Cлово "ОГРОМНЫЙ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ОГРОМНОГО, ОГРОМНАЯ, ОГРОМНЫЕ, ОГРОМНЫХ

1. Бледное пламя. Комментарии (страница 2)
Входимость: 7. Размер: 66кб.
2. Король, дама, валет
Входимость: 6. Размер: 27кб.
3. Король, дама, валет. (глава 5)
Входимость: 6. Размер: 31кб.
4. Король, дама, валет. (глава 4)
Входимость: 5. Размер: 31кб.
5. Подлец
Входимость: 5. Размер: 51кб.
6. Ужас
Входимость: 5. Размер: 14кб.
7. Король, дама, валет. (глава 7)
Входимость: 5. Размер: 28кб.
8. Пнин. (глава 6)
Входимость: 5. Размер: 61кб.
9. Память, говори (глава 5)
Входимость: 5. Размер: 43кб.
10. Машенька. (страница 5)
Входимость: 4. Размер: 30кб.
11. Король, дама, валет. (глава 3)
Входимость: 4. Размер: 32кб.
12. Скитальцы (1-е действие)
Входимость: 4. Размер: 29кб.
13. Подвиг. (страница 7)
Входимость: 4. Размер: 40кб.
14. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Примечания)
Входимость: 4. Размер: 39кб.
15. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 12)
Входимость: 4. Размер: 17кб.
16. Машенька
Входимость: 4. Размер: 41кб.
17. Дар. (страница 7)
Входимость: 4. Размер: 81кб.
18. Под знаком незаконнорожденных. страница 7
Входимость: 4. Размер: 35кб.
19. Память, говори (глава 2)
Входимость: 4. Размер: 32кб.
20. Защита Лужина. (глава 3)
Входимость: 4. Размер: 22кб.
21. Король, дама, валет. (глава 2)
Входимость: 4. Размер: 35кб.
22. Занятой человек
Входимость: 4. Размер: 23кб.
23. Защита Лужина. (глава 6)
Входимость: 3. Размер: 43кб.
24. Память, говори (глава 10)
Входимость: 3. Размер: 34кб.
25. Память, говори (глава 6)
Входимость: 3. Размер: 40кб.
26. Бледное пламя. Комментарии
Входимость: 3. Размер: 61кб.
27. Дар. (страница 2)
Входимость: 3. Размер: 83кб.
28. Машенька. (страница 2)
Входимость: 3. Размер: 36кб.
29. Пнин. (глава 4)
Входимость: 3. Размер: 45кб.
30. Смотри на Арлекинов! (страница 2)
Входимость: 3. Размер: 32кб.
31. Под знаком незаконнорожденных. страница 10
Входимость: 3. Размер: 36кб.
32. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 3, глава 8)
Входимость: 3. Размер: 49кб.
33. Бледное пламя. Комментарии (страница 4)
Входимость: 3. Размер: 62кб.
34. Дар. (страница 5)
Входимость: 3. Размер: 67кб.
35. Подвиг. (страница 2)
Входимость: 3. Размер: 34кб.
36. Облако, озеро, башня
Входимость: 3. Размер: 17кб.
37. Король, дама, валет. (глава 11)
Входимость: 3. Размер: 28кб.
38. Дар. (страница 4)
Входимость: 3. Размер: 68кб.
39. Память, говори (глава 12)
Входимость: 3. Размер: 42кб.
40. Король, дама, валет. (глава 12)
Входимость: 3. Размер: 29кб.
41. Подвиг. (страница 10)
Входимость: 3. Размер: 24кб.
42. Камера Обскура. (страница 4)
Входимость: 3. Размер: 45кб.
43. Память, говори (глава 8)
Входимость: 3. Размер: 36кб.
44. Драка
Входимость: 3. Размер: 13кб.
45. Дар. (страница 6)
Входимость: 2. Размер: 67кб.
46. Звонок
Входимость: 2. Размер: 22кб.
47. Другие берега. (глава 9)
Входимость: 2. Размер: 23кб.
48. Русалка ("Пахнуло с восходом огромной луны")
Входимость: 2. Размер: 1кб.
49. Под знаком незаконнорожденных. страница 9
Входимость: 2. Размер: 25кб.
