Cлово "ОДНОВРЕМЕННЫЙ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ОДНОВРЕМЕННО, ОДНОВРЕМЕННЫХ, ОДНОВРЕМЕННОГО, ОДНОВРЕМЕННЫЕ, ОДНОВРЕМЕННОЙ

1. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 4)
Входимость: 4.
2. Дар
Входимость: 3.
3. Соглядатай
Входимость: 3.
4. Король, дама, валет. (глава 7)
Входимость: 2.
5. Прозрачные вещи
Входимость: 2.
6. Лолита. (часть 2, главы 14-16)
Входимость: 2.
7. Защита Лужина. (глава 8)
Входимость: 2.
8. Забытый поэт
Входимость: 2.
9. Лолита. (часть 1, главы 15-17)
Входимость: 2.
10. Король, дама, валет. (глава 9)
Входимость: 2.
11. Лолита. (часть 1, главы 3-6)
Входимость: 2.
12. Лолита. (часть 1, главы 10-11)
Входимость: 2.
13. Подвиг. (страница 4)
Входимость: 2.
14. Память, говори (глава 12)
Входимость: 2.
15. Память, говори (глава 6)
Входимость: 2.
16. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 5)
Входимость: 2.
17. Король, дама, валет. (глава 2)
Входимость: 2.
18. Приглашение на казнь. (страница 7)
Входимость: 2.
19. Король, дама, валет. (глава 6)
Входимость: 2.
20. Отчаяние. (глава 5)
Входимость: 1.
21. Незавершенный роман
Входимость: 1.
22. Защита Лужина. (глава 6)
Входимость: 1.
23. Дар. (страница 6)
Входимость: 1.
24. Лолита. (часть 2, главы 3-5)
Входимость: 1.
25. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 39)
Входимость: 1.
26. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 19)
Входимость: 1.
27. Событие. Пьеса в прозе. Действие 3
Входимость: 1.
28. Другие берега. (глава 8)
Входимость: 1.
29. Под знаком незаконнорожденных
Входимость: 1.
30. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 21)
Входимость: 1.
31. Пнин. (глава 6)
Входимость: 1.
32. Пильграм
Входимость: 1.
33. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 16)
Входимость: 1.
34. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 29)
Входимость: 1.
35. Лолита. (часть 1, главы 21-22)
Входимость: 1.
36. Отчаяние. (глава 2)
Входимость: 1.
37. Приглашение на казнь. (страница 2)
Входимость: 1.
38. Другие берега
Входимость: 1.
39. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 7)
Входимость: 1.
40. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 20)
Входимость: 1.
41. Память, говори (глава 11)
Входимость: 1.
42. Под знаком незаконнорожденных. страница 3
Входимость: 1.
43. Смотри на Арлекинов! (страница 3)
Входимость: 1.
44. Король, дама, валет. (глава 11)
Входимость: 1.
45. Король, дама, валет. (глава 13)
Входимость: 1.
46. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 17)
Входимость: 1.
47. Защита Лужина. (глава 3)
Входимость: 1.
48. Камера Обскура
Входимость: 1.
49. Дар. (страница 4)
Входимость: 1.
50. Приглашение на казнь. (страница 4)
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 4)
Входимость: 4. Размер: 61кб.
