Cлово "НЕБЕСНЫЙ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: НЕБЕСНЫХ, НЕБЕСНОГО, НЕБЕСНЫМ, НЕБЕСНАЯ

1. Дар. (страница 9)
Входимость: 5. Размер: 72кб.
2. Ланс
Входимость: 5. Размер: 28кб.
3. Память, говори (глава 10)
Входимость: 2. Размер: 34кб.
4. Прозрачные вещи
Входимость: 2. Размер: 35кб.
5. Пнин. (глава 4)
Входимость: 2. Размер: 45кб.
6. Альфред де Мюссе. Майская ночь
Входимость: 2. Размер: 9кб.
7. Дар. (страница 3)
Входимость: 2. Размер: 72кб.
8. Бледное пламя. Поэма в четырех песнях
Входимость: 2. Размер: 44кб.
9. Бледное пламя. Комментарии (страница 5)
Входимость: 2. Размер: 56кб.
10. Лолита. (часть 2, главы 1-2)
Входимость: 2. Размер: 54кб.
11. Пнин. (глава 3)
Входимость: 2. Размер: 35кб.
12. Дар. (страница 10)
Входимость: 2. Размер: 65кб.
13. Незавершенный роман
Входимость: 1. Размер: 114кб.
14. Другие берега. (глава 11)
Входимость: 1. Размер: 33кб.
15. Лолита. (часть 2, главы 3-5)
Входимость: 1. Размер: 35кб.
16. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 13)
Входимость: 1. Размер: 23кб.
17. Круг
Входимость: 1. Размер: 21кб.
18. Паломник
Входимость: 1. Размер: 2кб.
19. * * * ("Сам треугольный, двукрылый, безногий")
Входимость: 1. Размер: 1кб.
20. Волшебник
Входимость: 1. Размер: 83кб.
21. Память, говори (глава 3)
Входимость: 1. Размер: 47кб.
22. Пнин. (глава 5)
Входимость: 1. Размер: 42кб.
23. Дар. (страница 2)
Входимость: 1. Размер: 83кб.
24. Лолита. (часть 2, главы 14-16)
Входимость: 1. Размер: 31кб.
25. Помощник режиссера
Входимость: 1. Размер: 35кб.
26. Под знаком незаконнорожденных
Входимость: 1. Размер: 34кб.
27. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 5)
Входимость: 1. Размер: 39кб.
28. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 27)
Входимость: 1. Размер: 17кб.
29. Защита Лужина. (глава 2)
Входимость: 1. Размер: 20кб.
30. Другие берега. (глава 10)
Входимость: 1. Размер: 26кб.
31. Катастрофа
Входимость: 1. Размер: 14кб.
32. Забытый поэт
Входимость: 1. Размер: 25кб.
33. Как-то раз в Алеппо...
Входимость: 1. Размер: 24кб.
34. Пнин. (глава 2)
Входимость: 1. Размер: 55кб.
35. Воскресение мертвых
Входимость: 1. Размер: 2кб.
36. Крым
Входимость: 1. Размер: 5кб.
37. Ut pictura poesis
Входимость: 1. Размер: 2кб.
38. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 3, глава 8)
Входимость: 1. Размер: 49кб.
39. Аэроплан ("Как поет он, как нежданно")
Входимость: 1. Размер: 1кб.
40. Бледное пламя. Комментарии (страница 6)
Входимость: 1. Размер: 56кб.
41. Лунная ночь
Входимость: 1. Размер: 1кб.
42. Дар. (страница 7)
Входимость: 1. Размер: 81кб.
43. Сестры Вэйн
Входимость: 1. Размер: 33кб.
44. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 35)
Входимость: 1. Размер: 13кб.
45. Память, говори (глава 11)
Входимость: 1. Размер: 23кб.
46. Вечер на пустыре
Входимость: 1. Размер: 3кб.
47. Другие берега. (глава 3)
Входимость: 1. Размер: 36кб.
48. Дар
Входимость: 1. Размер: 65кб.
