Cлово "ОСТОРОЖНЫЙ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ОСТОРОЖНО, ОСТОРОЖНОЕ, ОСТОРОЖНЫ, ОСТОРОЖНЫМ

1. Соглядатай
Входимость: 7.
2. Защита Лужина. (глава 8)
Входимость: 6.
3. Защита Лужина. (глава 11)
Входимость: 6.
4. Защита Лужина. (глава 3)
Входимость: 6.
5. Камера Обскура. (страница 7)
Входимость: 6.
6. Дар. (страница 2)
Входимость: 5.
7. Под знаком незаконнорожденных. страница 7
Входимость: 5.
8. Защита Лужина. (глава 2)
Входимость: 4.
9. Подлец
Входимость: 4.
10. Защита Лужина. (глава 13)
Входимость: 4.
11. Волшебник
Входимость: 4.
12. Подвиг. (страница 9)
Входимость: 4.
13. Король, дама, валет. (глава 2)
Входимость: 4.
14. Король, дама, валет. (глава 6)
Входимость: 4.
15. Пнин. (глава 2)
Входимость: 3.
16. Под знаком незаконнорожденных. страница 4
Входимость: 3.
17. Память, говори (глава 12)
Входимость: 3.
18. Картофельный эльф
Входимость: 3.
19. Защита Лужина. (глава 14)
Входимость: 3.
20. Камера Обскура. (страница 4)
Входимость: 3.
21. Драка
Входимость: 3.
22. Король, дама, валет. (глава 4)
Входимость: 2.
23. Защита Лужина. (глава 6)
Входимость: 2.
24. Смерть ("...И эту власть над разумом чужим")
Входимость: 2.
25. Пнин. (глава 6)
Входимость: 2.
26. Отчаяние. (глава 9)
Входимость: 2.
27. Бритва
Входимость: 2.
28. Дар. (страница 3)
Входимость: 2.
29. Бледное пламя. Поэма в четырех песнях
Входимость: 2.
30. Память, говори (глава 7)
Входимость: 2.
31. Бледное пламя. Комментарии (страница 5)
Входимость: 2.
32. Камера Обскура
Входимость: 2.
33. Приглашение на казнь. (страница 4)
Входимость: 2.
34. Дар. (страница 8)
Входимость: 2.
35. Дар. (страница 10)
Входимость: 2.
36. Король, дама, валет. (глава 8)
Входимость: 2.
37. Звонок
Входимость: 2.
38. Бледное пламя. Комментарии (страница 3)
Входимость: 2.
39. Пнин. (глава 5)
Входимость: 2.
40. Машенька. (страница 2)
Входимость: 2.
41. Камера Обскура. (страница 2)
Входимость: 2.
42. Защита Лужина. (глава 4)
Входимость: 2.
43. Истребление тиранов
Входимость: 2.
44. Дар. (страница 9)
Входимость: 2.
45. Рождественский рассказ
Входимость: 2.
46. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 36)
Входимость: 2.
47. Приглашение на казнь. (страница 5)
Входимость: 2.
48. Музыка
Входимость: 2.
49. Память, говори (глава 2)
Входимость: 2.
50. Лолита. (часть 2, главы 6-9)
Входимость: 2.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Соглядатай
Входимость: 7. Размер: 110кб.
Часть текста: было двое, мальчишки. Я чувствовал в их присутствие унизительное стеснение. Они вели счет моим папиросам, и это их ровное любопытство так на меня действовало, что я странно, на отлете, держал папиросу, словно впервые курил, и все ронял пепел к себе на колени, и тогда их ясный взгляд внимательно переходил с моей дрожащей руки на бледно-серую, уже размазанную по ворсу пыльцу. Матильда бывала в гостях у их родителей и постоянно оставалась ужинать. Как-то раз шумел проливной дождь, ей дали зонтик, и она сказала: "Вот и отлично, большое спасибо, молодой человек меня проводит и принесет зонт обратно". С тех пор вошло в мои обязанности ее провожать. Она, пожалуй, нравилась мне, эта разбитная, полная, волоокая дама с большим ртом, который собирался в комок, когда она, пудрясь, смотрелась в зеркальце. У нее были тонкие лодыжки, легкая поступь, за которую многое ей прощалось. От нее исходило щедрое тепло, как только она появлялась, мне уже мнилось, что в комнате жарко натоплено, и, когда, отведя восвояси эту большую живую печь, я возвращался один среди чмоканья ртутного блеска безжалостной ночи, было мне холодно, холодно до омерзения. Потом приехал из Парижа ее муж и стал с ней бывать в гостях вместе, - муж как муж, я мало на него обратил внимание, только заметил его манеру коротко и гулко откашливаться в кулак, перед тем как заговорить, и тяжелую, черную, с блестящим набалдашником трость, которой он постукивал об пол, пока Матильда, восторженно захлебываясь, превращала прощание с хозяйкой в многословный монолог. Муж, спустя месяц, отбыл, и в первую же ночь, что я снова провожал Матильду, она предложила мне подняться к ней наверх, чтобы взять книжку, которую давно увещевала меня прочесть, - что-то по-французски о какой-то русской девице Ариадне (*1). Шел, как обычно, дождь, вокруг фонарей дрожали ореолы, правая моя рука утопала в...
