Cлово "НЕОБЫКНОВЕННЫЙ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: НЕОБЫКНОВЕННО, НЕОБЫКНОВЕННЫЕ, НЕОБЫКНОВЕННУЮ, НЕОБЫКНОВЕННОЙ

1. Незавершенный роман
Входимость: 6.
2. Дар. (страница 6)
Входимость: 6.
3. Дар. (страница 2)
Входимость: 4.
4. Другие берега. (глава 8)
Входимость: 4.
5. Дар. (страница 3)
Входимость: 4.
6. Соглядатай
Входимость: 4.
7. Дар. (страница 4)
Входимость: 4.
8. Дар. (страница 8)
Входимость: 4.
9. Другие берега. (глава 3)
Входимость: 4.
10. Отчаяние. (глава 5)
Входимость: 3.
11. Пильграм
Входимость: 3.
12. Дар. (страница 10)
Входимость: 3.
13. Память, говори (глава 8)
Входимость: 3.
14. Лик
Входимость: 3.
15. Защита Лужина. (глава 13)
Входимость: 3.
16. Машенька. (страница 2)
Входимость: 3.
17. Машенька
Входимость: 3.
18. Защита Лужина. (глава 6)
Входимость: 2.
19. Другие берега. (глава 9)
Входимость: 2.
20. Обида
Входимость: 2.
21. Лолита. (часть 2, главы 14-16)
Входимость: 2.
22. Приглашение на казнь. (страница 3)
Входимость: 2.
23. Дар. (страница 7)
Входимость: 2.
24. Облако, озеро, башня
Входимость: 2.
25. Лолита. (часть 2, главы 31-34)
Входимость: 2.
26. Другие берега. (глава 5)
Входимость: 2.
27. Камера Обскура
Входимость: 2.
28. Подвиг. (страница 4)
Входимость: 2.
29. Приглашение на казнь. (страница 4)
Входимость: 2.
30. Лолита. (часть 2, глава 20-22)
Входимость: 2.
31. Камера Обскура. (страница 2)
Входимость: 2.
32. Машенька. (страница 3)
Входимость: 2.
33. Подвиг. (страница 7)
Входимость: 2.
34. Защита Лужина. (глава 4)
Входимость: 2.
35. Истребление тиранов
Входимость: 2.
36. Дар. (страница 9)
Входимость: 2.
37. Лолита. (часть 1, главы 23-25)
Входимость: 2.
38. Лолита. (часть 2, главы 1-2)
Входимость: 2.
39. Защита Лужина. (глава 5)
Входимость: 2.
40. Лолита. (часть 2, главы 17-19)
Входимость: 2.
41. Подвиг. (страница 10)
Входимость: 2.
42. Другие берега. (глава 2)
Входимость: 2.
43. Король, дама, валет. (глава 10)
Входимость: 2.
44. Король, дама, валет. (глава 6)
Входимость: 2.
45. Бахман
Входимость: 2.
46. Король, дама, валет. (глава 4)
Входимость: 1.
47. Машенька. (страница 5)
Входимость: 1.
48. Ужас
Входимость: 1.
49. Король, дама, валет. (глава 3)
Входимость: 1.
50. Другие берега. (глава 4)
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Незавершенный роман
Входимость: 6. Размер: 114кб.
Часть текста: "Зима 1939-40 годов оказалась последней для моей русской прозы... Среди написанного в эти прощальные парижские месяцы был роман, который я не успел закончить до отъезда и к которому уже не возвращался. За вычетом двух глав и нескольких заметок эту незаконченную вещь я уничтожил. Первая глава, под названием "Ultima Thule", появилась в печати в 1942 году... Глава вторая, "Solus Rex", вышла ранее... Быть может, закончи я эту книгу, читателям не пришлось бы гадать: шарлатан ли Фальтер? Подлинный ли он провидец? Или же он медиум, посредством которого умершая жена рассказчика пытается донести смутный абрис фразы, узнанной или неузнанной ее мужем. Как бы то ни было, ясно одно: создавая воображаемую страну (занятие, которое поначалу было для него только способом отвлечься от горя, но со временем переросло в самодовлеющую художественную манию), вдовец настолько вжился в Туле, что оно стало постепенно обретать самостоятельное существование. В первой главе Синеусов говорит между прочим, что перебирается с Ривьеры в...