Часть текста: вряд ли можно считать несуществующим, “поскольку оно обладает по меньшей мере одним призраком, виноват, признаком, содержащим в себе столь важную идею, как идея абсолютной необходимости”. Гоните его в шею. Кто сказал, что я умру? Утверждение детерминиста можно опровергнуть и с несколько большим изяществом: бессознательное, вовсе не поджидающее нас где-то там впереди с секундомером и удавкой, облегает и Прошлое, и Настоящее со всех постижимых сторон, являясь характерной чертой не Времени как такового, но органического упадка, прирожденного всякой вещи независимо от того, наделена она сознанием Времени или нет. Да, я знаю, что другие умирают, но это не относится к делу. Я знаю еще, что вы и, вероятно, я тоже появились на свет, но это отнюдь не доказывает, будто мы с вами прошли через хрональную фазу, именуемую Прошлым: это мое Настоящее, малая пядь сознания твердит, будто так оно и было, а вовсе не глухая гроза бесконечного бессознания, приделанная к моему рождению, происшедшему пятьдесят два года и сто девяносто пять дней назад. Первое мое воспоминание восходит к середине июля 1870 года, т.е. к седьмому месяцу моей жизни (разумеется, у большинства людей способность к сознательной фиксации проявляется несколько позже, в возрасте трех-четырех лет), когда однажды утром на нашей ривьерской вилле в мою колыбель обрушился огромный кусок зеленого гипсового орнамента, отодранный от потолка землетрясением. Сто девяносто пять дней, предваривших это событие, не следует включать в перцептуальное время по причине их неотличимости от бесконечного бессознания, и стало быть, в том, что касается моего разума и моей гордости...
2. Дар
Входимость: 3. Размер: 65кб.
Часть текста: себе режим, при котором "Дар" могли бы читать в России. Я жил тогда в Берлине с 1922-го года, т. е. одновременно с юным героем моей книги. Однако ни это обстоятельство, ни то, что у меня с ним есть некоторые общие интересы, как например, литература и чешуекрылые, ничуть не означает, что читатель должен воскликнуть "ага" и соединить творца и творение. Я не Федор Годунов-Чердынцев и никогда им не был; мой отец не был исследователем Средней Азии (которым я сам еще может быть когда-нибудь буду). Никогда я не ухаживал за Зиной Мерц; и меня нисколько не тревожило существование поэта Кончеева, или какого-либо другого писателя. Кстати, именно в Кончееве, да еще в другом случайном персонаже, беллетристе Владимирове, различаю некоторые четры себя самого, каким я был в 1925-м году. В те дни, когда я работал над этой книгой, у меня не было еще той хватки, которая позволила бы мне воссоздать эмигрантскую колонию столь радикально и беспощадно, как я это делывал в моих позднейших английских романах в отношении той или иной среды. История то тут, то там просвечивает сквозь искусство. Отношение Федора к Германии отражает быть может слишком примитивное и безрассудное презрение, которое русские эмигранты питали к "туземцам" (Берлина, Парижа или Праги). К тому же у моего молодого человека это усугубляется влиянием омерзительной диктатуры, принадлежащей к эпохе, когда роман писался, а не к той, которая в нем фрагментарно отразилась. Грандиозный отлив интеллигенции, составлявшей такую значительную часть общего исхода из Советской России в первые годы большевистской...
3. Соглядатай
Входимость: 3. Размер: 110кб.
Часть текста: обнищать, еще жившей призраками своих петербургских привычек. Я детей никогда не воспитывал, совершенно не знал, о чем с детьми говорить, как держаться. Их было двое, мальчишки. Я чувствовал в их присутствие унизительное стеснение. Они вели счет моим папиросам, и это их ровное любопытство так на меня действовало, что я странно, на отлете, держал папиросу, словно впервые курил, и все ронял пепел к себе на колени, и тогда их ясный взгляд внимательно переходил с моей дрожащей руки на бледно-серую, уже размазанную по ворсу пыльцу. Матильда бывала в гостях у их родителей и постоянно оставалась ужинать. Как-то раз шумел проливной дождь, ей дали зонтик, и она сказала: "Вот и отлично, большое спасибо, молодой человек меня проводит и принесет зонт обратно". С тех пор вошло в мои обязанности ее провожать. Она, пожалуй, нравилась мне, эта разбитная, полная, волоокая дама с большим ртом, который собирался в комок, когда она, пудрясь, смотрелась в зеркальце. У нее были тонкие лодыжки, легкая поступь, за которую многое ей прощалось. От нее исходило щедрое тепло, как только она появлялась, мне уже мнилось, что в комнате жарко натоплено, и, когда, отведя восвояси эту большую живую печь, я возвращался один среди чмоканья ртутного блеска безжалостной ночи, было мне холодно, холодно до омерзения. Потом приехал из Парижа ее муж и стал с ней бывать в гостях вместе, - муж как муж, я мало на него обратил внимание, только заметил его манеру коротко и гулко откашливаться в кулак, перед тем как заговорить, и тяжелую, черную, с блестящим набалдашником трость, которой он постукивал об пол, пока Матильда, восторженно захлебываясь, превращала прощание с хозяйкой в многословный монолог. Муж, спустя месяц, отбыл, и в первую же ночь, что я снова провожал Матильду, она предложила мне подняться к ней наверх, чтобы взять книжку, которую давно увещевала меня прочесть, - что-то по-французски о какой-то русской девице Ариадне (*1). Шел, как обычно, дождь, вокруг фонарей дрожали ореолы,...
