Cлово "ОПАСНЫЙ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ОПАСНО, ОПАСНОЕ, ОПАСНА, ОПАСНЫЕ

1. Дар. (страница 4)
Входимость: 4.
2. Дар. (страница 8)
Входимость: 4.
3. Камера Обскура. (страница 4)
Входимость: 4.
4. Под знаком незаконнорожденных
Входимость: 3.
5. Дар. (страница 7)
Входимость: 3.
6. Камера Обскура
Входимость: 3.
7. Истребление тиранов
Входимость: 3.
8. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 32)
Входимость: 3.
9. Лолита. (часть 2, главы 3-5)
Входимость: 2.
10. Дар. (страница 2)
Входимость: 2.
11. Помощник режиссера
Входимость: 2.
12. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 21)
Входимость: 2.
13. Отчаяние. (глава 7)
Входимость: 2.
14. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 16)
Входимость: 2.
15. Под знаком незаконнорожденных. страница 4
Входимость: 2.
16. Король, дама, валет. (глава 9)
Входимость: 2.
17. Память, говори (глава 14)
Входимость: 2.
18. Король, дама, валет. (глава 8)
Входимость: 2.
19. Бледное пламя. Комментарии (страница 2)
Входимость: 2.
20. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 5)
Входимость: 2.
21. Terra incognita
Входимость: 2.
22. Камера Обскура. (страница 7)
Входимость: 2.
23. Защита Лужина. (глава 7)
Входимость: 2.
24. Защита Лужина. (глава 10)
Входимость: 2.
25. Изобретение Вальса. Пьеса в прозе. Действие 3
Входимость: 2.
26. Подвиг. (страница 6)
Входимость: 2.
27. Незавершенный роман
Входимость: 1.
28. Лебеда
Входимость: 1.
29. Дар. (страница 6)
Входимость: 1.
30. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 39)
Входимость: 1.
31. Знаки и символы
Входимость: 1.
32. Смотри на Арлекинов! (страница 5)
Входимость: 1.
33. Король, дама, валет. (глава 3)
Входимость: 1.
34. Бледное пламя. Комментарии
Входимость: 1.
35. Лолита. (часть 2, главы 14-16)
Входимость: 1.
36. Защита Лужина. (глава 8)
Входимость: 1.
37. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 16)
Входимость: 1.
38. Приглашение на казнь. (страница 3)
Входимость: 1.
39. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Примечания)
Входимость: 1.
40. Отчаяние. (глава 2)
Входимость: 1.
41. Бледное пламя. Комментарии (страница 6)
Входимость: 1.
42. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 7)
Входимость: 1.
43. Под знаком незаконнорожденных. страница 3
Входимость: 1.
44. Дар
Входимость: 1.
45. Событие. Пьеса в прозе. Действие 2
Входимость: 1.
46. Соглядатай
Входимость: 1.
47. Лолита. (часть 2, главы 31-34)
Входимость: 1.
48. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 40)
Входимость: 1.
49. Память, говори (глава 12)
Входимость: 1.
50. Приглашение на казнь. (страница 4)
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Дар. (страница 4)
Входимость: 4. Размер: 68кб.
Часть текста: в глаз, - и как набожно его препаратор размачивал сухие, лоснистые, тесно сложенные крылья, чтобы потом гладко пронзить булавкой грудку бабочки, воткнуть ее в пробковую щель и широкими полосками полупрозрачной бумаги плоско закрепить на дощечках как-то откровенно-беззащитно-изящно распахнутую красоту, да подложить под брюшко ватку, да выправить черные сяжки, - чтобы она так высохла навеки. Навеки? В берлинском музее многочисленные бабочки отцовского улова так же свежи сегодня, как были в восьмидесятых, девяностых годах. Бабочки из собрания Линнея хранятся в Лондоне с восемнадцатого века. В пражском музее есть тот самый экземпляр популярной бабочки-атлас, которым любовалась Екатерина Великая. Отчего же мне стало так грустно? Его поимки, наблюдения, звук голоса в ученых словах, всг это, думается мне, я сберегу. Но это так еще мало. Мне хотелось бы с такой же относительной вечностью удержать то, что быть может я всего более любил в нем: его живую мужественность, непреклонность и независимость его, холод и жар его личности, власть над всем, за что он ни брался. Точно играючи, точно желая мимоходом запечатлеть свою силу на всем, он, там и сям выбирая предмет из области вне энтомологии, оставил след почти во всех отраслях естествоведения: есть только одно растение, описанное им, из всех им...
2. Дар. (страница 8)
Входимость: 4. Размер: 95кб.
Часть текста: скручивали и мучили их, хохоча (так хохочут русалки на речках, протекающих невдалеке от скитов и прочих мест спасения) дочки доктора Васильева. Вкусы его были вполне добротны. Его эпатировал Гюго. Ему импонировал Суинберн (что совсем не странно, если вдуматься). В списке книг, прочитанных им в крепости, фамилия Флобера написана по-французски через "о", и действительно, он его ставил ниже Захер-Мазоха и Шпильгагена. Он любил Беранже, как его любили средние французы. "Помилуйте, - восклицает Стеклов, - вы говорите, что этот человек был не поэтичен? Да знаете ли вы, что он со слезами восторга декламировал Беранже и Рылеева!" Его вкусы только окаменели в Сибири, - и по странной деликатности исторической судьбы, Россия за двадцать лет его изгнания не произвела (до Чехова) ни одного настоящего писателя, начала которого он не видел воочию в деятельный период жизни. Из разговоров с ним в Астрахани выясняется: "да-с, графский-то титул и сделал из Толстого великого-писателя-земли-русской": когда же к нему приставали, кто же лучший современный беллетрист, то он называл Максима Белинского. Юношей он записал в дневнике: "Политическая литература - высшая литература". Впоследствии пространно рассуждая о Белинском (Виссарионе, конечно), о котором распространяться, собственно, не полагалось, он ему следовал, говоря, что "Литература не может не быть служительницей того или иного направления идей", и что писатели "неспособные искренне одушевляться участием к тому, что совершается силою исторического движения вокруг нас... великого ничего не произведут ни в каком случае", ибо "история не знает...
