Cлово "НЕИЗМЕННЫЙ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: НЕИЗМЕННО, НЕИЗМЕННЫМ, НЕИЗМЕННОМ, НЕИЗМЕННОЙ

1. Дар. (страница 5)
Входимость: 4.
2. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 4)
Входимость: 4.
3. Незавершенный роман
Входимость: 3.
4. Бледное пламя. Комментарии (страница 4)
Входимость: 3.
5. Бледное пламя. Комментарии (страница 5)
Входимость: 3.
6. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 5)
Входимость: 3.
7. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 3, глава 8)
Входимость: 3.
8. Защита Лужина. (глава 6)
Входимость: 2.
9. Лолита. (часть 2, главы 3-5)
Входимость: 2.
10. Бледное пламя. Комментарии
Входимость: 2.
11. Память, говори (глава 3)
Входимость: 2.
12. Помощник режиссера
Входимость: 2.
13. Защита Лужина. (глава 8)
Входимость: 2.
14. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 3)
Входимость: 2.
15. Волшебник
Входимость: 2.
16. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 18)
Входимость: 2.
17. Бледное пламя. Поэма в четырех песнях
Входимость: 2.
18. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 5)
Входимость: 2.
19. Память, говори (глава 2)
Входимость: 2.
20. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 38)
Входимость: 2.
21. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 3, глава 4)
Входимость: 2.
22. Машенька. (страница 5)
Входимость: 1.
23. Пильграм
Входимость: 1.
24. Русь
Входимость: 1.
25. Пнин. (глава 2)
Входимость: 1.
26. Изобретение Вальса. Пьеса в прозе
Входимость: 1.
27. Адмиралтейская игла
Входимость: 1.
28. Дар. (страница 7)
Входимость: 1.
29. Дар. (страница 3)
Входимость: 1.
30. Бледное пламя. Поэма в четырех песнях
Входимость: 1.
31. * * * ("Разгорается высь")
Входимость: 1.
32. Под знаком незаконнорожденных. страница 7
Входимость: 1.
33. Соглядатай
Входимость: 1.
34. Другие берега. (глава 5)
Входимость: 1.
35. Пнин. (глава 3)
Входимость: 1.
36. Дар. (страница 4)
Входимость: 1.
37. Память, говори (глава 12)
Входимость: 1.
38. Приглашение на казнь. (страница 4)
Входимость: 1.
39. Дар. (страница 8)
Входимость: 1.
40. Весна в Фиальте
Входимость: 1.
41. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 2)
Входимость: 1.
42. Память, говори (глава 10)
Входимость: 1.
43. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 10)
Входимость: 1.
44. Защита Лужина. (глава 13)
Входимость: 1.
45. Пнин. (глава 4)
Входимость: 1.
46. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 27)
Входимость: 1.
47. Детство
Входимость: 1.
48. Под знаком незаконнорожденных. страница 10
Входимость: 1.
49. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 5)
Входимость: 1.
50. Под знаком незаконнорожденных. страница 12
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Дар. (страница 5)
Входимость: 4. Размер: 67кб.
Часть текста: мимо двери удалялись шаги. К ним навстречу шли другие, темно-тяжелые, с пришлепом: это Марианна Николаевна спешила на кухню варить дочке кофе. Было слышно, как сначала газ не брал спички, шумно лопаясь; укрощенный, вспыхивал и ровно шипел. Первые шаги возвращались, уже на каблуках; на кухне начинался скорый, сердито взволнованный разговор. Как иные говорят с южным или московским акцентом, так мать и дочь неизменно говорили между собой с произношением ссоры. Голоса были схожи, оба смуглые и гладкие, но один был грубее и как бы теснее, другой - вольнее и чище. В рокоте материнского была просьба, даже виноватая просьба; в укорачивающихся ответах дочери звенела злость. Под эту невнятную утреннюю бурю Федор Константинович опять мирно засыпал. В редеющей местами дремоте он различал звуки уборки; стена вдруг рушилась на него: это половая щетка поехала и хлопнулась у его двери. Раз в неделю толстая, тяжело переводившая дух, пахнувшая кислым потом швейцариха приходила с пылесосом, и тогда начинался ад, мир рвался на части, адский скрежет проникал в самую душу, разрушая ее, и гнал Федора Константиновича из постели, из комнаты, из дома. Обычно же, около десяти Марианна Николаевна в свою очередь занимала ванную, а после нее, уже харкая на ходу, туда следовал Иван Борисович. Воду он спускал до пяти раз; ванной не пользовался,...
2. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 4)
Входимость: 4. Размер: 61кб.
Часть текста: себе столь важную идею, как идея абсолютной необходимости”. Гоните его в шею. Кто сказал, что я умру? Утверждение детерминиста можно опровергнуть и с несколько большим изяществом: бессознательное, вовсе не поджидающее нас где-то там впереди с секундомером и удавкой, облегает и Прошлое, и Настоящее со всех постижимых сторон, являясь характерной чертой не Времени как такового, но органического упадка, прирожденного всякой вещи независимо от того, наделена она сознанием Времени или нет. Да, я знаю, что другие умирают, но это не относится к делу. Я знаю еще, что вы и, вероятно, я тоже появились на свет, но это отнюдь не доказывает, будто мы с вами прошли через хрональную фазу, именуемую Прошлым: это мое Настоящее, малая пядь сознания твердит, будто так оно и было, а вовсе не глухая гроза бесконечного бессознания, приделанная к моему рождению, происшедшему пятьдесят два года и сто девяносто пять дней назад. Первое мое воспоминание восходит к середине июля 1870 года, т.е. к седьмому месяцу моей жизни (разумеется, у большинства людей способность к сознательной фиксации проявляется несколько позже, в возрасте трех-четырех лет), когда однажды утром на нашей ривьерской вилле в мою колыбель обрушился огромный кусок зеленого гипсового орнамента, отодранный от потолка землетрясением. Сто девяносто пять дней, предваривших это событие, не следует включать в перцептуальное время по причине их неотличимости от бесконечного бессознания, и стало быть, в том, что касается моего разума и моей гордости таковым, мне сегодня (в середине июля 1922 года)...
3. Незавершенный роман
Входимость: 3. Размер: 114кб.
Часть текста: Новый журнал (Нью-Йорк).- 1942-No 1. SOLUS REX. Впервые: Современные записки.-1940.-No 70. История этого текста изложена самим автором: "Зима 1939-40 годов оказалась последней для моей русской прозы... Среди написанного в эти прощальные парижские месяцы был роман, который я не успел закончить до отъезда и к которому уже не возвращался. За вычетом двух глав и нескольких заметок эту незаконченную вещь я уничтожил. Первая глава, под названием "Ultima Thule", появилась в печати в 1942 году... Глава вторая, "Solus Rex", вышла ранее... Быть может, закончи я эту книгу, читателям не пришлось бы гадать: шарлатан ли Фальтер? Подлинный ли он провидец? Или же он медиум, посредством которого умершая жена рассказчика пытается донести смутный абрис фразы, узнанной или неузнанной ее мужем. Как бы то ни было, ясно одно: создавая воображаемую страну (занятие, которое поначалу было для него только способом отвлечься от горя, но со временем переросло в самодовлеющую художественную манию), вдовец настолько вжился в Туле, что оно стало постепенно обретать самостоятельное существование. В первой главе Синеусов говорит между прочим, что перебирается с Ривьеры в Париж, на свою прежнюю квартиру; на самом же деле он переезжает в угрюмый дворец на дальнем северном острове. Искусство позволяет ему воскресить покойную жену в облике королевы Белинды - жалкое свершение, которое не приносит ему торжества над смертью даже в мире вольного вымысла. В третьей главе 'ей предстояло снова погибнуть от бомбы, предназначавшейся ее мужу, на Эгельском мосту, буквально через несколько минут после возвращения с Ривьеры. Вот, пожалуй, и все, что удается рассмотреть в пыли и мусоре моих давних вымыслов... Истинный читатель несомненно узнает искаженные отголоски моего последнего русского романа в книге "Под знаком незаконнорожденных" (1947) и особенно в "Бледном огне" (1962). Меня эти отзвуки слегка раздражают, но больше всего я сожалею о его незавершенности потому, что он, как ...