4. Король, дама, валет. (глава 7)
Входимость: 2. Размер: 28кб.
Часть текста: плечевине. Умываясь, он из ванны слышал, как в соседней комнате Марта дышит и похрустывает, делая модную гимнастику. Потом закурил сигару, улыбнулся от 'боли, надевая пальто, и вышел. Заметив, что у ограды стоит садовник (он же сторож), Драйер подумал, что хорошо бы хоть теперь, путем прямого вопроса, разрешить тайну, занимавшую его так давно. - Вот беда, так беда,- степенно сказал садовник, когда Драйер подошел.- А ведь в деревне - отец и четыре сестрички. Шарахнуло, стало быть, на гололедице,-вот и капут. - Да,- кивнул Драйер,- ему проломило голову, грудную клетку,- все. - Хороший, веселый парень,- сказал садовник с чувством.- И помер. У него от гаража ключ, должно быть, остался. Заперто. - Послушайте,- начал Драйер,- вы случайно не заметили...- дело в том, что я сильно подозреваю... Он запнулся. Пустяк, время глагола остановило его. Вместо того, чтобы спросить "он пьет?", надобно было спросить "он пил?". Благодаря этой перестановке времени получалась какая-то логическая неловкость. Труп не может быть пьяницей; а что было раньше - много ли, мало ли пролилось того-сего в несуществующую теперь глотку,- нет, это перестало быть забавным... - ...я насчет садовой дорожки. Сильно подозреваю, что можно тут поскользнуться. Вы бы ее песком посыпали... "Финис...- усмехнулся он про себя, сидя в таксомоторе.- Икар продам без ремонта. Ну его... Марта не хочет новой машины. Права, пожалуй. Надо переждать". Но Марта отказалась от автомобиля совсем по другой причине. Как-то странно, подозрительно выходит, если не пользуешься собственной машиной, отправляясь (три-четыре раза в неделю, ровно к семи часам вечера) на урок ритмических поклонений и всплескиваиий ("Флора, прими эти розы..." или: "О, Солнце..."). А не могла она пользоваться ею потому, что от шофера до анонимного письмеца один только шаг. Нужно, значит, обратиться к другим,- и самым разнообразным,- способам...
5. Прозрачные вещи
Входимость: 2. Размер: 35кб.
Часть текста: или отображаемое настоящее); будущее - это всего лишь фигура речи, призрак мышления. Привет, персонаж! Что такое? Не надо меня оттаскивать. Не собираюсь я к нему приставать. Ну ладно, ладно. Привет, персонаж... (в по-следний раз, шепотком). Когда мы сосредотачиваем внимание на материальном объекте, как бы оный ни располагался, самый акт сосредоточения способен помимо нашей воли окунуть нас в его историю. Новичкам следует научиться скользить над материей, если они желают, чтобы материя оставалась во всякое время точно такой, какой была. Прозрачные вещи, сквозь которые светится прошлое! Особенно трудно удерживать в фокусе поверхность вещей - рукодельных или природных, - по сути своей недвижных, но изрядно помыканных ветреной жизнью (вам приходит на ум, и правильно делает, камень на косогоре, над которым за неисчислимые годы, промахнуло многое множество разных зверюшек): новички, весело напевая, проваливаются сквозь поверхность и глядишь, уже с детской отрешенностью смакуют кто историю этого камня, а кто вон той вересковой пустоши. Поясняю. Тонкий защитный слой...

© 2000- NIV