Cлово "НЕПРЕМЕННЫЙ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: НЕПРЕМЕННО, НЕПРЕМЕННУЮ, НЕПРЕМЕННАЯ, НЕПРЕМЕННЫМ

1. Соглядатай
Входимость: 6. Размер: 110кб.
2. Волшебник
Входимость: 5. Размер: 83кб.
3. Незавершенный роман
Входимость: 4. Размер: 114кб.
4. Защита Лужина. (глава 14)
Входимость: 4. Размер: 52кб.
5. Помощник режиссера
Входимость: 3. Размер: 35кб.
6. Дар. (страница 9)
Входимость: 3. Размер: 72кб.
7. Дар. (страница 5)
Входимость: 3. Размер: 67кб.
8. Дар. (страница 7)
Входимость: 3. Размер: 81кб.
9. Дар. (страница 3)
Входимость: 3. Размер: 72кб.
10. Лолита. (часть 2, главы 1-2)
Входимость: 3. Размер: 54кб.
11. Камера Обскура. (страница 4)
Входимость: 3. Размер: 45кб.
12. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 39)
Входимость: 2. Размер: 34кб.
13. Король, дама, валет. (глава 3)
Входимость: 2. Размер: 32кб.
14. Защита Лужина. (глава 13)
Входимость: 2. Размер: 29кб.
15. Память, говори (глава 6)
Входимость: 2. Размер: 40кб.
16. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 8)
Входимость: 2. Размер: 15кб.
17. Картофельный эльф
Входимость: 2. Размер: 43кб.
18. Бледное пламя. Комментарии (страница 4)
Входимость: 2. Размер: 62кб.
19. Бледное пламя. Комментарии (страница 7)
Входимость: 2. Размер: 66кб.
20. Дар
Входимость: 2. Размер: 65кб.
21. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 11)
Входимость: 2. Размер: 14кб.
22. Пнин. (глава 3)
Входимость: 2. Размер: 35кб.
23. Король, дама, валет. (глава 12)
Входимость: 2. Размер: 29кб.
24. Лик
Входимость: 2. Размер: 45кб.
25. Защита Лужина. (глава 6)
Входимость: 1. Размер: 43кб.
26. Дар. (страница 6)
Входимость: 1. Размер: 67кб.
27. Лебеда
Входимость: 1. Размер: 14кб.
28. Память, говори (глава 10)
Входимость: 1. Размер: 34кб.
29. Событие. Пьеса в прозе
Входимость: 1. Размер: 46кб.
30. Память, говори (глава 4)
Входимость: 1. Размер: 28кб.
31. Король, дама, валет
Входимость: 1. Размер: 27кб.
32. Память, говори (глава 3)
Входимость: 1. Размер: 47кб.
33. Смотри на Арлекинов! (страница 2)
Входимость: 1. Размер: 32кб.
34. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 5)
Входимость: 1. Размер: 39кб.
35. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 27)
Входимость: 1. Размер: 17кб.
36. Защита Лужина. (глава 2)
Входимость: 1. Размер: 20кб.
37. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 16)
Входимость: 1. Размер: 24кб.
38. Истребление тиранов
Входимость: 1. Размер: 49кб.
39. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 42)
Входимость: 1. Размер: 42кб.
40. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 18)
Входимость: 1. Размер: 11кб.
41. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 33)
Входимость: 1. Размер: 7кб.
42. Король, дама, валет. (глава 9)
Входимость: 1. Размер: 29кб.
43. Terra incognita
Входимость: 1. Размер: 17кб.
44. Лолита. (часть 1, главы 3-6)
Входимость: 1. Размер: 31кб.
45. Камера Обскура. (страница 5)
Входимость: 1. Размер: 27кб.
46. Король, дама, валет. (глава 5)
Входимость: 1. Размер: 31кб.
47. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 20)
Входимость: 1. Размер: 23кб.
48. Сказка
Входимость: 1. Размер: 25кб.
49. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 1)
Входимость: 1. Размер: 18кб.
50. Другие берега. (глава 3)
Входимость: 1. Размер: 36кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Соглядатай
Входимость: 6. Размер: 110кб.
