Cлово "МЕДЛЕННЫЙ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: МЕДЛЕННО, МЕДЛЕННОЕ, МЕДЛЕННОГО, МЕДЛЕННЫМ

1. Король, дама, валет
Входимость: 8.
2. Дар. (страница 10)
Входимость: 8.
3. Волшебник
Входимость: 7.
4. Машенька. (страница 5)
Входимость: 6.
5. Король, дама, валет. (глава 7)
Входимость: 6.
6. Дар. (страница 2)
Входимость: 6.
7. Подвиг. (страница 5)
Входимость: 6.
8. Под знаком незаконнорожденных. страница 3
Входимость: 6.
9. Защита Лужина. (глава 12)
Входимость: 6.
10. Король, дама, валет. (глава 11)
Входимость: 6.
11. Король, дама, валет. (глава 13)
Входимость: 6.
12. Король, дама, валет. (глава 8)
Входимость: 6.
13. Лолита. (часть 1, главы 26-27)
Входимость: 6.
14. Король, дама, валет. (глава 12)
Входимость: 6.
15. Король, дама, валет. (глава 4)
Входимость: 5.
16. Дар. (страница 6)
Входимость: 5.
17. Король, дама, валет. (глава 3)
Входимость: 5.
18. Отчаяние. (глава 9)
Входимость: 5.
19. Дар
Входимость: 5.
20. Под знаком незаконнорожденных. страница 7
Входимость: 5.
21. Подвиг. (страница 4)
Входимость: 5.
22. Под знаком незаконнорожденных. страница 10
Входимость: 5.
23. Картофельный эльф
Входимость: 5.
24. Дар. (страница 5)
Входимость: 5.
25. Подвиг. (страница 2)
Входимость: 5.
26. Защита Лужина. (глава 6)
Входимость: 4.
27. Событие. Пьеса в прозе. Действие 3
Входимость: 4.
28. Король, дама, валет. (глава 9)
Входимость: 4.
29. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 20)
Входимость: 4.
30. Защита Лужина. (глава 9)
Входимость: 4.
31. Лолита. (часть 1, главы 10-11)
Входимость: 4.
32. Пнин. (глава 5)
Входимость: 4.
33. Машенька. (страница 2)
Входимость: 4.
34. Машенька. (страница 3)
Входимость: 4.
35. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 3, глава 8)
Входимость: 4.
36. Дар. (страница 9)
Входимость: 4.
37. Защита Лужина. (глава 14)
Входимость: 4.
38. Набор
Входимость: 4.
39. Машенька
Входимость: 4.
40. Лолита. (часть 2, главы 6-9)
Входимость: 4.
41. Защита Лужина
Входимость: 4.
42. Король, дама, валет. (глава 2)
Входимость: 4.
43. Приглашение на казнь. (страница 7)
Входимость: 4.
44. Защита Лужина. (глава 10)
Входимость: 4.
45. Рождество
Входимость: 4.
46. Совершенство
Входимость: 4.
47. Отчаяние. (глава 8)
Входимость: 4.
48. Король, дама, валет. (глава 6)
Входимость: 4.
49. Незавершенный роман
Входимость: 3.
50. Память, говори (глава 4)
Входимость: 3.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Король, дама, валет
Входимость: 8. Размер: 27кб.
Часть текста: дама, валет I Огромная, черная стрела часов, застывшая перед своим ежеминутным жестом, сейчас вот дрогнет, и от ее тугого толчка тронется весь мир: медленно отвернется циферблат, полный отчаяния, презрения и скуки; столбы, один за другим, начнут проходить, унося, подобно равнодушным атлантам, вокзальный свод; потянется платформа, увозя в неведомый путь окурки, билетики, пятна солнца, плевки; не вращая вовсе колесами, проплывет железная тачка; книжный лоток, увешанный соблазнительными обложками,- фотографиями жемчужно-голых красавиц,- пройдет тоже; и люди, люди, люди на потянувшейся платформе, переставляя ноги и все же не подвигаясь, шагая вперед и все же пятясь,- как мучительный сон, в котором есть и усилие неимоверное, и тошнота, и ватная слабость в икрах, и легкое головокружение,- пройдут, отхлынут, уже замирая, уже почти падая навзничь... Больше женщин, чем мужчин,- как это всегда бывает среди провожающих... Сестра Франца, такая бледная в этот ранний час, нехорошо пахнущая натощак, в клетчатой пелерине, какой, небось, не носят в столице,- и мать, маленькая, круглая, вся в коричневом, как плотный монашек. Вот запорхали платки. И отошли не только они,- эти две знакомые улыбки,-тронулся не только вокзал, с лотком, тачкой, белым продавцом слив и сосисок,- тронулся и старый городок в розоватом тумане...
2. Дар. (страница 10)
Входимость: 8. Размер: 65кб.
Часть текста: прожгут дырку в черном купальном трико бедной немецкой девочки, не поднимающей маслом смазанных век. Он спускался на песчаный бережок озера и тут, в грохоте голосов, ткань очарования, которую он сам так тщательно свил, совсем разрывалась, и он с отвращением видел измятые, выкрученные, искривленные нордостом жизни, голые и полураздетые - вторые были страшнее - тела купальщиков (мелких мещан, праздных рабочих), шевелившихся в грязно-сером песке. Там, где береговая дорога шла вдоль этой узкой, темной губы озера, последняя была от дороги отделена кольями с замученной, провалившейся проволокой, и береговыми завсегдатаями особенно ценилось место около этих кольев - то ли потому, что на них удобно вешались штаны на своих подтяжках (а белье клалось на пыльную крапиву), то ли из-за смутно охранного ощущения ограды за спиной. Там же, где дорога поднималась выше, к озеру спускались грубо-песчаные скаты в заплатах стоптанной травы, и в различных по положению солнца наплывах пегой тени от буков и сосен, несдержанно сошедших вниз. Серые, в наростах и вздутых жилах, старческие ноги, какая-нибудь плоская ступня и янтарная, туземная мозоль, розовое, как свинья, пузо, мокрые, бледные от воды, хрипло-голосые подростки, глобусы грудей и тяжелые гузна, рыхлые, в голубых подтеках, ляжки, гусиная кожа, прыщавые лопатки кривоногих дев, крепкие шеи и ягодицы мускулистых хулиганов, безнадежная, безбожная тупость довольных лиц, возня, гогот, плеск - всг это сливалось в апофеоз того славного немецкого добродушия, которое с такой естественной...