2. Дар. (страница 6)
Входимость: 6. Размер: 67кб.
Часть текста: событие, которое вот-вот должно было случиться. Но как только он воображал Зину, он видел лишь бледный набросок, который голос ее за стеной не в силах был зажечь жизнью. А через час-другой он встречался с ней за столом, и всг восстанавливалось, и он снова понимал, что, не будь ее, не было бы этого утреннего тумана счастья. Как-то, спустя дней десять после знакомства, она вдруг вечером постучалась к нему и надменно-решительным шагом, с почти презрительным выражением на лице, вошла, держа в руке небольшую, спрятанную в розовой обертке, книгу. "У меня к вам просьба, - сказала она быстро и сухо. - Сделайте мне тут надпись"; Федор Константинович книгу взял - и узнал в ней приятно потрепанный, приятно размягченный двухлетним пользованием (это было ему совершенно внове) сборничек своих стихов. Он очень медленно стал откупоривать пузырек с чернилами, - хотя в иные минуты, когда хотелось писать, пробка выскакивала, как из бутылки шампанского; Зина же, посмотрев на его теребившие пробку пальцы, поспешно добавила: "Только фамилью, - пожалуйста, только фамилью". Он расписался, хотел было поставить дату, но почему то подумал, что в этом она может усмотреть вульгарную многозначительность "Ну вот, спасибо", - сказала она и, дуя на страницу, вышла. Через день было воскресенье, и около четырех вдруг выяснилось, что она одна дома: он читал у себя, она была в столовой и изредка совершала короткие экспедиции к себе в комнату через переднюю, и при этом посвистывала, и в ее легком топоте была топографическая тайна, - ведь к ней прямо вела дверь из столовой. Но мы читаем и будем читать. "Долее, долее, как можно долее буду в чужой земле. И хотя мысли мои, мое имя, мои труды будут принадлежать России, но сам я, но бренный состав мой, будет удален от нее" (а вместе с тем, на прогулках в Швейцарии, так писавший, колотил перебегавших по тропе ящериц, - "чертовскую нечисть", - с брезгливостью хохла и злостью изувера). Невообразимое...
3. Дар. (страница 2)
Входимость: 4. Размер: 83кб.
Часть текста: 2) "А отзывы всг равно будут" - сказал он Федору Константиновичу, непроизвольно подмигивая, - "уж будьте покойны, угорьки из вас повыжмут". "Кстати, - спросила Александра Яковлевна, - что это такое "вилы в аллее", - там, где велосипед?" Федор Константинович скорее жестами, чем словами, показал: знаете, - когда учишься ездить и страшно виляешь. "Сомнительное выражение", - заметил Васильев. "Мне больше всего понравилось о детских болезнях, да, - сказала Александра Яковлевна, кивнув самой себе, - это хорошо: рождественская скарлатина и пасхальный дифтерит". "Почему не наоборот?" - полюбопытствовала Тамара. Господи, как он любил стихи! Стеклянный шкапчик в спальне был полон его книг: Гумилев и Эредиа, Блок и Рильке, - и сколько он знал наизусть! А тетради... Нужно будет когда-нибудь решиться и всг просмотреть. Она это может, а я не могу. Как это странно случается, что со дня на день откладываешь. Разве, казалось бы, не наслаждение, - единственное, горькое наслаждение, - перебирать имущество мертвого, а оно однако так и остается лежать нетронутым (спасительная лень души?); немыслимо, чтобы чужой дотронулся до него, но какое облегчение, если бы нечаянный пожар уничтожил этот драгоценный маленький шкал. Александр Яковлевич вдруг встал и, как бы случайно, так переставил стул около письменного стола, чтобы ни он, ни тень книг никак не могли служить темой для призрака. Разговор тем временем перешел на какого-то советского деятеля, потерявшего после смерти Ленина власть. "Ну, в те годы, когда я видал его, он был в зените славы и добра", - говорил Васильев, профессионально перевирая цитату. Молодой человек, похожий на Федора Константиновича (к которому именно поэтому так привязались Чернышевские), теперь очутился у двери, где, прежде чем выйти, остановился в...
