Cлово "НОЧНАЯ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: НОЧНОЙ, НОЧНЫХ, НОЧНОГО, НОЧНЫЕ

1. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 19)
Входимость: 7.
2. Пассажир
Входимость: 6.
3. Дар. (страница 10)
Входимость: 6.
4. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 5)
Входимость: 6.
5. Незавершенный роман
Входимость: 5.
6. Защита Лужина. (глава 11)
Входимость: 5.
7. Бледное пламя. Комментарии (страница 6)
Входимость: 5.
8. Сказка
Входимость: 5.
9. Примечания к стихам из разных сборников
Входимость: 5.
10. Подлец
Входимость: 5.
11. Подвиг
Входимость: 5.
12. Король, дама, валет. (глава 4)
Входимость: 4.
13. Машенька. (страница 5)
Входимость: 4.
14. Пильграм
Входимость: 4.
15. Стихи
Входимость: 4.
16. Приглашение на казнь. (страница 2)
Входимость: 4.
17. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 7)
Входимость: 4.
18. Защита Лужина. (глава 9)
Входимость: 4.
19. Память, говори (глава 11)
Входимость: 4.
20. Король, дама, валет. (глава 13)
Входимость: 4.
21. Камера Обскура
Входимость: 4.
22. Бледное пламя. Комментарии (страница 8)
Входимость: 4.
23. Лик
Входимость: 4.
24. Приглашение на казнь. (страница 6)
Входимость: 4.
25. Бледное пламя. Комментарии (страница 3)
Входимость: 4.
26. Подвиг. (страница 8)
Входимость: 4.
27. Волшебник
Входимость: 4.
28. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 3)
Входимость: 4.
29. Дар. (страница 5)
Входимость: 4.
30. Бледное пламя. Поэма в четырех песнях
Входимость: 4.
31. Ночные бабочки
Входимость: 4.
32. Память, говори (глава 5)
Входимость: 4.
33. Король, дама, валет. (глава 2)
Входимость: 4.
34. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 8)
Входимость: 4.
35. Бахман
Входимость: 4.
36. Король, дама, валет. (глава 3)
Входимость: 3.
37. Дар. (страница 2)
Входимость: 3.
38. Король, дама, валет. (глава 9)
Входимость: 3.
39. Возвращение Чорба
Входимость: 3.
40. Соглядатай
Входимость: 3.
41. Гроза
Входимость: 3.
42. Пнин. (глава 3)
Входимость: 3.
43. Дар. (страница 4)
Входимость: 3.
44. Машенька. (страница 4)
Входимость: 3.
45. Подвиг. (страница 3)
Входимость: 3.
46. Ланс
Входимость: 3.
47. Бледное пламя. Комментарии (страница 2)
Входимость: 3.
48. Лолита. (часть 1, главы 26-27)
Входимость: 3.
49. Скитальцы (1-е действие)
Входимость: 3.
50. Машенька. (страница 2)
Входимость: 3.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 19)
Входимость: 7. Размер: 17кб.
Часть текста: для моих бедных потрескавшихся губ. И оба мы встрепенулись в наших раздельных спальнях, когда она закричала: au feu! 28 июля? 4 августа? А кто кричал? Ларивьер? Стопчина? Ларивьер? Ответь! Кто кричал, что овин весь flambait? Да нет. Она сама была объята огнем, – то есть что я, сном. А, знаю, сказал Ван, кричала та размалеванная горничная, та, что подводила глаза твоими акварельными красками, во всяком случае по словам Ларивьер, обвинявшей ее за компанию с Бланш в самых прихотливых грехах. Ой, ну конечно! Но только не бедная Маринина Фрэнш, а именно наша гусынюшка Бланш. Ну да, это она стремглав промчалась по коридору, потеряв на парадной лестнице туфельку с горностаевой опушкой, совсем как Золушка в русском пересказе. – А помнишь, Ван, какая теплынь стояла в ту ночь? – Еще бы! В ту ночь из-за сполохов... В ту ночь из-за докучливых сполохов дальних зарниц, пробивавшихся сквозь черные червы его спальной беседки, Ван покинул чету тюльпанных деревьев и отправился спать к себе в комнату. Сумятица в доме и истошный вопль горничной прервали редкостный, драматический, осиянный сон, суть которого он так и не смог впоследствии припомнить, хоть и поныне хранит его в шкатулке своих драгоценностей. Спал он по обыкновению голым и потому несколько времени колебался – ограничиться ли трусами или обмотать вокруг чресел клетчатый плед. Остановившись на пледе, он погремел спичечным коробком, запалил стоявшую у постели свечу и выскочил из комнаты, готовый спасать Аду со всеми ее личинками. В коридоре было темно, вдали заходился восторженным лаем таксик. Вслушиваясь в замирающие крики, Ван уяснил понемногу, что горит так называемый баронов овин, громадная, любимая всеми хоромина, стоявшая милях в трех от усадьбы. Случись это ближе к осени, полсотни коров лишились бы корма, а Ларивьер – полдневного кофе со сливками. Ван почувствовал себя ущемленным. Уехали, про меня забыли, как бормочет старый Фриц в финале “Вишневого сада” (Марина – вылитая Раневская)....
