Cлово "МИРНЫЙ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: МИРНО, МИРНАЯ, МИРНЫЕ, МИРНОЙ

1. Память, говори (глава 14)
Входимость: 3.
2. Камера Обскура
Входимость: 3.
3. Дедушка
Входимость: 3.
4. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 5)
Входимость: 3.
5. Дар. (страница 6)
Входимость: 2.
6. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 39)
Входимость: 2.
7. Бледное пламя. Комментарии
Входимость: 2.
8. Память, говори (глава 3)
Входимость: 2.
9. Помощник режиссера
Входимость: 2.
10. Отчаяние. (глава 2)
Входимость: 2.
11. Бледное пламя. Комментарии (страница 4)
Входимость: 2.
12. Дар. (страница 4)
Входимость: 2.
13. Другие берега. (глава 13)
Входимость: 2.
14. Картофельный эльф
Входимость: 2.
15. Университетская поэма
Входимость: 2.
16. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 42)
Входимость: 2.
17. Дар. (страница 9)
Входимость: 2.
18. Дар. (страница 5)
Входимость: 2.
19. Под знаком незаконнорожденных. страница 8
Входимость: 2.
20. Приглашение на казнь. (страница 7)
Входимость: 2.
21. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 4)
Входимость: 2.
22. Отчаяние. (глава 8)
Входимость: 2.
23. Изобретение Вальса. Пьеса в прозе. Действие 2
Входимость: 2.
24. Знаки и символы
Входимость: 1.
25. Дар. (страница 2)
Входимость: 1.
26. Другие берега. (глава 8)
Входимость: 1.
27. Под знаком незаконнорожденных
Входимость: 1.
28. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 21)
Входимость: 1.
29. Пнин. (глава 6)
Входимость: 1.
30. Пильграм
Входимость: 1.
31. Два корабля
Входимость: 1.
32. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 16)
Входимость: 1.
33. Забытый поэт
Входимость: 1.
34. Юбилей (Эссе)
Входимость: 1.
35. Изобретение Вальса. Пьеса в прозе
Входимость: 1.
36. Адмиралтейская игла
Входимость: 1.
37. Бледное пламя. Комментарии (страница 6)
Входимость: 1.
38. Лолита. (часть 1, главы 3-6)
Входимость: 1.
39. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 7)
Входимость: 1.
40. Дар. (страница 7)
Входимость: 1.
41. Дар. (страница 3)
Входимость: 1.
42. Бледное пламя. Поэма в четырех песнях
Входимость: 1.
43. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника.
Входимость: 1.
44. Другие берега. (глава 5)
Входимость: 1.
45. Лолита. (часть 1, главы 28-29)
Входимость: 1.
46. Пнин. (глава 3)
Входимость: 1.
47. Память, говори (глава 12)
Входимость: 1.
48. Дар. (страница 8)
Входимость: 1.
49. Весна в Фиальте
Входимость: 1.
50. Подвиг. (страница 3)
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Память, говори (глава 14)
Входимость: 3. Размер: 36кб.
Часть текста: быть порочным, он получает свободу. Пришло мне это в голову в гимназические годы, и тогда же я придумал, что гегелевская триада (столь популярная в прежней России) в сущности выражает всего лишь природную спиральность вещей в отношении ко времени. Завои следуют один за другим, и каждый синтез представляет тезис следующей серии. Возьмем простейшую спираль, в которой можно различить три элемента, или загиба, отвечающие элементам триады: назовем “тезисом” первую дугу, с которой спираль начинается в некоем центре; “антитезисом” – дугу покрупнее, которая противополагается первой, продолжая ее; а “синтезом” дугу еще более крупную, которая продолжает вторую, заворачиваясь вдоль наружной стороны первого загиба. И так далее. Цветная спираль в стеклянном шарике – вот какой я вижу мою жизнь. Двадцать лет, проведенных в родной России (1899­1919), это дуга тезиса. Двадцать один год добровольного изгнания в Англии, Германии и Франции (1919­1940) – очевидный антитезис. Годы, которые я провел на новой моей родине (1940­1960), образуют синтез – и новый тезис. Сейчас моим предметом является антитезис, а точнее – моя европейская жизнь после окончания (в 1922-ом) Кембриджа. Оглядываясь на эти годы изгнанничества, я вижу себя и тысячи других русских людей, ведущими несколько странную, но не лишенную приятности, жизнь в вещественной нищете и духовной неге, среди не играющих ровно никакой роли иностранцев, призрачных немцев и французов, ...