2. Защита Лужина. (глава 8)
Входимость: 6. Размер: 39кб.
Часть текста: объятью,- и вдруг заметил, что в левой, уже протянутой вбок, руке - ненужная трость, а в правой - бумажник, который он, по-видимому, нес с тех пор, как расплатился с автомобилем. "Опять в этой черной шляпище... Ну, что ж вы застыли? Вот сюда". Трость благополучно нырнула в вазоподобную штуку; бумажник, после второго совка, попал в нужный карман; шляпа повисла на крючке. "Вот и я,- сказал Лужин,- пфуф, пфуф". Она уже была далеко, в глубине прихожей; толкнула боком дверь, протянув по ней голую руку и весело исподлобья глядя на Лужина. А над дверью, сразу над косяком, била в глаза большая, яркая, масляными красками писанная картина. Лужин, обыкновенно не примечавший таких вещей, обратил на нее внимание, потому что электрический свет жирно ее обливал, и краски поразили его, как солнечный удар. Баба в кумачовом платке, до бровей ела яблоко, и ее черная тень на заборе ела яблоко побольше. "Баба",- вкусно сказал Лужин и рассмеялся. "Ну входите, входите. Не распистоньте этот столик". Он вошел в гостиную и как-то весь обмяк от удовольствия, и его живот под бархатным жилетом, который он почему-то всегда носил во время турниров, трогательно вздрагивал от смеха. Люстра с матовыми, как леденцы, подвесками отвечала ему странно знакомым дрожанием; перед роялем, на желтом паркете, в котором отражались ножки ампирных кресел, лежала белая медвежья шкура, раскинув лапы, словно летя в блестящую пропасть пола. На многочисленных столиках, полочках, поставцах были всякие нарядные вещицы, что-то вроде увесистых рублей серебрилось в горке, и павлинье перо торчало из-за рамы зеркала. И было много картин на стенах,- опять бабы в цветных платках, золотой богатырь на белом битюге, избы под синими пуховиками снега... Для Лужина все это слилось в умилительный красочный блеск, из...
3. Защита Лужина. (глава 11)
Входимость: 6. Размер: 23кб.
Часть текста: разворачивал, разворачивал. Выбрано было наконец сукно, тоже темно-серое, но гибкое и нежное, даже как будто чуть мохнатое, и теперь Лужин, распределенный в трюмо по частям, по разрезам, словно для наглядного обучения (...вот чисто выбритое, полное лицо, вот то же лицо в профиль, а вот редко самим субъектом видаемый затылок, довольно коротко подстриженный, со складочками на шее и слегка оттопыренными, розовым светом пронизанными ушами...), посматривал на себя и на материю, не узнавая в ней прежней гладкой и щедрой целины. "Я думаю, что нужно спереди чуточку уже",- сказала невеста, и портной, отойдя на шаг, прищурился на лужинскую фигуру, промурлыкал с вежливым смешком, что господин несколько в теле, а потом взялся за новорожденные отвороты, что-то подтянул, что-то подколол, меж тем, как Лужин, с жестом, свойственным всем людям в его положении, слегка отводил руку или сгибал ее в локте, глядя себе на кисть и стараясь свыкнуться с рукавом. Мимоходом портной полоснул его мелом по сердцу, намечая карманчик, после чего безжалостно сорвал уже как будто готовый рукав и стал проворно вынимать булавки из лужинского живота. Кроме хорошего костюма, Лужину был сделан и фрак; старомодный же смокинг, найденный на дне его сундучка, был тем же портным изменен к лучшему. Его невеста не смела спросить, боясь возбудить шахматные воспоминания, зачем нужны были Лужину в прежние дни смокинг и шапокляк, и поэтому никогда не узнала о некоем большом обеде в Бирмингаме, на котором, между прочим, Валентинов... Ну да Бог с ним. Обновление лужинской оболочки этим не ограничилось. Появились рубашки, галстуки, носки,- и Лужин все это принимал с беззаботным интересом. Из санатории он переехал в небольшую, с веселыми обоями, комнату, снятую во втором этаже невестиного дома, и, когда он переезжал, у него было точь-в-точь такое же чувство, как когда в детстве возвращался из ...
