость: 1.
35. Дар. (страница 4)
Входимость: 1.
36. Память, говори (глава 12)
Входимость: 1.
37. Машенька. (страница 4)
Входимость: 1.
38. Весна в Фиальте
Входимость: 1.
39. Лолита
Входимость: 1.
40. Камера Обскура. (страница 6)
Входимость: 1.
41. Лик
Входимость: 1.
42. Круг
Входимость: 1.
43. Память, говори (глава 10)
Входимость: 1.
44. Другие берега. (глава 13)
Входимость: 1.
45. Событие. Пьеса в прозе
Входимость: 1.
46. Защита Лужина. (глава 13)
Входимость: 1.
47. Отрывки, наброски пьес.
Входимость: 1.
48. Машенька. (страница 2)
Входимость: 1.
49. Другие берега. (глава 10)
Входимость: 1.
50. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 12)
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Дар. (страница 2)
Входимость: 3. Размер: 83кб.
Часть текста: Александра Яковлевна, - что это такое "вилы в аллее", - там, где велосипед?" Федор Константинович скорее жестами, чем словами, показал: знаете, - когда учишься ездить и страшно виляешь. "Сомнительное выражение", - заметил Васильев. "Мне больше всего понравилось о детских болезнях, да, - сказала Александра Яковлевна, кивнув самой себе, - это хорошо: рождественская скарлатина и пасхальный дифтерит". "Почему не наоборот?" - полюбопытствовала Тамара. Господи, как он любил стихи! Стеклянный шкапчик в спальне был полон его книг: Гумилев и Эредиа, Блок и Рильке, - и сколько он знал наизусть! А тетради... Нужно будет когда-нибудь решиться и всг просмотреть. Она это может, а я не могу. Как это странно случается, что со дня на день откладываешь. Разве, казалось бы, не наслаждение, - единственное, горькое наслаждение, - перебирать имущество мертвого, а оно однако так и остается лежать нетронутым (спасительная лень души?); немыслимо, чтобы чужой дотронулся до него, но какое облегчение, если бы нечаянный пожар уничтожил этот драгоценный маленький шкал. Александр Яковлевич вдруг встал и, как бы случайно, так переставил стул около письменного стола, чтобы ни он, ни тень книг никак не могли служить темой для призрака. Разговор тем временем перешел на какого-то советского деятеля, потерявшего после смерти Ленина власть. "Ну, в те годы, когда я видал его, он был в зените славы и добра", - говорил Васильев,...
2. Машенька. (страница 3)
Входимость: 3. Размер: 42кб.
Часть текста: опять вынул, повертел в руках и кинул на стол. Потом прошелся раза два по комнате. Все двери пансиона были открыты. Звуки утренней уборки мешались с шумом поездов, которые, пользуясь сквозняками, прокатывали по всем комнатам. Ганин, остававшийся по утрам дома, обычно сам выметал сор, стелил постель. Он теперь спохватился, что второй день не убирал комнаты, и вышел в коридор в поисках щетки и тряпки. Лидия Николаевна с ведром в руке шуркнула мимо него, как мышь, и на ходу спросила: "Вам Эрика передала письмо?" Ганин молча кивнул и взял половую щетку, лежавшую на дубовом бауле. В зеркале прихожей он увидел отраженную глубину комнаты Алферова, дверь которой была настежь открыта. В этой солнечной глубине - день был на диво погожий - косой конус озаренной пыли проходил через угол письменного стола, и он с мучительной ясностью представил себе те фотографии, которые сперва ему показывал Алферов, и которые он потом с таким волненьем рассматривал один, когда помешала ему Клара. На этих снимках Машенька была совсем такой, какой он ее помнил, и теперь страшно было подумать, что его прошлое лежит в чужом столе. В зеркале отраженье захлопнулось: это Лидия Николаевна, мышиными шажками просеменив по коридору, толкнула открытую дверь. Ганин со щеткой в руке вернулся в свою комнату. На столе лежало сиреневое пятно. Он вспомнил по быстрому сочетанью мыслей, вызванных этим пятном и отраженьем стола в зеркале, те другие, очень старые письма, что хранились у него в черном бумажнике, лежащем рядом с крымским браунингом, на дне чемодана. Он загреб длинный конверт со стола, локтем отпахнул пошире оконную раму и сильными своими пальцами разорвал накрест письмо, разорвал опять каждую долю, пустил лоскутки по ветру, и бумажные снежинки полетели, сияя, в солнечную бездну. Один...
3. Память, говори (глава 2)
Входимость: 3. Размер: 32кб.