4. Другие берега. (глава 8)
Входимость: 4. Размер: 33кб.
Часть текста: приходивший знакомить нас с русской грамотой летом 1905-го года. Он помогает мне связать всю серию, ибо мое последнее воспоминание о нем относится к пасхальным каникулам 1915-го года, когда брат и я приехали заниматься лыжным спортом в оснеженную нашу Выру с отцом и с неким Волгиным, последним и худшим нашим гувернером. Добрый Василий Мартынович пригласил нас "закусить"; закуска оказалась настоящим пиршеством, им самим приготовленным, вплоть до великолепного, желтоватого сливочного мороженого, для производства которого у него был особый снаряд. Ярко возникают у меня в памяти лепные морщины его раскрасневшегося лба и прекрасно подделанное выражение удовольствия на лице у моего отца при появлении мясного блюда - жаренного в сметане зайца,- которого он не терпел. Комната Василия Мартыновича в каменном здании образцовой школы, выстроенной отцом, была жарко натоплена. Мои новые лыжные сапоги оказались по мере оттаивания не столь непромокаемыми, как предполагалось, и чувство сырости, сжимавшей щиколотки, неприятно совмещалось с теплом шерстяной рубашки. Глазами, еще слезившимися от ослепительного снега, я старался разобрать висевший на стене так называемый "типографический" портрет Льва Толстого, т. е. портрет, составленный из печатного текста, в данном случае "Хозяина и Работника", целиком пошедшего на изображение автора, причем получилось разительное сходство с самим Василием Мартыновичем. Мы уже приступили к злосчастному зайцу, как распахнулась дверь, и запыхавшийся, заиндевелый, закутанный в бабий оренбургский платок, батовский слуга Христофор внес боком, с глупой улыбкой, большую корзину с торчащими...
5. Дар. (страница 3)
Входимость: 4. Размер: 72кб.
Часть текста: просвечивала сквозь нее. Редкие стрелы дождя, утратившего и строй, и вес, и способность шуметь, невпопад, так и сяк вспыхивали на солнце. В омытом небе, сияя всеми подробностями чудовищно-сложной лепки, из-за вороного облака выпрастывалось облако упоительной белизны. "Ну вот, прошло, - сказал он вполголоса и вышел из-под навеса осин, столпившихся там, где жирная, глинистая, "земская" (какой ухаб был в этом прозвании!) дорога спускалась в ложбинку, собрав в этом месте все свои колеи в продолговатую выбоину, до краев налитую густым кофе со сливками. Милая моя! Образчик элизейских красок! Отец однажды, в Ордосе, поднимаясь после грозы на холм, ненароком вошел в основу радуги, - редчайший случай! - и очутился в цветном воздухе, в играющем огне, будто в раю. Сделал еще шаг - и из рая вышел. Она уже бледнела. Дождь совсем перестал, пекло, овод с шелковыми глазами сел на рукав. В роще закуковала кукушка, тупо, чуть вопросительно: звук вздувался куполком и опять - куполком, никак не разрешаясь. Бедная толстая птица вероятно перелетела дальше, ибо всг повторялось сызнова, вроде уменьшенного отражения (искала, что-ли, где получается лучше, грустнее?). Громадная, плоская на лету бабочка, иссиня-черная с белой перевязью, описав сверхестественно-плавную дугу и опустившись на сырую землю, сложилась, тем самым исчезла. Такую иной раз приносит, зажав ее обеими руками в картуз, сопящий крестьянский мальчишка. Такая взмывает из-под семенящих копыт примерной докторской поньки, когда доктор, держа на коленях почти ненужные вожжи, а то просто прикрутив их к передку, задумчиво едет тенистой дорогой в больницу. А изредка четыре черно-белых крыла с кирпичной изнанкой находишь рассыпанными как игральные карты на лесной тропе: остальное съела неизвестная птица. Он перепрыгнул лужу, где два навозных жука, мешая друг другу, цеплялись за соломинку, и отпечатал на краю дороги подошву: многозначительный след ноги, всг глядящий вверх, всг видящий исчезнувшего человека. Идя полем, один, ...

© 2000- NIV