4. Защита Лужина. (глава 3)
Входимость: 6. Размер: 22кб.
Часть текста: для Лужина тот неизбежный день, когда весь мир вдруг потух, как будто повернули выключатель, и только одно, посреди мрака, было ярко освещено, новорожденное чудо, блестящий островок, на котором обречена была сосредоточиться вся его жизнь. Счастье, за которое он уцепился, остановилось; апрельский этот день замер навеки, и где-то, в другой плоскости, продолжалось движение дней, городская весна, деревенское лето- смутные потоки, едва касавшиеся его. Началось это невинно. В годовщину смерти тестя Лужин старший устроил у себя на квартире музыкальный вечер. Сам он в музыке разбирался мало, питал тайную, постыдную страсть к "Травиате", на концертах слушал рояль только в начале, а затем глядел, уже не слушая, на руки пианиста, отражавшиеся в черном лаке. Но музыкальный вечер с исполнением вещей покойного тестя пришлось устроить поневоле: уж слишком молчали газеты,- забвение было полное, тяжкое, безнадежное,- и жена с дрожащей улыбкой повторяла, что это все интриги, интриги, интриги, что и при жизни завидовали дару се отца, что теперь хотят замолчать его славу. В открытом черном платье, в чудесном бриллиантовом ошейнике, с постоянным выражением сонной ласковости на пухлом, белом лице, она принимала гостей тихо, без восклицаний, нашептывая что-то быстрое, нежное по звуку, и, втайне шалея от застенчивости, все время искала глазами мужа, который подвигался туда-сюда мелкими шажками, с выпирающим из жилета крахмальным панцирем, добродушный, осторожный, с первыми робкими потугами на маститость. "Опять вышла нагишом",- со вздохом сказал издатель художественного журнала, взглянув мимоходом на Фрину, которая, благодаря усиленному освещению, была особенно ярка. Тут маленький Лужин попался ему под ноги и был поглажен по голове. Лужин попятился. "Какой он у вас стал огромный",- сказал дамский голос...
5. Камера Обскура. (страница 7)
Входимость: 6. Размер: 62кб.
Часть текста: и француженка-сиделка, знал, что последнее время приятно дремал и что сейчас проснулся... а вот который час - неизвестно, вероятно, раннее утро. Лоб и глаза еще покрывала повязка, мягкая на ощупь; темя же уже было открыто, и странно было трогать частые колючки отрастающих волос. В памяти у него, в стеклянной памяти, глянцевито переливался как бы цветной фотографический снимок: загиб белой дороги, черно-зеленая скала слева, справа - синеватый парапет, впереди - вылетевшие навстречу велосипедисты - две пыльные обезьяны в красно-желтых фуфайках; резкий поворот руля, автомобиль взвился по блестящему скату щебня, и вдруг, на одню долю мгновения, вырос чудовищный телеграфный столб, мелькнула в глазах растопыренная рука Магды, и волшебный фонарь мгновенно потух. Дополнялось это воспоминание тем, что вчера, или третьего дня, или еще раньше - когда, в точности не известно, - рассказала ему Магда, вернее Магдин голос, почему только голос? почему он ее так давно не видел по-настоящему? да, повязка, скоро, вероятно, можно будет снять... Что же Магдин голос рассказывал? "...если бы не столб, мы бы, знаешь, бух через парапет в пропасть. Было очень страшно. У меня весь бок в синяках до сих пор. Автомобиль перевернулся - разбит вдребезги. Он стоил все-таки двадцать тысяч марок. Auto ... mille, beaucoup mille marks - (обратилась она к сиделке) - vous comprenez? Бруно, как по-французски двадцать тысяч?" "Ах, не все ли равно... Ты жива, ты цела". "Велосипедисты оказались очень милыми, помогли все собрать, портплед, знаешь, полетел в кусты, а ракеты так и пропали"....

© 2000- NIV