50. Под знаком незаконнорожденных. страница 6
Входимость: 2. Размер: 42кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Бледное пламя. Комментарии (страница 2)
Входимость: 7. Размер: 66кб.
Часть текста: замысловатостей. У нее было бледное личико с выступающими скулами, ясные глаза и кудрявые темные волосы. Ходили слухи, что потратив месяцы на пустые блуждания с фарфоровой чашкой и туфелькой Сандрильоны, великосветский поэт и ваятель Арнор нашел в ней, что искал, и использовал груди ее и ступни для своей "Лилит, зовущей Адама вернуться", впрочем, я вовсе не знаток в этих деликатных делах. Отар, бывший ее любовником, говорил, что когда вы шли за нею, и она знала, что вы за нею идете, в покачивании и игре ее стройных бедер была напряженная артистичность, нечто такое, чему арабских девушек обучали в особой школе особые парижские сводни, которых затем удушали. Хрупкие эти щиколки, говорил он, которые так близко сводила ее грациозная и волнообразная поступь,- это те самые "осторожные сокровища" из стихотворения Арнора, воспевающего мирагаль (деву миража), за которую "король мечтаний дал бы в песчаных пустынях времен триста верблюдов и три родника". On sбgaren wйrem tremkнn tri stбna Verbбlala wod gйv ut trн phantбna (Я пометил ударения.) Весь этот душещипательный лепет (по всем вероятиям, руководимый ее мамашей) на принца впечатления не произвел, он, следует повторить, относился к ней как к единокровной сестре, благоуханной и светской, с подкрашенным ротиком и с maussade{1}, расплывчатой, галльской манерой выражения того немногого, что ей желательно было выразить. Ее безмятежная грубость в отношениях с нервной и словообильной графиней казалась ему забавной. Он любил танцевать с ней - и только с ней. Ничто, ничто совершенно не вздрагивало в нем, когда она гладила его руку или беззвучно касалась чуть приоткрытыми губами его щеки, уже покрытой нагаром погубившего бал рассвета. Она, казалось, не огорчалась, когда он оставлял ее ради более мужественных утех, снова встречая его в потемках машины, в полусвете кабаре покорной и двусмысленной улыбкой привычно целуемой дальней кузины. Сорок дней - от смерти королевы Бленды до его коронации - были,...
2. Король, дама, валет
Входимость: 6. Размер: 27кб.
Часть текста: I Огромная, черная стрела часов, застывшая перед своим ежеминутным жестом, сейчас вот дрогнет, и от ее тугого толчка тронется весь мир: медленно отвернется циферблат, полный отчаяния, презрения и скуки; столбы, один за другим, начнут проходить, унося, подобно равнодушным атлантам, вокзальный свод; потянется платформа, увозя в неведомый путь окурки, билетики, пятна солнца, плевки; не вращая вовсе колесами, проплывет железная тачка; книжный лоток, увешанный соблазнительными обложками,- фотографиями жемчужно-голых красавиц,- пройдет тоже; и люди, люди, люди на потянувшейся платформе, переставляя ноги и все же не подвигаясь, шагая вперед и все же пятясь,- как мучительный сон, в котором есть и усилие неимоверное, и тошнота, и ватная слабость в икрах, и легкое головокружение,- пройдут, отхлынут, уже замирая, уже почти падая навзничь... Больше женщин, чем мужчин,- как это всегда бывает среди провожающих... Сестра Франца, такая бледная в этот ранний час, нехорошо пахнущая натощак, в клетчатой пелерине, какой, небось, не носят в столице,- и мать, маленькая, круглая, вся в коричневом, как плотный монашек. Вот...
3. Король, дама, валет. (глава 5)
Входимость: 6. Размер: 31кб.