4. Бледное пламя. Комментарии (страница 4)
Входимость: 3. Размер: 62кб.
Часть текста: фермеру немецкой породы со старомодными увлечениями вроде таксодермии и сбора трав. Странная выходка атавизма воскресила в нем (согласно Шейду, любившему про него рассказывать, - замечу кстати, что только в эти разы и становился мой милый старый друг несколько нудноват!) "любознательного немца" из тех, что три столетия назад становились отцами первых великих натуралистов. Человек он был по ученым меркам неграмотный, совершенно ничего не смысливший в вещах, удаленных от него в пространстве и времени, но что-то имелось в нем красочное и исконное, утешавшее Джона Шейда гораздо полнее провинциальных утонченностей английского отделения. Он, выказывавший столько разборчивой осмотрительности при выборе попутчиков для своих прогулок, любил через вечер на другой бродить с важным и жилистым немцем по лесным тропинкам Далвича и вкруг полей этого своего знакомца. Будучи охотником до точного слова, он ценил Гентцнера за то, что тот знал "как что называется", - хоть некоторые из предлагаемых тем названий несомненно были местными уродцами или германизмами, а то и чистой воды выдумками старого прохвоста. Теперь у него был иной спутник. Ясно помню чудный вечер, когда с языка моего блестящего друга так и сыпались макаронизмы, остроты и анекдоты, которые я браво парировал рассказами о Зембле, повестью о бегстве на волосок от гибели! На опушке Далвичского леса он перебил меня, чтобы показать естественную пещеру в поросшем диким мохом утесе, сбоку тропинки, под цветущим кизилом. В этом месте достойный фермер неизменно останавливался, а однажды, когда они гуляли вместе с его сынишкой, последний, семеня с ними рядом, указал в это место пальчиком и уведомил: "Тут папа писает". Другая история, не такая бессмысленная, поджидала меня на вершине холма, где расстилался прямоугольный участок, заросший молочаем, иван-чаем и вернонией, кишащий бабочками, резко выдступавший из обставшего вкруг золотарника. После того, как жена Гентцнера ушла от него (примерно в 1950-ом), забрав с собою...
5. Бледное пламя. Комментарии (страница 5)
Входимость: 3. Размер: 56кб.
Часть текста: "последние слова" Рабле, находившиеся среди прочих блестящих обрывков в каком-то учебнике французского языка: "Je m'en vais chercher le grand peut-кtre"2. Строка 503: IPH Хороший вкус и закон о диффамации не позволяют мне открыть настоящее название почтенного института высшей философии, в адрес которого наш поэт отпускает в этой Песни немало прихотливых острот. Его конечные инициалы, HP (High Philosophy{3}), снабдили студентов аббревиатурой "Hi-Phi", и Шейд тонко спародировал ее в своих комбинациях - IPH, или If{4}. Он расположен, и весьма живописно, в юго-западном штате, который должен здесь остаться неназванным. Полагаю необходимым заявить также, что совершенно не одобряю легкомыслия, с которым поэт наш третирует, в этой Песни, определенные аспекты духовных чаяний, осуществить которые способна только религия (смотри примечание к строке 549). Строка 549: IPH презирал богов (и "Г") Вот где истинный Гвоздь вопроса! И понимания этого, сдается мне, не хватало не только Институту (смотри строку 517), но и самому поэту. Для...

© 2000- NIV