2. Пассажир
Входимость: 6. Размер: 12кб.
Часть текста: и, главное, снабженный неожиданной, но все разрешающей развязкой. Вот точно так же и темы жизни мы меняем по-своему, стремясь к какой-то условной гармонии, к художественной сжатости. Приправляем наш пресный плагиат собственными выдумками. Нам кажется, что жизнь творит слишком размашисто и неровно, что ее гений слишком неряшлив, мы в угоду нашим читателям выкраиваем из ее свободных романов наши аккуратные рассказики,- ad usum delphini. Позвольте же по этому поводу вам сообщить следующий случай. Ехал я в экспрессе, в спальном вагоне. Я очень люблю дорожное новоселье,- холодноватое белье на койке, фонари станции, которые тронувшись медленно проходят за черным стеклом окна. Было мне приятно, помнится, что надо мной, на верхней койке, никого нет. Раздевшись, я лег навзничь, подложил под затылок руки,- и легкость узкого казенного одеяла была прямо-таки сладостна после пухлости отельных перин. Помечтав кое о чем,- мне о ту пору хотелось писать повесть из жизни вагонных уборщиц,- я выключил свет и очень скоро уснул. И тут разрешите мне употребить прием, частенько встречающийся в таких именно рассказах, каким обещает быть мой. Вот он,- этот старый, хорошо вам известный прием. "Среди ночи я внезапно проснулся". Впрочем, дальше следует кое-что посвежее. Я проснулся и...
3. Дар. (страница 10)
Входимость: 6. Размер: 65кб.
Часть текста: мышки; стрела соблазна едва успевала пропеть и вонзиться, как уже он замечал, что, на некотором расстоянии, в трех, одинаково отдаленных точках, образующих магический треугольник вокруг (чьей?) добычи, виднеются среди стволов три неподвижных ловца, друг другу незнакомых: два молодых (этот ничком, тот на боку) и старый господин в жилете, с резинками на рукавах рубашки, плотно сидящий на траве, неподвижный, вечный, с грустными, но терпеливыми глазами; и казалось эти три ударяющих в одну точку взгляда наконец, с помощью солнца, прожгут дырку в черном купальном трико бедной немецкой девочки, не поднимающей маслом смазанных век. Он спускался на песчаный бережок озера и тут, в грохоте голосов, ткань очарования, которую он сам так тщательно свил, совсем разрывалась, и он с отвращением видел измятые, выкрученные, искривленные нордостом жизни, голые и полураздетые - вторые были страшнее - тела купальщиков (мелких мещан, праздных рабочих), шевелившихся в грязно-сером песке. Там, где береговая дорога шла вдоль этой узкой, темной губы озера, последняя была от дороги отделена кольями с замученной, провалившейся проволокой, и береговыми завсегдатаями особенно ценилось место около этих кольев - то ли потому, что на них удобно вешались штаны на своих подтяжках (а белье клалось на пыльную крапиву), то ли из-за смутно охранного ощущения ограды за спиной. Там же, где дорога поднималась выше, к озеру спускались грубо-песчаные скаты в заплатах стоптанной травы, и в различных по положению солнца наплывах пегой тени от буков и сосен, несдержанно сошедших вниз. Серые, в наростах и вздутых жилах, старческие ноги, какая-нибудь плоская ступня и янтарная, туземная мозоль, розовое, как свинья, пузо, мокрые, бледные от воды, хрипло-голосые подростки, глобусы грудей и тяжелые гузна, рыхлые, в голубых подтеках, ляжки, гусиная кожа, прыщавые лопатки кривоногих дев, крепкие шеи и ягодицы мускулистых...
4. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 5)
Входимость: 6. Размер: 39кб.
Часть текста: дивном новом кресле модели “Вечный покой”, слышу скрежет лопаты и скрип шагов в искрящемся снегом парке, слышу, как в гардеробной мой старый русский слуга, куда более тугоухий, чем ему представляется, вытягивает и задвигает ящики комода, похожие на дикарские рожи с кольцами в носу. Эта “Пятая часть” вовсе не эпилог; она – самое что ни на есть вступление к моей на девяносто семь процентов правдивой и на три процента правдоподобной книге “Ада, или Радости страсти: Семейная хроника”. Из множества их домов в Европе и тропиках это, недавно выстроенное в Эксе, что в Швейцарских Альпах, шато с колоннами по фронтону и крепостными башенками, стало любимым их обиталищем, особенно в самом разливе зимы, когда знаменитый сверкающий воздух, le cristal d'Ex, “как бы становится вровень с высшими проявлениями человеческой мысли – чистой математикой и разгадыванием шифров” (из неопубликованного рекламного объявления). По меньшей мере два раза в год наша счастливая чета отправлялась в сказочно долгие путешествия. Ада больше не вскармливала и не собирала бабочек, но во всю свою здоровую, прекрасную старость увлеченно снимала на пленку их жизнь в естественной среде – на нижней оконечности своего парка или на самом конце света, – как они плывут и вспархивают, опускаются на гроздья цветов или в грязь, скользят поверх травы или гранита, сражаются или спрягаются. Ван сопровождал ее во время съемок в Бразилии, Конго, Новой Гвинее, но втайне предпочитал сидение с долгим стаканом под тентом долгому бдению под деревом в ожидании, покуда некая редкость не опустится на приманку и не позволит заснять себя в цвете. Потребовалась бы еще одна книга, чтобы описать Адины приключения...
5. Незавершенный роман
Входимость: 5. Размер: 114кб.
Часть текста: прозы... Среди написанного в эти прощальные парижские месяцы был роман, который я не успел закончить до отъезда и к которому уже не возвращался. За вычетом двух глав и нескольких заметок эту незаконченную вещь я уничтожил. Первая глава, под названием "Ultima Thule", появилась в печати в 1942 году... Глава вторая, "Solus Rex", вышла ранее... Быть может, закончи я эту книгу, читателям не пришлось бы гадать: шарлатан ли Фальтер? Подлинный ли он провидец? Или же он медиум, посредством которого умершая жена рассказчика пытается донести смутный абрис фразы, узнанной или неузнанной ее мужем. Как бы то ни было, ясно одно: создавая воображаемую страну (занятие, которое поначалу было для него только способом отвлечься от горя, но со временем переросло в самодовлеющую художественную манию), вдовец настолько вжился в Туле, что оно стало постепенно обретать самостоятельное существование. В первой главе Синеусов говорит между прочим, что перебирается с Ривьеры в Париж, на свою прежнюю квартиру; на самом же деле он переезжает в угрюмый дворец на дальнем северном острове. Искусство позволяет ему воскресить покойную жену в облике королевы Белинды - жалкое свершение, которое не приносит ему торжества над смертью даже в мире вольного вымысла. В третьей главе 'ей предстояло снова погибнуть от бомбы, предназначавшейся ее мужу, на Эгельском мосту, буквально через несколько минут после возвращения с Ривьеры. Вот, пожалуй, и все, что удается рассмотреть в пыли и мусоре моих давних вымыслов... Истинный читатель несомненно узнает искаженные отголоски моего последнего русского романа в книге "Под знаком незаконнорожденных" (1947) и особенно в "Бледном огне" (1962). Меня эти отзвуки слегка раздражают, но больше всего я сожалею о его незавершенности...

© 2000- NIV