2. Камера Обскура
Входимость: 3. Размер: 62кб.
Часть текста: особей, чем в действительности ей необходимо. "Знаете что, - сказал он Горну, - вот вы так славно рисуете всякие занятные штучки для журналов; возьмите-ка и пустите, так сказать, на волны моды какого-нибудь многострадального маленького зверя, например, морскую свинку. Придумайте к этим картинкам шуточные надписи, где бы этак вскользь, легко упоминалось о трагической связи между свинкой и лабораторией. Удалось бы, я думаю, не только создать очень своеобразный и забавный тип, но и окружить свинку некоторым ореолом модной ласки, что и обратило бы общее внимание на несчастную долю этой, в сущности, милейшей твари". "Не знаю, - ответил Горн, - они мне напоминают крыс. Бог с ними. Пускай пищат под скальпелем". Но как-то раз, спустя месяц после этой беседы, Горн в поисках темы для серии картинок, которую просило у него издательство иллюстрированного журнала, вспомнил совет чувствительного физиолога - и в тот же вечер легко и быстро родилась первая морская свинка Чипи. Публику сразу привлекло, мало что привлекло - очаровало, хитренькое выражение этих блестящих бисерных глаз, круглота форм, толстый задок и гладкое темя, манера сусликом стоять на задних лапках, прекрасный крап, черный, кофейный и золотой, а главное - неуловимое прелестное - смешное нечто, фантастическая, но весьма определенная жизненность, - ибо Горну посчастливилось найти ту карикатурную линию в облике данного животного, которая, являя и подчеркивая все самое забавное в нем, вместе с тем как-то приближает его к образу человеческому. Вот и началось: Чипи, держащая в лапках...
3. Дедушка
Входимость: 3. Размер: 16кб.
Часть текста: Живу у брата, в замке де Мэриваль... Недалеко отсюда... Муж А, знаем, знаем... (К дочке, вошедшей с вином.) Ставь сюда, Джульетта. Так. Пейте, сударь. Солнце,-- не вино! Прохожий (чокается) За ваше... Эх, душистое какое! И дочь у вас -- хорошая... Джульетта, душа, где твой Ромео? Жена (смеется) Что такое -- "Ромео"? Прохожий -- Так... Она сама узнает когда-нибудь... Джульетта Вы дедушку видали? Прохожий Нет, не видал. Джульетта Он -- добрый... Муж (к жене) Где он, кстати? Жена Спит у себя -- и чмокает во сне, как малое дитя... Прохожий Он очень стар -- ваш дедушка? Муж Лет семьдесят, пожалуй... Не знаем мы... Жена Ведь он нам не родня: мы дедушкой его прозвали сами. Джульетта Он -- ласковый... Прохожий Но кто же он? Муж Да то-то оно и есть, что мы не знаем... Как-то, минувшею весною, появился в деревне старец,-- видно, издалека. Он имени не помнил своего, на все вопросы робко улыбался... Его сюда Джульетта привела. Мы накормили, напоили старца: он ворковал, облизывался, жмурясь, мне руку мял с блаженною ужимкой,-- а толку никакого: видно, разум в нем облысел... Его мы у себя оставили,-- Джульетта упросила... И то сказать: он неженка, сластена... Недешево обходится он нам. Жена Не надо, муж,-- он -- старенький... Муж Да что же,-- я ничего... так,-- к слову... Пейте, сударь! Прохожий Спасибо, пью; спасибо... Впрочем, скоро домой пора... Вот дождь... Земля-то ваша задышит! Муж Слава Богу! Только это одна игра -- не дождь. Глядите, солнце уж сквозь него проблескивает... эх!.. Прохожий Дым золотой... Как славно! Муж Вот вы, сударь, любуетесь -- а нам-то каково? Ведь мы -- земля. Все думы наши -- думы самой земли... Мы чувствуем, не глядя, как набухает семя в борозде, как тяжелеет плод... Когда от зноя земля горит и трескается,-- так же у нас ладони трескаются, сударь! А дождь пойдет -- мы слушаем тревожно -- и молим про себя: "шум, свежий...
4. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 5)
Входимость: 3. Размер: 39кб.
Часть текста: Ада Вин, доктор Лягосс, Степан Нуткин, Виолета Нокс, Рональд Оранжер. Сегодня мне исполняется девяносто семь лет, и я, сидя в дивном новом кресле модели “Вечный покой”, слышу скрежет лопаты и скрип шагов в искрящемся снегом парке, слышу, как в гардеробной мой старый русский слуга, куда более тугоухий, чем ему представляется, вытягивает и задвигает ящики комода, похожие на дикарские рожи с кольцами в носу. Эта “Пятая часть” вовсе не эпилог; она – самое что ни на есть вступление к моей на девяносто семь процентов правдивой и на три процента правдоподобной книге “Ада, или Радости страсти: Семейная хроника”. Из множества их домов в Европе и тропиках это, недавно выстроенное в Эксе, что в Швейцарских Альпах, шато с колоннами по фронтону и крепостными башенками, стало любимым их обиталищем, особенно в самом разливе зимы, когда знаменитый сверкающий воздух, le cristal d'Ex, “как бы становится вровень с высшими проявлениями человеческой мысли – чистой математикой и разгадыванием шифров” (из неопубликованного рекламного объявления). По меньшей мере два раза в год наша счастливая чета отправлялась в сказочно долгие путешествия. Ада больше не вскармливала и не собирала бабочек, но во всю свою здоровую, прекрасную старость увлеченно снимала на пленку их жизнь в естественной ...
5. Дар. (страница 6)
Входимость: 2. Размер: 67кб.
Часть текста: ее за стеной не в силах был зажечь жизнью. А через час-другой он встречался с ней за столом, и всг восстанавливалось, и он снова понимал, что, не будь ее, не было бы этого утреннего тумана счастья. Как-то, спустя дней десять после знакомства, она вдруг вечером постучалась к нему и надменно-решительным шагом, с почти презрительным выражением на лице, вошла, держа в руке небольшую, спрятанную в розовой обертке, книгу. "У меня к вам просьба, - сказала она быстро и сухо. - Сделайте мне тут надпись"; Федор Константинович книгу взял - и узнал в ней приятно потрепанный, приятно размягченный двухлетним пользованием (это было ему совершенно внове) сборничек своих стихов. Он очень медленно стал откупоривать пузырек с чернилами, - хотя в иные минуты, когда хотелось писать, пробка выскакивала, как из бутылки шампанского; Зина же, посмотрев на его теребившие пробку пальцы, поспешно добавила: "Только фамилью, - пожалуйста, только фамилью". Он расписался, хотел было поставить дату, но почему то подумал, что в этом она может усмотреть вульгарную многозначительность "Ну вот, спасибо", - сказала она и, дуя на страницу, вышла. Через день было воскресенье, и около четырех вдруг выяснилось, что она одна дома: он читал у себя, она была в столовой и изредка совершала короткие экспедиции к себе в комнату через переднюю, и при этом посвистывала, и в ее легком топоте была топографическая тайна, - ведь к ней прямо вела дверь из столовой. Но мы читаем и будем читать. "Долее, долее, как можно долее буду в чужой земле. И хотя мысли мои, мое имя, мои труды будут...

© 2000- NIV