49. Под знаком незаконнорожденных. страница 7
Входимость: 1. Размер: 35кб.
50. Облако, озеро, башня
Входимость: 1. Размер: 17кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Дар. (страница 9)
Входимость: 5. Размер: 72кб.
Часть текста: отозвалось первое, бесхитростное эхо. Валентин Линев (Варшава) написал так: "Новая книга Бориса Чердынцева открывается шестью стихами, которые автор почему-то называет сонетом (?), а засим следует вычурно-капризное описание жизни известного Чернышевского. Чернышевский, рассказывает автор, был сыном "добрейшего протоиерея" (но когда и где родился, не сказано), окончил семинарию, а когда его отец, прожив святую жизнь, вдохновившую даже Некрасова, умер, мать отправила молодого человека учиться в Петербург, где он сразу, чуть ли не на вокзале, сблизился с тогдашними "властителями дум", как их звали, Писаревым и Белинским. Юноша поступил в университет, занимался техническими изобретениями, много работал и имел первое романтическое приключение с Любовью Егоровной Лобачевской, заразившей его любовью к искусству. После одного столкновения на романтической почве с каким-то офицером в Павловске, он однако принужден вернуться в Саратов, где делает предложение своей будущей невесте, на которой вскоре и женится. Он возвращается в Москву, занимается философией, участвует в журналах, много пишет (роман "Что нам делать"), дружит с выдающимися писателями своего времени. Постепенно его затягивает революционная работа, и после одного бурного собрания, где он выступает совместно с Добролюбовым и известным профессором Павловым, тогда еще совсем молодым человеком, Чернышевский принужден уехать заграницу. Некоторое время он ...
2. Ланс
Входимость: 5. Размер: 28кб.
Часть текста: не моря) на моей планете, как равно и lacus (отнюдь не озера), тоже обрели имена; и может быть, иные из них не так унылы, как у садовых роз, другие же бессмысленнее фамилий их нарицателей (ибо, обратимся к реальности, астроном по фамилии Землесветов - диво не меньшее, чем энтомолог Гусеницын); но большей частью их имена до того архаичны, что выспренним и темным очарованием могли бы поспорить с прозваниями земель из рыцарских романов. Точно так, как наш Сосновый Дол, там, внизу, мало чем способен похвастать, кроме обувного заводика по одну сторону шоссе и ржавого ада автомобильного кладбища по другую, точно так и все эти Аркадии, Икарии и Зефирии с планетарных карт вполне могут оказаться мертвыми пустырями, лишенными и молочая, украшения наших свалок. Селенографы это вам подтвердят, ну да у них и линзы получше наших. В данном случае, чем сильнее увеличение, тем более крапчатой выглядит поверхность планеты, как если б ныряльщик смотрел на нее сквозь полупрозрачную воду. А если кое-какие соединенные оспины вдруг отзовутся узором линий и лунок с доски для китайских шашек, будем считать их геометрической галлюцинацией. Я не...
3. Память, говори (глава 10)
Входимость: 2. Размер: 34кб.
Часть текста: стоять на полке памяти в виде пухлой книги в красном переплете, с водянисто-серой заглавной картинкой, глянец которой сначала, когда книга была нова, предохранял лист папиросной бумаги. Я помню постепенную гибель этого листка, который сперва начал складываться неправильно, а затем изорвался; сам же фронтиспис, на котором, верно, изображался несчастный брат Луизы Пойндекстер (и возможно, два-три койота, если только сюда не припутывается “Смертельный Выстрел”, еще один роман Майн-Рида), так долго озарялся жарким светом моего воображения, что выгорел совершенно (однако чудесным образом заменился настоящим ландшафтом, как я отметил, переводя эту главу на русский язык в 1953-ем году, а именно, видом в окне ранчи, которую мы с тобой снимали в тот год: пустыня с кактусами и юккой, утренним жалобным криком куропаточки – по-моему, Гамбелевой, – преисполняющими меня чувством каких-то небывалых свершений и наград). Теперь нам предстоит встреча с моим двоюродным братом Юриком, худеньким, смуглолицым мальчиком с круглой коротко остриженной головой и лучезарными серыми глазами. Сын разведшихся родителей, за которым не приглядывал никакой гувернер, городской мальчик без сельского поместья, он во многих отношениях отличался от меня. Зимы он проводил в Варшаве, где его отец, барон Евгений Рауш фон Траубенберг, был генерал-губернатором, а летом приезжал гостить в Батово или Выру, если только его мать, моя эксцентричная тетя Нина, не увозила его за границу, на скучные воды Центральной Европы, где она отправлялась на долгие одинокие прогулки, оставляя ...
