• Наши партнеры
    Out-football.com - Жизнь вне футбола: Лео Месси.
  • Cлово "МУЧИТЕЛЬНЫЙ"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  

    Варианты слова: МУЧИТЕЛЬНО, МУЧИТЕЛЬНОЕ, МУЧИТЕЛЬНА, МУЧИТЕЛЬНУЮ, МУЧИТЕЛЬНОЙ

    1. Камера Обскура
    Входимость: 6.
    2. Лик
    Входимость: 6.
    3. Камера Обскура. (страница 7)
    Входимость: 6.
    4. Незавершенный роман
    Входимость: 5.
    5. Дар. (страница 5)
    Входимость: 5.
    6. Подвиг. (страница 5)
    Входимость: 4.
    7. Дар. (страница 3)
    Входимость: 4.
    8. Соглядатай
    Входимость: 4.
    9. Дар. (страница 8)
    Входимость: 4.
    10. Камера Обскура. (страница 4)
    Входимость: 4.
    11. Дар. (страница 6)
    Входимость: 3.
    12. Дар. (страница 2)
    Входимость: 3.
    13. Пильграм
    Входимость: 3.
    14. Другие берега. (глава 5)
    Входимость: 3.
    15. Приглашение на казнь. (страница 4)
    Входимость: 3.
    16. Встреча
    Входимость: 3.
    17. Волшебник
    Входимость: 3.
    18. Машенька. (страница 3)
    Входимость: 3.
    19. Истребление тиранов
    Входимость: 3.
    20. Машенька
    Входимость: 3.
    21. Память, говори (глава 5)
    Входимость: 3.
    22. Подвиг
    Входимость: 3.
    23. Король, дама, валет. (глава 2)
    Входимость: 3.
    24. Лолита. (часть 2, главы 17-19)
    Входимость: 3.
    25. Защита Лужина. (глава 6)
    Входимость: 2.
    26. Смерть ("...И эту власть над разумом чужим")
    Входимость: 2.
    27. Уста к устам
    Входимость: 2.
    28. Обида
    Входимость: 2.
    29. Бледное пламя. Комментарии
    Входимость: 2.
    30. Король, дама, валет
    Входимость: 2.
    31. Пнин. (глава 6)
    Входимость: 2.
    32. Адмиралтейская игла
    Входимость: 2.
    33. Другие берега
    Входимость: 2.
    34. Дар. (страница 7)
    Входимость: 2.
    35. Подвиг. (страница 4)
    Входимость: 2.
    36. Память, говори (глава 12)
    Входимость: 2.
    37. Весна в Фиальте
    Входимость: 2.
    38. Отчаяние. (глава 10)
    Входимость: 2.
    39. Звонок
    Входимость: 2.
    40. Другие берега. (глава 11)
    Входимость: 2.
    41. Лолита. (часть 2, главы 35-36)
    Входимость: 2.
    42. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 27)
    Входимость: 2.
    43. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 5)
    Входимость: 2.
    44. Картофельный эльф
    Входимость: 2.
    45. Защита Лужина. (глава 14)
    Входимость: 2.
    46. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 3, глава 5)
    Входимость: 2.
    47. Другие берега. (глава 12)
    Входимость: 2.
    48. Отчаяние. (глава 8)
    Входимость: 2.
    49. Другие берега. (глава 9)
    Входимость: 1.
    50. Лолита. (часть 2, главы 10-13)
    Входимость: 1.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Камера Обскура
    Входимость: 6. Размер: 62кб.