3. Волшебник
Входимость: 7. Размер: 83кб.
Часть текста: всеяден; тонкий предполагает пресыщение. Но если и было у меня пять-шесть нормальных романов, чтО бледная случайность их по сравнению с моим единственным пламенем? Так как же? Не математика же восточного сластолюбия: нежность добычи обратно пропорциональна возрасту. О нет, это для меня не степень общего, а нечто совершенно отдельное от общего; не более драгоценное, а бесценное. Что же тогда? Болезнь, преступность? Но совместимы ли с ними совесть и стыд, щепетильность и страх, власть над собой и чувствительность - ибо и в мыслях допустить не могу, что причиню боль или вызову незабываемое отвращение. Вздор; я не растлитель. В тех ограничениях, которые ставлю мечтанию, в тех масках, которые придумываю ему, когда, в условиях действительности, воображаю незаметнейший метод удовлетворения страсти, есть спасительная софистика. Я карманный вор, а не взломщик. Хотя, может быть, на круглом острове, с маленькой Пятницей (не просто безопасность, а права одичания, или это - порочный круг с пальмой в центре?). Рассудком зная, что Эвфратский абрикос вреден только в консервах; что грех неотторжим от гражданского быта; что у всех гигиен есть свои гиены; зная, кроме того, что этот самый рассудок не прочь опошлить то, что иначе ему не дается... Сбрасываю и поднимаюсь выше. ЧтО, если прекрасное именно-то и доступно сквозь тонкую...
4. Машенька. (страница 5)
Входимость: 6. Размер: 30кб.
Часть текста: под железным мостом, когда по нему гремел черный поезд, продольно сквозя частоколом света. Рокочущий гул, широкий дым проходили, казалось, насквозь через дом, дрожавший между бездной, где поблескивали, проведенные лунным ногтем, рельсы, и той городской улицей, которую низко переступал плоский мост, ожидающий снова очередной гром вагонов. Дом был, как призрак, сквозь который можно просунуть руку, пошевелить пальцами. Стоя у окна в камере танцоров, Ганин поглядел на улицу: смутно блестел асфальт, черные люди, приплюснутые сверху, шагали туда и сюда, теряясь в тенях и снова мелькая в косом отсвете витрин. В супротивном доме, за одним незавешенным окном, в светлом янтарном провале виднелись стеклянные искры, золоченые рамы. Потом черная нарядная тень задернула шторы. Ганин обернулся. Колин протягивал ему рюмку, в которой дрожала водка. В комнате был бледноватый, загробный свет, оттого что затейливые танцоры обернули лампу в лиловый лоскуток шелка. Посередине, на столе, фиолетовым лоском отливали бутылки, блестело масло в открытых сардинных коробочках, был разложен шоколад в серебряных бумажках, мозаика колбасных долек, гладкие пирожки с мясом. У стола сидели: Подтягин, бледный и угрюмый, с бисером пота на тяжелом лбу; Алферов, в новеньком переливчатом галстуке; Клара, в неизменном своем черном платье, томная, раскрасневшаяся от дешевого апельсинного ликера. Горноцветов без пиджака, в нечистой шелковой рубашке с открытым воротом, сидел на краю постели, настраивал гитару, Бог весть откуда добытую. Колин все время двигался, разливал водку, ликер, бледное рейнское вино, и толстые бедра его смешно виляли, меж тем как оставался почти недвижным при ходьбе его худенький корпус, стянутый синим пиджачком. - Что же вы ничего не пьете? - задал он, надув губы, обычный укоризненный вопрос и поднял на Панина свои нежные глаза. - Нет, отчего же? - сказал Ганин, садясь на подоконник и беря из...
5. Король, дама, валет. (глава 7)
Входимость: 6. Размер: 28кб.
Часть текста: делая модную гимнастику. Потом закурил сигару, улыбнулся от 'боли, надевая пальто, и вышел. Заметив, что у ограды стоит садовник (он же сторож), Драйер подумал, что хорошо бы хоть теперь, путем прямого вопроса, разрешить тайну, занимавшую его так давно. - Вот беда, так беда,- степенно сказал садовник, когда Драйер подошел.- А ведь в деревне - отец и четыре сестрички. Шарахнуло, стало быть, на гололедице,-вот и капут. - Да,- кивнул Драйер,- ему проломило голову, грудную клетку,- все. - Хороший, веселый парень,- сказал садовник с чувством.- И помер. У него от гаража ключ, должно быть, остался. Заперто. - Послушайте,- начал Драйер,- вы случайно не заметили...- дело в том, что я сильно подозреваю... Он запнулся. Пустяк, время глагола остановило его. Вместо того, чтобы спросить "он пьет?", надобно было спросить "он пил?". Благодаря этой перестановке времени получалась какая-то логическая неловкость. Труп не может быть пьяницей; а что было раньше - много ли, мало ли пролилось того-сего в несуществующую теперь глотку,- нет, это перестало быть забавным... - ...я насчет садовой...

© 2000- NIV