Часть текста: трескотни пишущих машинок, вошел к нему этот неопределенный господин. На карточке, опередившей его минуты на две, было под фамилией отмечено: "изобретатель". Драйер любил изобретателей. Он месмерическим жестом уложил его в кожаную благодать кресла (с пепельницей, приделанной к ручке,- вернее, ручище), а сам, поигрывая на диво отточенным карандашом, сел к нему вполоборота, глядя на его густые брови, шевелившиеся, как черные мохнатые гусеницы, и на темно-бирюзовый оттенок свежевыбритых щек; галстук был у него бантиком,- синий, в белую горошину. Изобретатель начал издалека, и Драйер одобрительно улыбнулся. Ко всякому делу надобно приступать вот эдак,- с искусной осторожностью. Понизив голос, он от предисловия перешел, с похвальной незаметностью, к сути. Драйер отложил карандаш. Подробно и вкрадчиво мадьяр-или француз, или поляк-изложил свое дело. - Это, значит, не воск?-спросил Драйер. Изобретатель поднял палец: -Отнюдь. Вот это один из секретов. Упругое, эластичное вещество, окрашенное в розоватый или желтоватый цвет,- по выбору. Я особенно напираю на его эластичность, на его, так сказать,...
4. Король, дама, валет. (глава 4)
Входимость: 5. Размер: 31кб.
Часть текста: успел изучить только тихий район, где жил, да район проспекта, в другом конце города. Все, что лежало между этими двумя живыми оазисами, было неизведанным туманом, так что образ столицы в его сознании напоминал те первые карты, на которых географ, еще не остывший после странствий, начертал все, что открыл, обдав остальное облачной синевой и поразив суеверные умы размашистой "Терра Инкогнита". Он глядел в окно, и ему казалось, что темные улицы понемногу светлеют, опять меркнут, опять набираются света, разгораются пуще, сдают снова и внезапно уже с какой-то искристой уверенностью, возмужав в тесноте тьмы, прорываются небывалыми огнями, синими и румяными водопадами световых реклам. Проплывала туманная церковь, как тяжелая тень среди озаренных воздушных зданий,- и, промчавшись дальше, с разбегу скользнув по блестящему асфальту, автомобиль пристал к тротуару. И только тогда Франц понял. Сапфирными буквами, алмазным хвостом, продолжавшим в бок конечный ипсилон, сверкала пятисаженная надпись: "Дэнди". Драйер взял его под руку и молча подвел к одной из пяти, в ряд сиявших витрин. В ней, как в оранжерее, жарко цвели галстуки, то красками переговариваясь с плоскими шелковыми носками, то млея на сизых и кремовых прямоугольниках остальных четырех витрин: чередой мелькнули оргии блесуков,- а в глубине, как бог ...
5. Подлец
Входимость: 5. Размер: 51кб.
Часть текста: одно время у него были дела, Берг был необходим. Берг звонил ему по телефону раз пять в день, Берг стал бывать у них,- и острил, острил,- боже мой, как он любил острить. При первом его посещении, Таня, жена Антона Петровича, нашла, что он похож на англичанина и очень забавен. "Антон, здравствуй!" - рявкал Берг, топыря пальцы и сверху, с размаху, по русскому обычаю, коршуном налетая на его руку и крепко пожимая ее. Был Берг плечист, строен, чисто выбрит, и сам про себя говорил, что похож на мускулистого ангела. Антону Петровичу он однажды показал старую, черную записную книжку: страницы были сплошь покрыты крестиками, и таких крестиков было ровным счетом пятьсот двадцать три. "Времен Деникина и покоренья Крыма,- усмехнулся Берг и спокойно добавил: - Я считал, конечно, только тех, которых бил наповал". И то, что Берг бывший офицер, вызывало в Антоне Петровиче зависть, и он не любил, когда Берг при Тане рассказывал о конных разведках и ночных атаках. Сам он был коротконог, кругловат и носил монокль, который в свободное время, когда не был ввинчен в глазницу, висел на черной ленточке, а когда Антон Петрович сидел развалясь, блестел, как глупый глаз, у него на брюшке. Фурункул, вырезанный два года тому назад, оставил на левой щеке шрам, и этот шрам, и жесткие подстриженные усы, и пухлый расейский нос напряженно шевелились, когда Антон Петрович вдавливал стеклышко себе под бровь. "Напрасно ты пыжишься,- говорил Берг,- краше не станешь". В стаканах легкий пар млел над поверхностью чая; жирный шоколадный эклер, раздавленный ложкой, выпускал свое кремовое нутро; Таня, положив голые локти на стол и упирая подбородок в скрещенные пальцы, смотрела вверх на то, как плывет дымок ее папиросы, и Берг ей доказывал, что надо остричь волосы, что все женщины спокон веков стригли волосы, что Венера Милосская стриженая, и Антон Петрович...

© 2000- NIV