4. Прозрачные вещи
Входимость: 2. Размер: 35кб.
Часть текста: прошлое или отображаемое настоящее); будущее - это всего лишь фигура речи, призрак мышления. Привет, персонаж! Что такое? Не надо меня оттаскивать. Не собираюсь я к нему приставать. Ну ладно, ладно. Привет, персонаж... (в по-следний раз, шепотком). Когда мы сосредотачиваем внимание на материальном объекте, как бы оный ни располагался, самый акт сосредоточения способен помимо нашей воли окунуть нас в его историю. Новичкам следует научиться скользить над материей, если они желают, чтобы материя оставалась во всякое время точно такой, какой была. Прозрачные вещи, сквозь которые светится прошлое! Особенно трудно удерживать в фокусе поверхность вещей - рукодельных или природных, - по сути своей недвижных, но изрядно помыканных ветреной жизнью (вам приходит на ум, и правильно делает, камень на косогоре, над которым за неисчислимые годы, промахнуло многое множество разных зверюшек): новички, весело напевая, проваливаются сквозь поверхность и глядишь, уже с детской отрешенностью смакуют кто историю этого камня, а кто вон той вересковой пустоши. Поясняю. Тонкий защитный слой промежуточной реально-сти раскинут поверх искусственной и естественной материи, и если вам угодно остаться в настоящем, при настоящем, на настоящем, - то уж постарайтесь не прорывать этой напряженной плевы. Иначе неопытный чародей может вдруг обнаружить, что он уже не ступает больше по водам, а стойком утопает в окружении ...
5. Пнин. (глава 4)
Входимость: 2. Размер: 45кб.
Часть текста: решение не отрекаться. Газеты не выходили. Восточный Экспресс со всеми его транзитными пассажирами застрял на пригородной станции, картинные пейзане стояли на дебаркадере, отражаясь в лужах и глазея на занавешенные окна длинных загадочных вагонов. Дворец с его террасными садами и город под дворцовым холмом, и главная площадь города, где, несмотря на погоду, уже рубили головы и плясал народ, - все это находилось в самом центре креста, поперечины коего обрывались в Триесте, Граце, Будапеште и Загребе, как показывает "Справочный атлас мира" Рэнда Мак-Нэлли. А в самом центре этого центра сидел Король, спокойный и бледный и в целом довольно похожий на сына, каким этот подросток воображал себя в свои сорок лет. Спокойный и бледный, с чашкой кофе в руке, Король сидел спиной к изумрудово-серому окну и слушал не снявшего маски посланца - дородного пожилого вельможу в мокром плаще, сумевшего сквозь дождь и мятеж проскользнуть из осажденного Государственного Совета в отрезанный от мира Дворец. - Абдикация! Добрая треть алфавита! - с легким акцентом холодно и язвительно молвил Король.- Я отвечаю - нет. Предпочитаю неизвестную величину изгнания. Сказавши так, вдовый Король взглянул на настольную фотографию прекрасной женщины (ныне покойной), на ее огромные голубые глаза, на карминовый рот (фото было цветным, негоже для короля, ну да ладно). Ветви сирени, расцветшей внезапно и преждевременно, буйно бились в обрызганные дождем стекла, словно маски, не допущенные на бал. Старый посланец поклонился и побрел по пустоши кабинета назад, втайне раздумывая, не умнее ли будет оставить в покое историю и удрать в Вену, где у него ...

© 2000- NIV