    Часть текста: лет, бывшее вездесущим, от Аляски до Патагонии, от Маньчжурии до Новой Зеландии, от Лапландии до Мыса Доброй Надежды, словом, всюду, куда проникают цветные открытки, - существо, носившее симпатичное имя Cheepy. Рассказывают, что его (или, вернее, ее) происхождение связано с вопросом о вивисекции. Художник Роберт Горн, проживавший в Нью-Йорке, однажды завтракал со случайным знакомым - молодым физиологом. Разговор коснулся опытов над живыми зверьми. Физиолог, человек впечатлительный, еще не привыкший к лабораторным кошмарам, выразил мысль, что наука не только допускает изощренную жестокость к тем самым животным, которые в иное время возбуждают в человеке умиление своей пухлостью, теплотой, ужимками, но еще входит как бы в азарт - распинает живьем и кромсает куда больше особей, чем в действительности ей необходимо. "Знаете что, - сказал он Горну, - вот вы так славно рисуете всякие занятные штучки для журналов; возьмите-ка и пустите, так сказать, на волны моды какого-нибудь многострадального маленького зверя, например, морскую свинку. Придумайте к этим картинкам шуточные надписи, где бы этак вскользь, легко упоминалось о трагической связи между свинкой и лабораторией. Удалось бы, я думаю, не только создать очень своеобразный и забавный тип, но и окружить свинку некоторым ореолом модной ласки, что и обратило бы общее внимание на несчастную долю этой, в сущности, милейшей твари". "Не знаю, - ответил Горн, - они мне напоминают крыс. Бог с ними. Пускай пищат под скальпелем". Но как-то раз, спустя месяц после этой беседы, Горн в поисках темы для серии картинок, которую просило у него издательство иллюстрированного журнала, вспомнил совет ...
    2. Лик
    Входимость: 6. Размер: 45кб.
    Часть текста: с менее крепким раствором забвения, так что режиссерская удочка иное еще вылавливает спустя много лет). В этой пьесе, по существу идиотской, даже идеально идиотской, иначе говоря - идеально построенной на прочных условностях общепринятой драматургии, трактуется страстной путь пожилой женщины, доброй католички и землевладелицы, вдруг загоревшейся греховной страстью к молодому русскому, Igor,- Игорю, случайно попавшему к ней в усадьбу и полюбившему ее дочь Анжелику. Старый друг семьи,- волевая личность, угрюмый ханжа, ходко сбитый автором из мистики и похотливости, ревнует героиню к Игорю, которого она в свой черед ревнует к Анжелике,- словом, все весьма интересно, весьма жизненно, на каждой реплике штемпель серьезной фирмы, и уж, конечно, ни один толчок таланта не нарушает законного хода действия, нарастающего там, где ему полагается нарастать, и, где следует, прерванного лирической сценкой или бесстыдно пояснительным диалогом двух старых слуг. Яблоко раздора - обычно плод скороспелый, кислый, его нужно варить; так и с молодым человеком пьесы: он бледноват; стараясь его подкрасить, автор и сделал его русским,- со всеми очевидными последствиями такого мошенничества. По авторскому оптимистическому замыслу, это - беглый русский аристократ, недавно усыновленный богатой старухой,- русской женой соседнего шатлена. В разгар ночной грозы Игорь стучится к нам в дом, входит к нам со стеком в руке; волнуясь, докладывает, что в имении его благодетельницы горит красный лес и что наш сосняк может тоже...
    3. Камера Обскура. (страница 7)
    Входимость: 6. Размер: 62кб.
    Часть текста: волос. В памяти у него, в стеклянной памяти, глянцевито переливался как бы цветной фотографический снимок: загиб белой дороги, черно-зеленая скала слева, справа - синеватый парапет, впереди - вылетевшие навстречу велосипедисты - две пыльные обезьяны в красно-желтых фуфайках; резкий поворот руля, автомобиль взвился по блестящему скату щебня, и вдруг, на одню долю мгновения, вырос чудовищный телеграфный столб, мелькнула в глазах растопыренная рука Магды, и волшебный фонарь мгновенно потух. Дополнялось это воспоминание тем, что вчера, или третьего дня, или еще раньше - когда, в точности не известно, - рассказала ему Магда, вернее Магдин голос, почему только голос? почему он ее так давно не видел по-настоящему? да, повязка, скоро, вероятно, можно будет снять... Что же Магдин голос рассказывал? "...если бы не столб, мы бы, знаешь, бух через парапет в пропасть. Было очень страшно. У меня весь бок в синяках до сих пор. Автомобиль перевернулся - разбит вдребезги. Он стоил все-таки двадцать тысяч марок. Auto ... mille, beaucoup mille marks - (обратилась она к сиделке) - vous comprenez? Бруно, как по-французски двадцать тысяч?" "Ах, не все ли равно... Ты жива, ты цела". "Велосипедисты оказались очень милыми, помогли все собрать, портплед, знаешь, полетел в кусты, а ракеты так и пропали". Отчего неприятно? Да, этот ужас в Ружинаре. Он с браунингом в руке, она входит - в теннисных туфлях... Глупости, все разъяснилось, все хорошо... Который час? Когда можно будет снять повязку? Когда позволят вставать с постели? Слабость... Все это было, должно быть, в газетах, в немецких газетах. "Авто... тысяча, много марок... Вы понимаете?" (ломан. франц.). Он повертел головой, досадуя на то, что завязаны глаза. Слуховых впечатлений было набрано за это время сколько угодно, а зрительных никаких - так что в конце концов не известно, как выглядит палата, какое...