3. Камера Обскура. (страница 4)
Входимость: 4. Размер: 45кб.
Часть текста: такой красавицей..." Магда вдруг всхлипнула и отвернулась. Он потянул ее за рукав - она отвернулась еще круче, они закружились на месте. "Брось, - сказал он. - Ответь мне что-нибудь! Как тебе удобнее - ко мне или к тебе? Да что ты, право, как немая?" Она вырвалась и быстро пошла назад, к углу. Горн последовал за ней. "Какая ты все-таки дрянь", - проговорил он неопределенно. Магда ускорила шаг. Он снова настиг ее. "Пойдем же ко мне, дура, - сказал Горн. - Вот смотри..." - Он вынул бумажник. Магда ловко и точно ударила его наотмашь по лицу. "Кольца у тебя колючие", - проговорил он спокойно и продолжал за ней идти следом, торопливо роясь в бумажнике. Магда добежала до подъезда, начала отпирать дверь. Горн протянул ей что-то, но вдруг поднял брови. "Ах, вот оно что", - проговорил он, с удивлением узнав подъезд, из которого они только что вышли. Магда, не оглядываясь, толкала дверь. "Возьми же", - сказал он грубо. И так как она не брала, сунул то, что держал, ей за меховой воротник. Дверь бухнула ему в лицо. Он постоял, взял в кулак нижнюю губу, несколько раз задумчиво ее потянул и погодя двинулся прочь. Магда в темноте добралась до первой площадки, хотела подняться выше, но вдруг ослабела, опустилась на ступеньку и так зарыдала, как,...
4. Под знаком незаконнорожденных
Входимость: 3. Размер: 34кб.
Часть текста: пронимает льдистая дрожь, зачаточный водоворот собирает блеск лужи в складки. Два листа, два трискалиона, как два дрожащих трехногих купальщика, разбегаются, чтоб окунуться, рвение заносит их в середину лужи и там, внезапно замедлив, они плывут, став совершенно плоскими. Двадцать минут пятого. Вид из окна больницы. Ноябрьские деревья - тополи, я полагаю, - два из них растут, пробивая асфальт: все они в ярком холодном солнце, в яркой роскошно мохнатой коре, в путанных перегибах бесчисленных глянцевых веток, старое золото, - потому что там, вверху, им достается больше притворно сочного солнца. Их неподвижность спорит с припадочной зыбью вставного отражения, ибо видимая эмоция дерева - в массе его листвы, а листьев осталось, может быть, тридцать семь, не больше, с одного его бока. Они немного мерцают, легкий приглушенный тон, солнце доводит их до того же иконного лоска, что и спутанные триллионы ветвей. Бледные облачные клочья пересекают обморочную небесную синеву. Операция была неудачной, моя жена умрет. За низкой изгородью, под солнцем, в яркой окоченелости, сланцевый фасад дома обрамляют два боковых кремовых пилястра и широкий пустынный...
5. Дар. (страница 7)
Входимость: 3. Размер: 81кб.
Часть текста: восставших из мертвых, к нам навстречу выходят: с длинной тростию, в шелковой рясе гранатного колера, с вышитым поясом на большом животе о. Гавриил, и с ним, уже освещенный солнцем, весьма привлекательный мальчик розовый, неуклюжий, нежный. Подошли. Сними шляпу, Николя. Волосы с рыжинкой, веснушки на лобике, в глазах ангельская ясность, свойственная близоруким детям. Кипарисовы, Парадизовы, Златорунные не без удивления вспоминали потом (в тиши своих дальних и бедных приходов) его стыдливую красоту: херувим, увы, оказался наклееным на крепкий пряник; не всем пришедшийся по зубам. Поздоровавшись с нами, Николя вновь надевает шляпу - серенький пуховой цилиндр - и тихо отходит, очень миленький в своем домашне-сшитом сюртучке и нанковых брючках, - между тем как его отец, добрейший протоиерей, нечуждый садовничеству, занимает нас обсуждением саратовских вишень, слив, глив. Летучая знойная пыль застилает картину. Как неизменно отмечается в начале всех решительно писательских биографий, мальчик был пожирателем книг. Но отлично учился. "Государю твоему повинуйся, чти его и будь послушным законам", тщательно воспроизводил он первую пропись, и помятая подушечка указательного пальца так навсегда и осталась темною от чернил. Вот тридцатые годы кончились, пошли сороковые. В шестнадцать лет он довольно знал языки, чтобы читать Байрона, Сю и Ггте (до конца дней стесняясь варварского произношения); уже владел семинарской латынью, благо отец был человек образованный. Кроме того некто Соколовский занимался с ним по-польски, а местный торговец апельсинами преподавал ему персидский язык, - и соблазнял табачным курением. Поступив в саратовскую семинарию, он там показал себя скромным, и ни разу не подвергся поронции. Его прозвали "дворянчик", хотя он и не чуждался общих потех. Летом играл в козны, баловался купанием; никогда, однако, не научился ни...

© 2000- NIV