Часть текста: родителей и постоянно оставалась ужинать. Как-то раз шумел проливной дождь, ей дали зонтик, и она сказала: "Вот и отлично, большое спасибо, молодой человек меня проводит и принесет зонт обратно". С тех пор вошло в мои обязанности ее провожать. Она, пожалуй, нравилась мне, эта разбитная, полная, волоокая дама с большим ртом, который собирался в комок, когда она, пудрясь, смотрелась в зеркальце. У нее были тонкие лодыжки, легкая поступь, за которую многое ей прощалось. От нее исходило щедрое тепло, как только она появлялась, мне уже мнилось, что в комнате жарко натоплено, и, когда, отведя восвояси эту большую живую печь, я возвращался один среди чмоканья ртутного блеска безжалостной ночи, было мне холодно, холодно до омерзения. Потом приехал из Парижа ее муж и стал с ней бывать в гостях вместе, - муж как муж, я мало на него обратил внимание, только заметил его манеру коротко и гулко откашливаться в кулак, перед тем как заговорить, и тяжелую, черную, с блестящим набалдашником трость, которой он постукивал об пол, пока Матильда, восторженно захлебываясь, превращала прощание с хозяйкой в многословный монолог. Муж, спустя месяц, отбыл, и в первую же ночь, что я снова провожал Матильду, она предложила мне подняться к ней наверх, чтобы взять книжку, которую давно увещевала меня прочесть, - что-то по-французски о какой-то русской девице Ариадне (*1). Шел, как обычно, дождь, вокруг фонарей дрожали ореолы, правая моя рука утопала в жарком кротовом меху, левая держала раскрытый зонтик, в который ночь била, как в барабан. Этот зонтик, - потом, в квартире у Матильды, - распятый вблизи парового отопления, все капал, капал, ронял слезу каждые полминуты и так накапал большую лужу. А книжку я взять забыл. Матильда была не первой моей любовницей. До нее любила меня домашняя портниха в Петербурге, тоже полная и тоже все советовавшая мне прочесть какую-то книжку ("Мурочка, история одной жизни"). Обе они, эти полные женщины, издавали среди телесных бурь...
2. Волшебник
Входимость: 5. Размер: 83кб.
Часть текста: ему, когда, в условиях действительности, воображаю незаметнейший метод удовлетворения страсти, есть спасительная софистика. Я карманный вор, а не взломщик. Хотя, может быть, на круглом острове, с маленькой Пятницей (не просто безопасность, а права одичания, или это - порочный круг с пальмой в центре?). Рассудком зная, что Эвфратский абрикос вреден только в консервах; что грех неотторжим от гражданского быта; что у всех гигиен есть свои гиены; зная, кроме того, что этот самый рассудок не прочь опошлить то, что иначе ему не дается... Сбрасываю и поднимаюсь выше. ЧтО, если прекрасное именно-то и доступно сквозь тонкую оболочку, то есть пока она еще не затвердела, не заросла, не утратила аромата и мерцания, через которые проникаешь к дрожащей звезде прекрасного? Ведь даже и в этих пределах я изысканно разборчив: далеко не всякая школьница привлекает меня, - сколько их на серой утренней улице, плотненьких, жиденьких, в бисере прыщиков или в очках, - *такие* мне столь же интересны в рассуждении любовном, как иному - сырая женщина-друг. Вообще же, независимо от особого чувства, мне хорошо со всякими детьми, по-простому - знаю, был бы страстным отцом в ходячем образе слова - и вот, до сих пор не могу решить, естественное ли это дополнение или бесовское противоречие. Тут взываю к закону степени, который отверг там, где он был оскорбителен: часто пытался я поймать себя на переходе от одного вида нежности к другому, от простого к особому - очень хотелось бы знать, вытесняют ли они друг друга, надо ли все-таки разводить их по разным родам, или *то* - редкое цветение *этого* в Иванову ночь моей темной души, - потому что, если их два, значит, есть две красоты, и тогда приглашенная эстетика шумно садится между двух стульев (судьба всякого дуализма). Зато обратный путь, от особого к простому, мне немного яснее: первое как бы вычитается в минуту его утоления, и это указывало бы на действительность однородной суммы чувств - если бы была тут...
3. Незавершенный роман
Входимость: 4. Размер: 114кб.