Часть текста: какая-то односторонняя беседа, никак не относящаяся к действительному течению моей мысли. Равнодушный, посторонний, безличный голос произносит слова, совершенно мне не интересные, – английские или русские фразы, даже не ко мне обращенные и содержания столь плоского, что не решаюсь привести пример, дабы не заострить в передаче смыслом их тупость. Дурацкое это явление представляется звуковым эквивалентом некоторых предсонных видений, также хорошо мне знакомых. Я имею в виду не яркий мысленный образ (любимое лицо умершего родителя, например), вызываемый в воображении мощно ударившей крылами волей – одним из самых героических усилий, на какие способен человеческий дух. Не говорю я и о так называемых muscae volitantes– тенях, отбрасываемых на палочки сетчатки микроскопическими пылинками в стеклянистой жидкости глаза, проплывающими по зрительному полю прозрачными паутинками. Ближе к ним, к этим гипнотическим миражам, о которых идет речь, красочная рана продленного впечатления, которую наносит, прежде чем пасть, свет только что отсеченной лампы. Особого толчка, однако, не нужно для появления этих призраков, медленно и ровно развивающихся перед моими закрытыми глазами. Их движение и смена происходят без всякого участия наблюдателя, и в сущности отличаются от сновидений только тем, что он все еще вполне владеет своими чувствами. Они подчас уродливы: привяжется, бывало, жуликоватый профиль, какой-нибудь красномордый карл с раздутым ухом или ноздрей. Иногда, впрочем, фотизмы мои принимают скорее успокоительный, flou тон, – серые фигуры ходят между ульев, понемногу исчезают среди горных снегов маленькие черные попугаи, тает за плывущими мачтами лиловая даль. Сверх всего этого я наделен в редкой мере цветным слухом. Не знаю, впрочем, правильно ли...
4. Подвиг
Входимость: 3. Размер: 33кб.
Часть текста: подготовленъ для некоммерческаго распространенiя Сергeемъ Виницкимъ по репринтному изданiю: Ardis, 1974. Орфографiя оригинала (ять Ee, фита Фф, "и" десятеричное Ii), номера страницъ. Современныя записки, Парижъ, 1932. Посвящаю моей женe. * * * I. Эдельвейсъ, дeдъ Мартына, былъ, какъ это ни смeшно, швейцарецъ, - рослый швейцарецъ съ пушистыми усами, воспитывавшiй въ шестидесятыхъ годахъ дeтей петербургскаго помeщика Индрикова и женившiйся на младшей его дочери. Мартынъ сперва полагалъ, что именно въ честь дeда названъ бархатно-бeлый альпiйскiй цвeтокъ, баловень гербарiевъ. Вовсе отказаться отъ этого онъ и позже не могъ. Дeда онъ помнилъ ясно, но только въ одномъ видe, въ одномъ положенiи: старикъ, весь въ бeломъ, толстый, свeтлоусый, въ панамской шляпe, въ пикейномъ жилетe, богатомъ брелоками (изъ которыхъ самый занимательный - кинжалъ съ ноготокъ), сидитъ на скамьe передъ домомъ, въ подвижной тeни липы. На этой скамьe дeдъ и умеръ, держа на ладони любимые золотые часы, съ крышкой какъ золотое зеркальце. Апоплексiя застала его на этомъ своевременномъ жестe, и строка, по семейному преданно, остановилась вмeстe съ его сердцемъ. Затeмъ ...
5. Дар. (страница 3)
Входимость: 2. Размер: 72кб.
Часть текста: вошел в основу радуги, - редчайший случай! - и очутился в цветном воздухе, в играющем огне, будто в раю. Сделал еще шаг - и из рая вышел. Она уже бледнела. Дождь совсем перестал, пекло, овод с шелковыми глазами сел на рукав. В роще закуковала кукушка, тупо, чуть вопросительно: звук вздувался куполком и опять - куполком, никак не разрешаясь. Бедная толстая птица вероятно перелетела дальше, ибо всг повторялось сызнова, вроде уменьшенного отражения (искала, что-ли, где получается лучше, грустнее?). Громадная, плоская на лету бабочка, иссиня-черная с белой перевязью, описав сверхестественно-плавную дугу и опустившись на сырую землю, сложилась, тем самым исчезла. Такую иной раз приносит, зажав ее обеими руками в картуз, сопящий крестьянский мальчишка. Такая взмывает из-под семенящих копыт примерной докторской поньки, когда доктор, держа на коленях почти ненужные вожжи, а то просто прикрутив их к передку, задумчиво едет тенистой дорогой в больницу. А изредка четыре черно-белых крыла с кирпичной изнанкой находишь рассыпанными как игральные карты на лесной тропе: остальное съела неизвестная птица. Он перепрыгнул лужу, где два навозных жука, мешая друг другу, цеплялись за соломинку, и отпечатал на краю дороги подошву: многозначительный след ноги, всг глядящий вверх, всг видящий исчезнувшего человека. Идя полем, один, под дивно несущимися облаками, он...

© 2000- NIV