    4. Незавершенный роман
    Входимость: 5. Размер: 114кб.
    Часть текста: отвлечься от горя, но со временем переросло в самодовлеющую художественную манию), вдовец настолько вжился в Туле, что оно стало постепенно обретать самостоятельное существование. В первой главе Синеусов говорит между прочим, что перебирается с Ривьеры в Париж, на свою прежнюю квартиру; на самом же деле он переезжает в угрюмый дворец на дальнем северном острове. Искусство позволяет ему воскресить покойную жену в облике королевы Белинды - жалкое свершение, которое не приносит ему торжества над смертью даже в мире вольного вымысла. В третьей главе 'ей предстояло снова погибнуть от бомбы, предназначавшейся ее мужу, на Эгельском мосту, буквально через несколько минут после возвращения с Ривьеры. Вот, пожалуй, и все, что удается рассмотреть в пыли и мусоре моих давних вымыслов... Истинный читатель несомненно узнает искаженные отголоски моего последнего русского романа в книге "Под знаком незаконнорожденных" (1947) и особенно в "Бледном огне" (1962). Меня эти отзвуки слегка раздражают, но больше всего я сожалею о его незавершенности потому, что он, как кажется, должен был решительно отличаться от всех остальных моих русских вещей качеством расцветки, диапазоном стиля, чем-то не поддающимся определению в его мощном подводном течении..." (Цит. по: Набоков В. Рассказы. Приглашение на казнь. Эссе, интервью, рецензии.- М.: Книга, 1989-С....
    5. Дар. (страница 5)
    Входимость: 5. Размер: 67кб.
    Часть текста: дочка откашливалась. Потом был прерывистый треск вращающегося валика, потом - спуск воды, захлебывающейся, стонущей и вдруг пропадавшей, потом - загадочный внутренний вой ванного крана, превращавшийся наконец в шорох душа. Звякала задвижка, мимо двери удалялись шаги. К ним навстречу шли другие, темно-тяжелые, с пришлепом: это Марианна Николаевна спешила на кухню варить дочке кофе. Было слышно, как сначала газ не брал спички, шумно лопаясь; укрощенный, вспыхивал и ровно шипел. Первые шаги возвращались, уже на каблуках; на кухне начинался скорый, сердито взволнованный разговор. Как иные говорят с южным или московским акцентом, так мать и дочь неизменно говорили между собой с произношением ссоры. Голоса были схожи, оба смуглые и гладкие, но один был грубее и как бы теснее, другой - вольнее и чище. В рокоте материнского была просьба, даже виноватая просьба; в укорачивающихся ответах дочери звенела злость. Под эту невнятную утреннюю бурю Федор Константинович опять мирно засыпал. В редеющей местами дремоте он различал звуки уборки; стена вдруг рушилась на него: это половая щетка поехала и хлопнулась у его двери. Раз в неделю толстая, тяжело переводившая дух, пахнувшая кислым потом швейцариха приходила с пылесосом, и тогда начинался ад, мир рвался на части, адский скрежет проникал в самую душу, разрушая ее, и гнал Федора Константиновича из постели, из комнаты, из дома. Обычно же, около...

    © 2000- NIV