Часть текста: заметок эту незаконченную вещь я уничтожил. Первая глава, под названием "Ultima Thule", появилась в печати в 1942 году... Глава вторая, "Solus Rex", вышла ранее... Быть может, закончи я эту книгу, читателям не пришлось бы гадать: шарлатан ли Фальтер? Подлинный ли он провидец? Или же он медиум, посредством которого умершая жена рассказчика пытается донести смутный абрис фразы, узнанной или неузнанной ее мужем. Как бы то ни было, ясно одно: создавая воображаемую страну (занятие, которое поначалу было для него только способом отвлечься от горя, но со временем переросло в самодовлеющую художественную манию), вдовец настолько вжился в Туле, что оно стало постепенно обретать самостоятельное существование. В первой главе Синеусов говорит между прочим, что перебирается с Ривьеры в Париж, на свою прежнюю квартиру; на самом же деле он переезжает в угрюмый дворец на дальнем северном острове. Искусство позволяет ему воскресить покойную жену в облике королевы Белинды - жалкое свершение, которое не приносит ему торжества над смертью даже в мире вольного вымысла. В третьей главе 'ей предстояло снова погибнуть от бомбы, предназначавшейся ее мужу, на Эгельском мосту, буквально через несколько минут после возвращения с Ривьеры. Вот, пожалуй, и все, что удается рассмотреть в пыли и мусоре моих давних вымыслов... Истинный читатель несомненно узнает искаженные отголоски моего последнего русского романа в книге "Под знаком незаконнорожденных" (1947) и особенно в "Бледном огне" (1962). Меня эти отзвуки слегка раздражают, но больше всего я сожалею о его незавершенности потому, что он, как кажется, должен был решительно отличаться от всех остальных моих русских вещей качеством расцветки, диапазоном стиля, чем-то не поддающимся определению в его мощном подводном течении..." (Цит. по: Набоков В. Рассказы. Приглашение на казнь. Эссе, интервью, рецензии.- М.: Книга, 1989-С. 501- 502). Глава 1....
4. Защита Лужина. (глава 14)
Входимость: 4. Размер: 52кб.
Часть текста: А новое занятие для Лужина было необходимо. Он стал странен, появилась знакомая ей хмурость, и бывало у него часто такое скользящее выражение глаз, будто он что-то от нее скрывает. Ее волновало, что еще ни к чему он по-настоящему не пристрастился, и она корила себя, что, по узости умственного зрения, не может найти ту область, ту идею, тот предмет, которые дали бы работу и пищу бездействующим талантам Лужина. Она знала, что нужно спешить, что каждая пустующая минута лужинской жизни - лазейка для призраков. До отъезда в живописные страны надобно было найти для Лужина занимательную игру, а уж потом обратиться к бальзаму путешествий, решительному средству, которым лечатся от хандры романтические миллионеры. Началось с газет. Она стала выписывать "Знамя", "Россиянина", "Зарубежный Голос", "Объединение", "Клич", купила последние номера эмигрантских журналов и, для сравнения, несколько советских журналов и газет. Было решено, что ежедневно, после обеда, они будут друг Другу читать вслух. Заметив, что в некоторых газетах попадается шахматный отдел, она сперва подумала, не вырезать ли эти места, но побоялась этим обидеть Лужина. Раза два, как пример интересной игры, мелькнули...
5. Помощник режиссера
Входимость: 3. Размер: 35кб.
Часть текста: а там уж рукой подать до старенького европейского "Иллюзиона". Она была знаменитой певицей. Не опера, нет, даже не "Сельская честь". "La Slavska" звали ее французы. Стиль: десятая доля цыганщины, одна седьмая от русской бабы (каковой она и была изначально) и на пять девятых "расхожий", - под "расхожим" я разумею гоголь-моголь из поддельного фольклора, армейской мелодрамы и казенного патриотизма. Дроби, оставшейся незаполненной, довольно, полагаю, чтобы дать представление о физическом великолепии ее необыкновенного голоса. Выйдя из мест, бывших, по крайней мере географически, самым сердцем России, она с годами достигла больших городов - Москвы, Санкт-Петербурга, а там и Двора, где стиль этого рода весьма одобрялся. В артистической Федора Шаляпина висела ее фотография: осыпанный жемчугами кокошник, подпирающая щеку рука, спелые губы, слепящие зубы и неуклюжие каракули поперек: "Тебе, Федюша". Снежные звезды, являвшие, пока не оплывали края, свое симметрическое устройство, нежно ложились на плечи, на рукава, на шапки и на усы, ждущие в очереди открытия кассы. До самой смерти своей она пуще любых сокровищ берегла - или притворялась, что бережет, - затейливую медаль и громоздкую брошь, подаренную царицей. Сработавшая их ювелирная фирма наживала порядочные барыши, при всяком торжественном случае преподнося императорской чете ту или иную эмблему тяжеловесной державы (и что ни год - все более дорогую): скажем, аметистовую глыбу с утыканной рубинами бронзовой тройкой, застрявшей на вершине, словно Ноев ковчег на горе Арарат; или хрустальный шар величиною в арбуз, увенчанный золотым орлом с квадратными брильянтовыми глазами, очень похожими на Распутинские (много лет спустя Советы показали наименее символичные из этих поделок на Всемирной Выставке - в качестве образчиков своего процветающего искусства). Шло бы все ...

© 2000- NIV